Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Чекуши

Чекуши

Свое название эта местность на Васильевском острове получила от колотушек-«чекуш». Ими приходилось разбивать постоянно подмокавшую муку, которая хранилась в находившихся тут когда-то амбарах.

«Чекуши стоят рядом с Галерной гаванью, примыкая к Неве, – писал столичный бытописатель начала ХХ в. журналист Анатолий Бахтиаров. – Если с Большого проспекта вы повернете налево, по Кожевенной линии, то придете в Чекуши. Местоположение Чекуш чрезвычайно живописно: прямо – Нева, а правее – взморье. Когда иностранное судно из Финского залива вступает в устье Невы, то оно проходит мимо Чекуш, славящихся своим кожевенным производством».

Когда-то напротив Чекуш, на другой стороне Невы, находились городские скотобойни. Поэтому по соседству с ними и появилось кожевенное производство. Потом скотобойни перенесли за Обводный канал, а кожевенные заводы на Чекушах так и остались. Память о них до сих пор сохраняется в названии Кожевенной линии. Впрочем, и сегодня тут находятся большие кожевенные заводы, входящие в объединение имени Радищева.

В начале ХХ в. в Чекушах находилось не меньше десятка кожевенных заводов, поэтому первый запах, который ощущал человек, подъезжавший к Петербургу морем, был запах кожи. В заводах в Чекушах насчитывалось не меньше пяти тысяч дубильных чанов, в них из года в год прели кожи. В этом была причина устойчивого аромата, который стоял на Чекушах в любое время дня и любое время года.

«В Чекушах – постоянное зловоние: это своего рода „петрушкинский запах“ нашей Северной столицы, – замечал Бахтиаров. – Когда с моря дуют ветры, то запах кожи разносится далеко, в самый город… Где бы вы ни были в Чекушах, по какой бы улице вы ни ехали, вас повсюду преследует запах дубленой кожи вместе с запахом ивовой коры… Мало того, вам кажется, что вы сами и ваша одежда так пропитались запахом дубленой кожи, что вы долго не забудете о Чекушах».

Именно в Чекушах находился самый большой в России кожевенный завод, принадлежавший семейной купеческой династии Брусницыных. Семейное дело основал тут в 1847 г. Николай Макеевич Брусницын, а продолжил его сын Николай.

«Заводские трубы торчат там и сям над неуклюжими каменными зданиями, – продолжал описывать Бахтиаров столичные Чекуши. – На этих заводах обрабатывают всю кожу с крупного убойного скота, который убивается в Петербурге. Выделывают подошвенный товар, так называемое „мостовье“».

Годовое производство кож в Чекушах доходило до 200 тысяч штук. Кроме того, ежегодно сюда из Америки привозили до 30 тысяч кож. На одном только заводе Брусницына выделывалось в год 80 тысяч кож от черкасских быков и 30 тысяч кож от американских быков. Кроме кожевенных заводов в Чекушах находился также Балтийский судостроительный завод. Для этих целей коммерсанты М.Е. Карр и М.Д. Макферсон купили и перестроили кожевенный завод Мануйловых.

Что же касается благоустройства Чекуш, то оно оставляло желать лучшего. «В так называемых Чекушах на Васильевском острове есть улица, называемая 27-й линией, – говорилось в октябре 1903 г. в „Петербургском листке“. – Эта улица искони не отличалась внешним благоустройством, но в настоящее время ее дефекты бросаются в глаза всем и каждому, имевшему несчастье побывать на ней. Начать с того, что на всем своем протяжении, от Косой линии и до самой стрелки, где находится перевоз через Неву к заводу Берда, улица оказывается до сих пор не замощенной. Это чрезвычайно странно ввиду того, что по обеим сторонам улицы расположены фабрики и заводы, принадлежащие богатым компаниям и обществам. А между тем, благодаря их скупости, вся улица после каждого дождя бывает покрыта невылазной грязью…»

Оглавление книги


Генерация: 0.445. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз