Книга: Из истории Москвы

Св. Петр и Иоанн Калита. (С иконы Симона Ушакова)[3].

Св. Петр и Иоанн Калита. (С иконы Симона Ушакова)[3].

Древние предания кроме Успенского собора, освященного епископом Прохором 4 августа 1327 года, приписывают Иоанну Даниловичу построение следующих каменных храмов. На Боровицком холме, на самом дворе княжеском, была деревянная церковь Спаса Преображения. Калита вместо деревянной выстроил 1330 году «чудную» каменную, украсил ее иконами, сосудами, пеленами, снабдил книгами и всякими узорочьями и, будучи «мнихолюбив», перевел сюда иноков и архимандрию из отцовского Данилова монастыря. В Спасо-Преображенском монастыре стали хоронить, ранее Вознесенского монастыря, московских княгинь. В западном притворе храма были погребены великие княгини, принявшие иноческий чин: Елена, супруга Калиты, 1332 года, Анастасия Литовская, супруга Симеона Гордого, 1345 года, и Мария (его же), после сын Димитрия Донского Иосиф. При переделке церкви в 1473 году, как свидетельствует Софийский Временник, «было обретено тело великой княгини Марии, в схиме Феотинии, повреждено ничем, толико ризы истлели». В 1333 году Иоанн построил в честь своего сына и своего ангела тоже каменную церковь Иоанна Лествичника, что «под колоколы», как выражается летопись, в том месте, где теперь Иван Великий. На самом краю Боровицкого холма, над спуском его к Москве-реке, стояла деревянная церковь Михаила Архангела. Здесь Иоанн Данилович, в благодарность Богу за спасение Москвы в 1332 году от голода, известного под названием рослой ржи, воздвиг на ее месте каменный храм, назначив ему служить усыпальницей для себя и своего потомства. Но никакого нет сомнения, что, кроме этих, определенно указанных преданиями церквей, Иоанн Данилович построил и много других. Но каких? Для решения этого весьма важного в истории Москвы вопроса, к сожалению, нет данных. Впрочем, есть известие, что в 1337 году этот князь построил церковь Иоанна Предтечи в местности, которая впоследствии стала называться Малою Лубянкою. И здесь будто находился какой-то княжий дом.

Но что при Иоанне Калите в Москве было уже много церквей, и именно построенных этим князем, — это видно из известия о пожарах в нашем стольном городе. Через три года после смерти Калиты, в 1333 году, летописец отмечает: «мая 31, погоре город Москва, церквей изгорело 28; в пятнадцать лет (1328–1333), се на Москве уже четвертый пожар бысть великой. В 1337 году бысть пожар на Москве (Москва вся погоре), згоре церквей 18».

Значит, только в течение шести лет, с 1337 года по 1343, было выстроено множество церквей. Не только эти 18 сгоревших храмов были или выстроены вновь, или только восстановлены, но было построено еще совсем уже новых 10, кои в числе 28 сгорели в 1343 году. Нет сомнения, что Симеон Гордый за три года, прошедшие со смерти Калиты, мог построить только несколько храмов.

Вообще историки мало обращают внимания на заслуги Иоанна Даниловича в создании храмов и на его усердие к церкви и ее владыкам, хотя эта черта его характера и деятельности не менее важна, чем, например, накопление им богатства и даже собирание земель. Успешность этого последнего едва ли не более зависела от церковной силы этого князя, чем от богатства его калиты и благоволения орды, коими он пользовался в целях объединения Руси.


Оглавление книги


Генерация: 0.126. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз