Книга: Такая удивительная Лиговка

Введение

Введение

Лиговский проспект – не только одна из старейших магистралей Санкт-Петербурга (свое первое официальное название – Московская улица – часть современного проспекта получила 20 августа 1739 г.), но и одна из наиболее протяженных (ее длина – 5,8 км). Начинаясь в Центральном районе города, проспект пересекает Фрунзенский район и заканчивается в Московском, недалеко от въезда в город со стороны Москвы и Киева.

Проспект проходит по трассе старого Новгородского тракта, который вел к переправе через Неву в районе села Спасского (территория Смольного). Путешественники отмечали, что «в 1713 дорога к городу… была очень топкая и очень плохая… весь путь весной и осенью был усеян лошадьми, павшими в упряжи между трясинами». В районе пересечения Обводного канала и Лиговского проспекта (Ямская слобода) от тракта отходила вторая дорога, пересекавшая Фонтанку между современными Обуховским и Семеновским мостами. По словам Ф.-Х. Вебера, в 1720-х гг. она была уже вымощена.

Название «Московская улица», данное по Московской стороне города, существовало до 1822 г. В то же время бытовали и другие названия: дорога в Ямскую (середина XVIII в.), Ямская улица (1783–1832), обязанные своим происхождением Московской Ямской слободе, располагавшейся с начала XVIII в. по обе стороны проезда приблизительно между современным Транспортным переулком и Расстанной улицей. В 1798–1822 гг. употреблялись также названия: Московская Ямская и Ямщичья улицы. В справочнике 1822 г. наименование Ямщичья улица относится к участку между современными улицей Некрасова и площадью Восстания, Московская улица – к нечетной стороне остальной части проезда, а Московская Ямская улица – к четной. В то время по середине улицы проходил Лиговский канал, питавший в начале XVIII в. фонтаны Летнего сада. Впоследствии – Лиговская улица (1792–1835), Лиговский проспект (1822–1828). Встречаются и другие названия: улица Лиговского канала (1802), набережная Лиговского канала (1821—26 декабря 1892 г.), Набережная улица по Лиговскому каналу (1821–1829), набережная реки Лиговки (1837).

26 декабря 1892 г. в связи с тем, что засыпали часть Лиговского канала до Обводного, проезду от его начала до Ялтинской улицы вновь присвоили название Лиговской улицы (в том числе и оставшемуся участку набережной канала). Участок проезда от Московских Триумфальных ворот до Ялтинской улицы в 1920-е гг. упраздняется (его последняя часть южнее Громовского кладбища одно время входила в состав Ялтинской улицы), а 15 декабря 1952 г. магистраль переименовывается в Сталинградский проспект в ряду улиц, названных в память об освобождении советских городов в годы Великой Отечественной войны.

Историческое название возвращено 23 июля 1956 г. в форме, существовавшей в 1822–1828 гг. Такова топонимическая история Лиговского проспекта.

Несмотря на обильный шлейф официальных названий, до сих пор в обиходе, городском фольклоре и художественной литературе в ряду колоритных петербургских микротопонимов «Мокруша», «Пять углов», «Старо-Невский» используется простонародное название «Лиговка».

Отметим еще, что название «Лиговка» после середины XVIII в. закрепилось за территорией, относящейся собственно к Ямской слободе, где долгое время сохранялся провинциальный, «слободской» уклад жизни, в отличие от столичной, «городской» жизни начального участка магистрали (от современной улицы Некрасова до Разъезжей улицы, хотя четкой границы между ними не было). Естественно, слободское предместье на старом Новгородском тракте появилось на несколько десятков лет раньше: Петр Первый поселил на берегу реки Лиги ямщиков, те выстроили при местном кладбище деревянную часовню, на ее месте позднее будет построена Крестовоздвиженская церковь, освященная в 1719 г.

По мере развития Санкт-Петербурга и прокладки в нем других путей старой Новгородской дорогой стали пользоваться реже, и директор Морской академии Г.Г. Скорняков-Писарев предложил выкопать на ее месте канал для подачи воды к фонтанам Летнего сада. Основатель Петербурга тут же приказал приступить к прокладке канала – он должен был начинаться в районе деревни Горелово от небольшой речки Лиги. Эта местность возвышается над территорией Летнего сада примерно на 24 метра, и Скорняков-Писарев считал, что струи фонтанов, питаемых из нового канала, будут очень высокими.

Речка Лига дала новому каналу название, а сам канал, заканчивавшийся бассейнами дал название Бассейной (с конца XVIII в., ныне – улица Некрасова) и Фонтанной (с 1900 г.) улицам, небольшой территории Литейной части – Прудки и Лиговскому переулку (с 1880 г.). Лиговский канал дал возможность провести ирригационные работы и осушить трассу старой дороги.

Канал длиной в 23 км выкопали в весьма короткие сроки, однако, когда все было готово, выяснилось, что Скорняков-Писарев ошибся в своих расчетах, и фонтаны не били с должной силой. Воду для них стали брать из Безымянного ерика, переименованного в реку Фонтанку. Лиговский канал некоторое время спустя стали использовать как источник питьевой воды. Был сооружен подземный деревянный водопровод, по которому вода из канала подавалась в особо важные здания того времени (остатки труб этого водопровода еще недавно находили во время ремонтных работ на Лиговском проспекте).

До конца 1730-х гг. проводились работы по улучшению состояния канала. Вдоль всего канала поставили караульные будки, в которых дежурили солдаты, в чьи обязанности входило следить за чистотой воды в канале, за соблюдением запрета на сброс в канал любых видов загрязнений. Через канал были устроены пешеходные мостики. Городская часть канала за Невской Першпективой заканчивалась в слободе Преображенского полка бассейнами, из них вода по трубам подавалась в Летний сад. Возводимая с 1740 г., слобода лейб-гвардии Преображенского полка определила первоначальную застройку левого берега Лиговского канала (нечетную сторону будущего Лиговского проспекта). В плане слобода состояла из одной полковой улицы шириной в 12 саженей и нескольких ротных улиц, выходивших к каналу.

После сопровождавшегося сильной бурей наводнения 1777 г. берега Лиговского канала в нескольких местах обрушились, вода стала мутной, ее перестали выкачивать и употреблять для питья. То же наводнение разрушило фонтаны Летнего сада, ради коих Лиговский канал создавался, и царствовавшая в то время императрица Екатерина Вторая решила не возобновлять их работу.

В 1799 г. по заданию вице-президента Адмиралтейств-коллегии графа Г.Г. Кушелева состояние канала обследовали на всем протяжении, после чего передали для управления в ведомство водных коммуникаций, которое граф и возглавил в 1800 г. И все же канал постепенно пришел в сильное запустение, став к середине XIX в. главным местом слива нечистот, так что ближе к концу этого столетия его было решено засыпать.

Лиговка постепенно превращалась в городскую магистраль, а с образованием в 1799 г. Каретной и Рождественской частей стала естественной границей между ними и учрежденными ранее Литейной и Московской. В 1794 г. на месте существовавшего здесь почти 30 лет деревянного храма Знамения заложили каменный храм на 3500 человек, что говорит о значительном приросте населения в этой части города. К началу XIX в. сложился своеобразный облик Лиговки: район небогатых обывательских домов, извозчичьих дворов, трактиров и гостиниц, мелких промышленных предприятий, ремесленных и торговых лавок.

Однако еще долгое время Лиговка оставалась окраиной столицы, грязной и небезопасной. В 1819 г. на пожарного смотрителя, проверявшего фонари на Знаменской площади под Рождество, напал волк, «сбил его с ног и, разорвав зубами левую щеку, бросился бежать». Еще в 1840-х гг. эту часть Петербурга извозчики называли «краем света» и очень не любили возить туда пассажиров, поскольку поездка сказывалась крайне отрицательно на состоянии их экипажей. И городская, и слободская Лиговка до 1850-х гг. развивались приблизительно одинаково.

Слободская Лиговка даже в середине XIX в. напоминала настоящую деревню, где официально позволялось проживать только ямщикам; по указам 1712 и 1744 гг. ямщики имели земельные участки в 3–4 десятины, которые были застроены низкими деревянными домами с узкими, длинными, плохо мощеными дворами и деревянными сараями.

Здесь часто случались пожары. В 1773 г. после пожара Ямской слободы «от казны» выстроили 193 каменных дома, 8 июля 1832 г. сгорели 102 каменных и 66 деревянных домов по обеим сторонам Лиговского и Обводного каналов, погибли 30 человек. В конце 1850-х гг. случился очередной пожар, полыхавший несколько дней. А.Ф. Кони вспоминает, что в нем «сгорело много лошадей, упиравшихся от страху, когда их пытались вывести из горящих зданий». Однако вскоре и дома, и дворы вновь отстроили по-старому, без соблюдения пожарных и гигиенических норм. Лиговский канал использовался жителями как естественная канализация: «Сверху и снизу… по бичевникам (свободная береговая полоса вдоль судоходных рек и каналов) проходы завалены… нечистотами, издающими зловонный запах». Впрочем, выше по течению, у Московской заставы, обитатели Ямской слободы обычно «поили прямо из канала скот прогоняемых гуртов». Воду Лиговского канала подавали во второсортные ближайшие бани.

Несмотря на зловоние, «в Семик, вдоль дальнего конца Лиговки, ходили наряженные девушки с березовыми ветками в руках, разукрашенными пестрыми лентами, пели и водили хороводы. А на масленице на обоих берегах Лиговки устраивали бега извозчиков-лихачей, показывавших в этот день всей округе своих лучших рысаков и новейшие пролетки, в которых восседали дородные супруги и богатые дочери-невесты».

Домовладения здесь были двух типов: с каменными постройками (преимущественно по Обводному каналу) и деревянными (на боковых улицах от Обводного канала к Расстанной ул.) в один—два этажа. В домовладениях первого типа отхожие места находились в сенях; большинство помойных ям и люков имели ветхое дощатое дно; питьевая вода доставлялась или водовозами из Невы, или из водоразборных кранов. Хозяйственные постройки здесь количественно преобладали над жилыми, в них размещалось до 13 тыс. лошадей, множество экипажей разного вида, а также сотни голов рогатого скота. Дворы домов второго типа были узкими, длинными, плохо мощеными, все надворные постройки – деревянными и ветхими; большая часть домов не имела водопровода, а отхожие места располагались по лестницам, ведущим в квартиры, вследствие чего в доме всегда плохо пахло.

Всего в Ямской располагалось 274 двора, из них 219 были полностью замощены, 29 частью замощены и 26 совсем не имели мостовой. Во многих дворах имелись колодцы с водой желтоватого цвета, солоноватого вкуса и с резким аммиачным запахом «вследствие попадания в нее мочи и навозной жижи». Она служила главным образом для обмывания экипажей, поливки мостовой и только в исключительных случаях для поения лошадей.

Беднейшие жители Ямской слободы, не занимавшиеся извозом, работали в многочисленных ремесленных лавках, на небольших заводах и при кабаках, торговали с лотков на улицах, собирали ветошь на свалках или занимались проституцией. Тяжелые трудовые будни «уравновешивались» праздниками, характерной чертой которых были лежащие вдоль канала «тела мертвецки пьяных обывателей». В Ямской находились: 35 кузниц; 40 экипажно-малярных; 60 столярных; 22 слесарные; 30 сапожных; 20 портняжных мастерских; 30 сенных лавок; 23 железные лавки; 10 питейных домов; 80 портерных; 50 «ренсковых» погребов; до 100 мелочных лавок; множество закусочных и чайных заведений; несколько гостиниц, постоялых дворов и ночлежный приют.

В промышленный район Ямская слобода начала превращаться после 1821 г., когда состоялось узаконение о свечных, сальных, мыловаренных и кожевенных заводах. Отныне их запрещали строить в пределах Петербурга «по неудобному их расположению и влиянию их на воздух и воды», и они вытеснялись в предместья. Однако крупные предприятия на Лиговке не прижились, поскольку для них требовалось много воды, а Лиговский канал был маловоден и завален нечистотами. Исключение составляли чугунолитейный завод Сан-Галли (1866, Лиговский пр., 58, 60 и 62) и маслобойная фабрика А.М. Жукова (1865, Боровая ул., 86).

В 1851 г. на Лиговке наступили крупные перемены – 1 ноября состоялся пуск Николаевской железной дороги (Санкт-Петербург—Москва), крупнейшей магистрали в Европе. На Знаменской площади построили вокзал, железнодорожные службы, а также гостиницы. 18 января 1860 г. вышло узаконение о разрешении продажи домов в «бывшей Московской Ямской слободе лицам всех сословий», что вызвало в этой части города (первоначально на нечетной стороне канала) своеобразный строительный бум.

В «городской» Лиговке в 1869 г. построили корпуса Детской больницы принца П.Г. Ольденбургского (ныне – больница им. К.А. Раухфуса, Лиговский пр., 8), а в 1870 г. неподалеку возвели здание Евангелической больницы (ныне – Лиговский пр., 4).

В разных районах Лиговки на протяжении XIX в. появляются детские приюты и богадельни для стариков, затем школы, дешевые квартиры и малодоходные или поначалу даже убыточные производственные учреждения (дома трудолюбия).

Но и в конце 1880-х гг. Лиговка отличалась своей неухоженностью, запустением, так что издаваемый Н.А. Лейкиным журнал «Осколки» в своем номере 22 за 1889 г. так объяснил петербургский топоним Прудки: «Прудки (на Песках) – потому, что они запружены грязью из сангаллиевской Лиговки».

В автобиографическом романе «История моего современника» В.Г. Короленко ярко описал контрасты Лиговки (в 1896–1899 гг. писатель жил неподалеку от Знаменской площади, на перекрестке Лиговской и 5-й Рождественской улиц).

Лиговка за Знаменской площадью по направлению к Неве – многонациональный район, там проживали греки, финны и немцы. Здесь были построены греческая церковь Димитрия Солунского, при Евангелической больнице действовала лютеранская кирха Христа-Спасителя. Здесь же размещались благотворительные учреждения для лиц «исключительно евангелического вероисповедания» – детский больничный приют, школа, убежище для престарелых гувернанток и приют Св. Магдалины для раскаявшихся проституток. Колония служащих завода Сан-Галли была рубежом респектабельной Лиговки, за нею начинались второразрядные трактиры и ночлежки.

По словам графини Паниной, «во всей этой забитой камнем и людьми, безводной и бездарной части города ни одного сада, сквера, ни одного деревца». Впрочем, у Крестовоздвиженской церкви по левой (четной) стороне улицы был небольшой сквер, так же как и у Лиговского народного дома, находившийся на окраине жилых кварталов Ямской. За Обводным каналом с правой (нечетной) стороны тянулись заводы Жукова и пустыри, использовавшиеся как свалки для льда и снега (район Черниговской улицы); у Московской заставы размещались ремесленная школа и сквер. По левой (четной) стороне канала за Лиговским народным домом виднелось Волково кладбище, около Царскосельской железной дороги была городская свалка, а далее, в некотором отдалении – промышленный поселок Цветочной улицы. В районе бывшей Ямской слободы изначально проживало русское население, переселившееся из разных областей России. Об этом говорят названия улиц – Воронежская, Тамбовская и др. Со строительством заводов на Обводном канале и Боровой улице и с появлением свалок по Черниговской улице в средней части Лиговки массово поселяются чернорабочие, артельщики, работающие на сколке льда, и тряпичники. Обитатели Лиговки у Московской заставы состояли также из фабричного населения, выходцев из внутренних российских губерний.

К 1917 г. сложились четыре основных топографических комплекса на Лиговке – кварталы столичного облика, прилегающие к Знаменской площади, трущобы на Обводном канале (Ямская слобода), промышленные территории Черниговской и Боровой улиц и заводские колонии (в центральной части и у Московской заставы). Лиговка отличалась демократичностью своего населения, частой сменяемостью как домовладельцев, так и нанимателей жилья. Здесь часто можно было встретить и студенческую молодежь, и вдову действительного статского советника или отставного генерала, чиновника невысокого класса, приехавшего в столицу литератора.

До начала 1920-х гг. поражало количество практически равномерно распределенных по всей Лиговке легковых и ломовых извозов, нередко по нескольку в одном дворе, мастерских по ремонту экипажей, сенных и овсяных лабазов, дворов, где можно было купить лошадь или домашний скот, артелей подрядчиков по перевозке грузов.

Архитектурный облик Лиговского проспекта определяют здания, построенные во второй половине XIX в. в стиле эклектики и позже перестроенные (часто с повышением этажности и изменением фасада). В конце XIX – начале XX вв. здесь строятся доходные дома и особняки в стиле «модерн» (дома №№ 91 и 125, арх. А.Л. Лишневский; №№ 139, 149, 154, арх. Б.Я. Зонн; №№ 175, 198, арх. Н.И. Товстолес и др.), в 1930-е гг. – в стиле конструктивизма, в 1960—1970-е гг. – в стиле советского внеархитектурного стандарта. Здесь строили видные петербургские зодчие А.А. Докушевский (около 30 построек), Н.И. Товстолес (около 20), В.Ф. фон Геккер (более 10), В.А. Липский (более 10), В.В. Штром, мастерские архитекторов Э.В. Кондратовича, И.М. Чайко. Многие видные архитекторы обследовали здания в районе Лиговки в интересах Петербургского Кредитного общества и составили описания домовладений.

Свой трагический след оставили на Лиговке 1930-е и 1940-е гг. Более 100 жителей Лиговской улицы пали жертвами репрессий 1937–1938 гг. Многие жители Лиговки воевали под Ленинградом и на фронтах Великой Отечественной, многие были эвакуированы, многие оставались в блокированном городе. Более 250 фамилий жителей Лиговской улицы удалось найти в опубликованных Министерством обороны списках учтенных безвозвратных потерь Красной Армии в годы Великой Отечественной войны.

В 1960—1980-х гг. Лиговский проспект подвергся реконструкции с устройством полос кустарников и деревьев, ограничивших рельсовые трамвайные пути (автор проекта – архитектор Ю.Г. Кругляков), на месте снесенной Греческой церкви построен Большой концертный зал «Октябрьский» (1967 г., арх. А.В. Жук и др.), возведены многоэтажные жилые здания. К открытой в 1955 г. станции метро «Площадь Восстания» первой линии метрополитена в 1967 г. добавили выход на Московский вокзал и Лиговский проспект и переход на станцию «Маяковская» Невско-Василеостровской линии. 30 декабря 1991 г. открылась станция метро «Лиговский проспект» на углу проспекта и Транспортного переулка в составе участка «Площадь Александра Невского-2» – «Садовая» Правобережной линии, в 2009 г. на месте дома № 157 начнется строительство здания со встроенной наземной частью станции метро «Обводный канал» (подземная часть станции, исключая наклонные эскалаторные тоннели, сооружена в 2008 г.).

В 2008 г. завершены очередная реконструкция проспекта с выделением полосы движения трамваев и общественного транспорта и программа восстановления и ремонта фасадов, предпринятые по инициативе правительства Санкт-Петербурга.

Есть в Одессе Молдаванка,А в Москве – Хитровка.Деловые спозаранку,Барышни в обновках.Но и Питер шит не лыком,Я-то это знаю,И мне милее всех на светеЛиговка родная.Лиговка, Лиговка, Лиговка,Ты мой родительский дом.Лиговка, Лиговка, Лиговка,Мы еще с тобою попоем.Южных нет на ней прихватовИ купцов столичных,Тут веселые ребятаБез дурных привычек.Если надо – значит надо,Значит так и будет.Приходите, будем рады,Деловые люди.Было время, всем менялиИмена и даты,Даже Невский не спасли,Хоть не виноват он.Было пруд-пруди малин,А что же с ними стало?А Лиговка была тогдаИ сейчас осталась.Помню, в мае как-то разБыл не очень пьяный,Залепил кому-то в глазНа углу Расстанной.И упасть-то не успел,А уже сирена.Спрятали меня в себеЛиговские стены.Катит весело трамвайПосреди аллеи,Здесь гулял и здесь пропалЛенька Пантелеев.Жалко, что его не зналПапа Гиляровский,Он главы б не написалПро воров хитровских.

«Лиговка»

Александр Розенбаум

* * *

Адресные и справочные книги «Весь Петербург», «Весь Петроград», «Весь Ленинград», архивные документы и другие источники позволили установить имена, род занятий и время проживания или работы на Лиговке около пяти тысяч горожан. К сожалению, формат издания позволяет привести только незначительную часть этого огромного списка: в книге упоминаются лишь имена архитекторов-строителей, домовладельцев, жителей Лиговки, наиболее известных по делам своим: деятелей культуры, церкви, благотворительности, просвещения, науки и промышленности, работавших здесь. Как своеобразный Лиговский мартиролог мы привели имена погибших или пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны.

В Приложении приведены фрагменты планов из «Атласа тринадцати частей Петербурга» Н.И. Цылова (1849 г.) и справочника «Весь Петербург» (1912 г.), на которых показаны участки, располагавшиеся в соответствующее время в районе нынешнего Лиговского проспекта.

Оглавление книги


Генерация: 0.067. Запросов К БД/Cache: 4 / 0
поделиться
Вверх Вниз