Книга: Прогулки по Петербургу с Виктором Бузиновым. 36 увлекательных путешествий по Северной столице

Старая Деревня, Новая Деревня

Старая Деревня, Новая Деревня

Передачу мы записали осенью, на удивление быстро и легко. Может быть потому, что была мягкая теплая погода, даже небольшой туман поднимался от воды. А, может быть, потому, что и Виктор Михайлович, и я любили эти места и рады были лишний раз оказаться там.

Петербург – столица Российской империи – всегда был городом многонациональным. Уже в XIX веке в самом центре на Невском, наряду с православными храмами, существовали и католический храм Св. Екатерины, и лютеранская церковь Апостола Петра. Иногда Невский даже называли «проспектом трех религий». В 1913 году появляется на Петербургской стороне соборная мечеть, построенная по проекту Н. В. Васильева и С. С. Кричинского. В этом же ряду и строительство в начале века первого в Петербурге ламаистского буддийского храма (Приморский пр., 91).

Но вначале – немного о землях, на которых стоит храм. До основания Петербурга эта местность была лесистой, здесь встречалось много камней и валунов. Недаром на старых картах ее называют Каменкой, или Каменным Носом. Позднее здесь появились Старая и Новая Деревни, заселенные в середине XVIII века крепостными крестьянами из украинских имений канцлера Алексея Петровича Бестужева-Рюмина, видного деятеля елизаветинской эпохи. Бестужев-Рюмин получил эти земли после ареста и ссылки барона Остермана и начал на Каменном острове большое строительство. Потребовались рабочие руки для укрепления берегов, рытья каналов, разбивки парка. Сначала образовалась Старая Деревня, затем – поближе к Черной речке – Новая.


Благовещенская церковь в Старой Деревне. 1900-е годы

Недалеко от буддийского храма мы можем видеть остатки церкви Благовещения Пресвятой Богородицы (Приморский пр., 79).[82] Называли ее, естественно, Благовещенской, или Стародеревенской. Она стоит на том же месте, где находилась первая церковь, выстроенная А. П. Бестужевым-Рюминым для своих крестьян. Иконостас для нее перенесли из домовой церкви канцлера. Потом церковь сгорела от удара молнии, ее восстановили на средства местного помещика С. С. Яковлева, сына известного миллионера купца Саввы Яковлева. Новое каменное здание архитектор В. Мочульский оформил в виде ампирной усадебной церкви. Действовала она до 1937 года. Затем ее закрыли, колокольню позднее снесли, а в самом храме расположился завод резиновых изделий. Сейчас (N. B. Напоминаю, это 1992 год.) церковь передана верующим, но до полной ее реставрации еще далеко.


Благовещенская церковь в Старой Деревне. 2013 год

С самого начала возле церкви было приходское Благовещенское кладбище. В церковной ограде хоронили местных помещиков, купцов, военных, артистов, а крестьян погребали в полуверсте отсюда на Новодеревенском кладбище. Известно, что возле церкви был похоронен писатель С. Н. Терпигорев (Атава), актеры Пронский, Константинов-Лазари, семья актеров Стремляновых. В самой церкви находились семейные усыпальницы графов Орловых-Денисовых, камергера Дурасова и многих других. Ничего, конечно, от кладбища не осталось. Кстати, долгое время считалось, что стихотворение Пушкина: «Когда за городом, задумчив, я брожу» навеяно именно посещением Благовещенского кладбища.

Когда за городом, задумчив, я брожуИ на публичное кладбище захожу,Решетки, столбики, нарядные гробницы,Под коими гниют все мертвецы столицы,В болоте кое-как стесненные рядком,Как гости жадные за нищенским столом,Купцов, чиновников усопших мавзолеи,Дешевого резца нелепые затеи,Над ними надписи и в прозе и в стихахО добродетелях, о службе и чинах;По старом рогаче вдовицы плач амурный,Ворами со столбов отвинченные урны,Могилы склизкие, которы также тутЗеваючи жильцов к себе на утро ждут, —Такие смутные мне мысли всё наводит,Что злое на меня уныние находит.Хоть плюнуть да бежать…

Правда, в последнее время некоторые пушкинисты переменили свое мнение и называют в связи с этим стихотворением Волковское кладбище. Но я думаю, что Благовещенское тоже сыграло свою роль.

Долгое время Новая и Старая Деревни были действительно деревнями, потом стали модным дачным местом, Здесь два раза снимал дачу летом Александр Пушкин. В 1833 году Надежда Осиповна Пушкина писала в письме: «Александр и Наташа на Чёрной речке, они наняли дачу Миллера – она очень красивая, при ней большой сад и дом очень большой: в нём 15 комнат вместе с верхом». В Новой Деревне снимали дачи Грибоедов, Глинка, Фёдор Толстой, в гости приезжали Жуковский, Крылов, Рылеев. Затем места эти пришли в запустение, дачи стали снимать мелкие чиновники, а в округе буйным цветом расцвели разные увеселительные заведения, в том числе и те, где выступали знаменитые цыганские хоры. Один из первых хоров появился в Петербурге в начале XIX века. Со временем возникли поселения хоровых цыган в Новой Деревне и на Чёрной Речке. Среди песен и романсов, сочиненных или аранжированных петербургскими цыганами, такие жемчужины, как «За дружеской беседою», «Ночь светла», «Живёт моя отрада».

Известные загородные рестораны «Аркадия», «Ливадия», «Альгамбра», «Вилла Родэ» пользовались сомнительной репутацией. Если в пушкинское время заведение искусственных минеральных вод Излера, которое тоже находилось в этих местах, могли посещать и дамы – скажем, Наталья Николаевна Пушкина в сопровождении супруга, то в конце XIX – начале XX веков приличная женщина в Старой и Новой Деревнях вечером не показывалась. При этом нового строительства здесь практически не велось, и в дневное время можно было наблюдать идиллические деревянные провинциальные домики с палисадниками. Но вот в 1909 году началось на Новодеревенской набережной строительство необычного здания – буддийского храма.[83]


Буддийский храм

Сама идея строительства принадлежала известному дипломату, буряту по национальности Агвану Доржиеву. Это был человек необычной судьбы. Он родился в бедной бурятской (по другим сведениям – калмыкской) семье, стал ламой, воспитателем и советником 13-го далай-ламы. Личность во многом таинственная, человек, можно сказать, посвятивший жизнь сближению Тибета и России. Он побывал с дипломатическими миссиями в Индии, на Цейлоне, в Японии, Германии, Италии, Великобритании. Во французском Музее восточных культур «Гиме» Доржиев провел первое во Франции буддийское богослужение, которому Иннокентий Анненский посвятил стихи, вошедшие в цикл «Кипарисовый ларец».

По инициативе Доржиева далай-лама пожертвовал значительные средства на возведение в столице Российской империи буддийского храма, его энтузиазму строительство обязано и началом, и завершением.

По плану Доржиева храм должен был служить центром комплекса, в который входили бы и общежитие буддийских монахов, и школа. Разрешение было получено только на строительство храма, но Доржиеву все же удалось возвести общежитие, оформив его как доходный дом. Надо сказать, препятствий Доржиеву чинили немало. Так, в прессе появилось много писем от обывателей, протестовавших против строительства «языческого храма». А в сентябре 1910 года чиновник Департамента духовных дел Брониковский доносил по начальству, что «по внешнему виду своему здание это далеко не носит характера и вида молельни: это величественный, горделивый храм».

Первоначальный проект здания храма принадлежал студенту Института гражданских инженеров Николаю Березовскому. На его основе известный архитектор Гавриил Барановский разработал и осуществил план строительства. Для наблюдения за строительством был создан специальный комитет, куда вошли ведущие востоковеды – С. Ф. Ольденбург, В. В. Радлов, Ф. И. Щербатский, художник Николай Рерих и др. Березовскому и Барановскому каким-то образом удалось возвести здание в стиле северного модерна, не отступив при этом от требований к культовой постройке. Здание эффектное, облицованное красным гранитом с позолоченными дисками – символами веры. Очень красивы главные ворота, украшенные изображениями лотоса с вписанным в него крестом и символами пламени и ветра. В храме находилась статуя Будды размером в полтора человеческих роста.

Как раз в конце прошлого – начале нынешнего века (теперь надо говорить о позапрошлом и прошлом веках) велик был интерес к Востоку, к мистическим восточным учениям, к которым причисляли и буддизм. В Петербурге тогда практиковал, например, известный врач П. А. Бадмаев, которого одни считали великим целителем, знатоком тибетской медицины, а другие – просто шарлатаном. Россия была не одинока – такой же интерес к мистике Востока чувствовался во всем мире. Взять хотя бы рассказы Артура Конан-Дойля об оживших мумиях и прочих тайнах Египта. На волне этого интереса стало модным посещать буддийский храм, и, наверное, стихотворение Иннокентия Анненского «Буддийская месса в Париже» может быть отнесено не только к парижскому богослужению, но и к петербургскому:

Мой взор рассеянный шелков ласкали пятна,мне в таинстве была лишь музыка понятна,но тем внимательней созвучья я ловил,я ритмами дышал, как волнами кадил,и было стыдно мне пособий бледной прозыдля той мистической и музыкальной грёзы.Обедня кончилась, и сразу ожил зал,Монгол с улыбкою цветы нам раздавал,И, экзотичные вдыхая ароматы,Спешили к выходу певцы и дипломаты,И дамы, бережно поддерживая трен,Чтоб слушать вечером Маскотту иль Кармен.[84]

Но у нашего храма судьба была, как вы можете догадаться, непростой. Его и освятили только в 1913 году, еще недостроенным, а закончилось строительство в 1915 году. После 1917 года Доржиев долго боролся за сохранение храма и общежития, даже получил для себя и лам при храме дипломатический статус – работников представительства Тибета в России. Но ничего не помогло. Его арестовали в ноябре 1937 года в Забайкалье, куда он уехал уже будучи тяжело больным. В январе 1938 года он умер в тюремной больнице Улан-Удэ. Ламы были арестованы и расстреляны, храм в 1938 году закрыт, разграблен и отдан под физкультурную базу, затем в нем разместилась радиологическая лаборатория. По легенде, статуя Будды была разбита и выброшена в один из прудов Елагина острова.

Вернули храм верующим в 1991 году. Он называется дацан Гунзэчойнэй – Источник Учения Всесострадающего Будды.

Еще добавлю, что, по сообщению «Сегоднячко-Питер», в Петербурге должна открыться школа боевых искусств, занятия в которой будут вести буддийские монахи из монастыря Шао-Линь.

Ну, что сказать об этих по-прежнему любимых мною местах? Буддийский храм действует, восстановлена по старинным чертежам Благовещенская церковь. Про школу боевых искусств мне ничего неизвестно. Увековечена ли как-нибудь память о ламе Агване Доржиеве? Да, в 2004 году открыта мемориальная доска (арх. В. Бухаев, скульп. Д. Намдаков) в ограде того самого храма, которому лама отдал столько времени и сил.

Оглавление книги


Генерация: 0.090. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз