Книга: Марокко. Путеводитель

**Медина

**Медина

**Джемаа-эль-Фна


По вечерам на площади Джемаа-эль-Фна открываются уличные рестораны

Площадь **Джемаа-эль-Фна (Jemaa el Fna) (1) – это пульсирующее сердце Медины. Поначалу Ахмад эль-Мансур, султан династии Саадидов, хотел было построить здесь мечеть, джемаа эль-хана. Однако целая череда несчастных событий помешала султану выполнить своё намерение. Поэтому площадь и назвали джемаа эль-фна («не построенная мечеть»). Позже здесь выставляли головы казнённых, отчего площадь в то время получила прозвище «сборище мертвецов».

Вокруг площади находится несколько ресторанов с террасами на крышах, откуда открывается вид на пёструю толпу внизу: Джемаа-эль-Фна кишит народом в любое время дня.

По утрам здесь занимают свои места мелкие ремесленники: парикмахеры, «холодные» сапожники и дантисты. В компании с ними оказываются чудо-целители, продавцы фруктов и свежеотжатого апельсинового сока, торговцы-разносчики. Под вечер ярмарочная толпа становится всё гуще и гуще. Вы погружаетесь в необозримое, непрерывно колышущееся людское море.

С наступлением темноты площадь окутывают ароматы восточных яств, проникающие из уличных ресторанов. Место фокусников и жонглёров занимают повара с целыми протвинями жареной рыбы и суповыми кастрюлями. Они расставляют столы с лавками и зазывают зевак на ужин.

Вся площадь производит впечатление многоцветного цирка под открытым небом, где сменяют друг друга красочные фигуры. Первый зрительский дирхам обычно достаётся фотогеничным разносчикам воды в красных рифских национальных костюмах с широкополыми соломенными шляпами – и чаще всего не за драгоценную влагу из козьих бурдюков, которыми они обвешаны, а за право их сфотографировать.

Другие столь же профессиональные «фотомодели» – это заклинатели змей, которые иногда пускают поползать по своим лбам и скорпионов. Стоит туристу вытащить камеру, как ему уж точно покажут готовую к нападению кобру, а если змея слишком пассивна, то хозяин наступает ей на хвост. Если и после этого зритель не раскошелится, тогда уже сам заклинатель змей вместе с самозваными «ассистентами» начинает угрожающе наступать – а в руках у него очень веский, угрожающе шипящий «аргумент»!

Жёсткий звук железных трещоток сопровождается глухим барабанным боем: это выступают гнауа, чёрные танцоры и музыканты. Темнокожие мужчины одеты в длинные белые гандуры (туники). Их головы украшают расшитые ракушками шапочки со свисающим длинным шнуром и кисточкой, прыгающей в ритме музыки взад-вперёд. Артисты стремительно движутся по кругу, держа в каждой руке по железной трещотке. Самый старший из них бьёт в барабан, а самый младший, карапуз с доверчивым взглядом, но уже цепкими пальчиками, собирает деньги. Гнауа принадлежат к таинственному братству, члены которого по ночам якобы заклинают духов.


Фотографирование змей бесплатным не бывает!

Но и это ещё далеко не всё, что происходит на площади. Одетые в красное акробаты строят живые пирамиды и крутят сумасшедшие сальто. Они относятся к братству Сиди-Ахмед-у-Муса, которое давно обосновалось возле города Тизнит. Этих талантливых артистов нередко можно встретить даже в цирках Европы.

Короткая лотерея обещает быстрый выигрыш: на картонке лежит шнур с двумя петлями. Победит тот, кто угадает, какая петля затянется. Поддавшись на уговоры, поначалу нерешительный зритель – как правило, европеец – с ходу выигрывает 100 дирхамов, но тут его сразу же подталкивают продолжить игру. Теперь на кону всего 50 дирхамов, и вот искатель счастья уже проигрывает 50 из своих 100. У мошенников, конечно же, нет разменных денег, поэтому ему приходится играть дальше, и снова он проигрывает. Очень скоро он вынужден лезть в собственный карман. Конечно, смекалистые игроки из потенциальных «терпил» мгновенно исчезают с первой выигранной сотней дирхамов. И тогда уж не помогают никакие проклятия, звучащие вслед: ну что ж, проколы бывают и у «лохотронщиков».


Сказочники – это сразу и актёры, и проповедники, и комики

Однако настоящие герои этой площади – сказочники. Они привлекают больше всего зрителей: они актёры, проповедники, мимы, комики и акробаты в одном лице. И у них в запасе есть чудесные истории. Например, сказка о пастухе, который однажды пропал в лесу, а по возвращении рассказывал много странного: как, отправившись на поиски своих потерявшихся коров, он повстречал на пути женщину с маленькими детьми. Когда он спросил её про коров, его тотчас же окружили призраки. Одна из этих женщин-призраков как раз кормила грудью ребёнка. Она дала пастуху другую грудь и сделала его своим приёмным сыном. Долгое время он оставался в лесу у этих призраков и у своей новой матери, ни в чём не испытывая нужды. Но его тоска по дому становилась всё сильнее. Он хотел назад к людям. И только когда он пообещал духам вернуться к ним позже, они его отпустили. Эти дженуны (джинны) заставили пастуха произнести волшебное заклинание, которое навсегда дало им власть над ним. За это он получил дар совершать благие дела. Вернувшись к людям, он, как и прежде, пас коров и жил у своей матери – но кое-что всё-таки изменилось: теперь благодаря своей бараке (благодатной силе) он мог помогать людям. Вскоре многие стали приходить к нему за советом, и он помогал им, записывая на листе бумаги их просьбы и заворачивая в него принесённые людьми монеты. Этот свёрток он закапывал под деревом, а когда приходил туда во второй раз, то денег там уже не было – но вместо этого на листке было написано решение проблемы. Однако когда его мать умерла, он утратил этот свой дар: может быть, духи захотели снова забрать его к себе?

**Базары

К северу от площади находится квартал базаров, **суков, который можно подробно исследовать примерно за три часа пешей прогулки. Недалеко от мечети Уэссабин начинается улица Сук Смарин (Rue Souk Smarine), бывший ряд плетельщиков из камыша. Теперь здесь в основном торгуют одеждой и текстилем. Через 200 м вправо отходит короткая улочка, ведущая к живописной *площади Рагба Кедима (Place Ragba Kedima) (2), старому невольничьему рынку. Здесь продают пряности, ковры и берберскую косметику. В аптеках народной медицины вокруг площади есть такие экзотические лекарства, как сушёные ящерицы-шипохвосты или повышающая потенцию «шпанская мушка».

После развилки к площади Кедима улица Сук Смарин делится на две: налево *Сук Аттарин (Souk Attarine), а направо *Сук-эль-Кебир (Souk el Kebir). Если в начале смешанного базара Аттарин ещё раз повернуть налево, то можно попасть на Сук Тентюрье (Souk Teinturiers), бывшую улицу красильщиков. Кое-где над этой улицей ещё живописно развешаны разноцветные мотки шерсти. Дальше вдоль Аттарина следует рынок сапожников, шьющих бабуши, а затем медников и кузнецов.


Мавританский дворцовый ресторан в Медине

Повернув направо по одному из переулков киссарии (торгового квартала) с магазинами тканей, вы попадёте на Сук-эль-Кебир, ювелирный рынок, где работают золотых и серебряных дел мастера. А рынок Сук Шерратин (Souk Cherratine) заполнен лавками кожаных изделий.

**Медерса Бен-Юсеф

Рынок заканчивается у мечети Бен-Юсеф (Mosquee Ben Youssef), заложенной в 1120 году Али, сыном Юсуфа, султаном династии Альморавидов. Перед мечетью с южной стороны стоит постройка *Кубба-эль-Баадийин (Koubba el Baadiyin) (3). Это небольшое здание с ребристым куполом, раскопанное археологами в 1960 году, относится к XII веку. Внутри находился источник для религиозных омовений.


Медерса Бен-Юсеф до 1960 года была школой Корана

Непременно стоит посетить бывшую школу Корана, **медерсу Бен-Юсеф (Medersa Ben Youssef) (4), основанную султаном Абу эль-Хасаном из династии Меринидов (1331–1351 гг.) для укрепления суннитского течения в марокканском исламе. В 1564 году султан Эль-Галиб, уже из Саадидов, расширил её и превратил в крупнейшую кораническую школу Магриба. Во времена её расцвета в этой школе и, конечно, в соседней мечети постигали мусульманскую науку свыше 900 студентов. Вокруг одного большого и семи малых внутренних дворов расположены 150 жилых комнат. Это сооружение смело можно сравнивать с его прообразами в Фесе. Обучение здесь было прекращено лишь в 1960 году, а сама медресе превратилась в музей. Посередине центрального двора школы возвышается большая прямоугольная мраморная чаша. Чрезвычайно богатый декор нижнего этажа состоит из разноцветных геометрических узоров, выложенных мозаичной плиткой. Над ними видны обведённые орнаментом суры из Корана, лепнина в виде стилизованных шишек и раковин, а выше их сменяет резной орнамент из кедрового дерева. Молельный зал перекрыт замечательной красоты куполом, а его михраб украшен подковообразной аркой. Из окон студенческих келий на втором этаже открываются в очень фотогеничных ракурсах стены внутреннего двора, украшенные лепниной и богатым орнаментом.

Если отсюда отправиться на северо-запад, то можно выйти к старому фундуку (постоялому двору для торговцев). Там стоит роскошный декоративный фонтан, который носит характерное название Айн шроб у шуф, «Пей и боготвори!».

*Музей Марракеша

По соседству с медресе находится *Музей Марракеша (Musee de Marrakech) (5). Фонд Омара Бенджеллуна устроил в бывшем вельможном дворце Дар Менехби в Старом городе музей традиционного народного искусства и современную галерею. Очень хорош в нём большой крытый внутренний двор в андалузском стиле.

Мавзолеи святых и мечети

Пройдя через ворота Баб Тагзут (Bab Taghzout), вы выйдете к завийе (мавзолею) Сиди Бель Аббеса (Zawiya Sidi Bel Abbes) (6) с гробницей самого почитаемого святого Марракеша. Сиди Бель Аббес (1130–1205) был главным из семи покровителей города. Ритуал паломничества к куббам (могилам) семи святых покровителей появился во времена правления Мулая Исмаила.

Второй покровитель города – Сиди бен-Слиман эль-Джазули (7), завийя которого (Zawiya Sidi Ben Slimane el Jazouli) находится недалеко от завийи Сиди Бель Аббеса. Этот святой жил в XV веке и считался потомком пророка.

Если пересечь улицу Риад-эль-Арус (Rue Riad el Arous) и пройти по улице Дар-эль-Глауи (Rue Dar el Glaoui), вы выйдете к дворцу Дар-эль-Глауи (Dar el Glaoui) (8), который до 1956 года был резиденций паши Тхами из клана глауа. Здесь этот берберский феодал любил повеселиться с голливудскими звёздами. Дворец закрыт для посещений.

Ещё одно примечательное сооружение в северной части Медины – мечеть Баб Дуккала (Mosquee Bab Doukkala) (9), основанная в XVI веке Лаллой Месаудой, матерью султана Ахмада эль-Мансура. К мечети относится фонтан Сиди-эль-Хассан-у-Али под тремя куполами, украшенный керамической мозаикой.


В XII веке альмохадские зодчие создали минарет мечети Кутубия

В восточном районе Медины улица Баб Дуккала (Rue Bab Doukkala) переходит в улицу Муассин (Rue Mouassine), ведущую к большой мечети Эль-Муассин (Mosquee el-Mouassine) (10). Она была сооружена в 1573 году при Абдаллахе эль-Галибе, султане династии Саадидов. Правда, деньги на её строительство дала семья торговца Муассина. Семь нефов перекрыты общей крышей, деревянный потолок которой отделан замечательной резьбой. Снаружи от мечети стоит богато украшенный фонтан Муассин с затейливой пристройкой, обрамлённой колоннами, и с семью чашами разного размера.

На южном конце улицы Муассин находится завийя Сиди Абд эль-Азиза (Zawiya Sidi Abd el Aziz), третьего покровителя Марракеша. Продолжив прогулку ещё дальше на юг, вы попадёте к гробнице марабута (святого дервиша) Сиди Мулая эль-Ксураса (Sidi Moulay el Ksouras), четвёртого покровителя города.

Через площадь Баб Фтух (Place Bab Fteuh) можно снова выйти к Джемаа-эль-Фна.

**Мечеть Кутубия

Ещё с «площади мертвецов» издали виден символ Марракеша, минарет старинной **мечети Кутубия (Mosquee Koutoubia) (11) XII века. Своё название она получила уже впоследствии, по расположенному неподалёку базару книготорговцев, сук эль-кутубийин. Эта крытая мечеть имеет 17 нефов и 112 колонн на общей площади 90 x 60 м. То есть, она относится к числу крупнейших мечетей подобного рода: здесь могут молиться до 25 000 верующих. В конце молитвенного зала стоит украшенный искус – ной резьбой минбар (кафедра проповедника), который, как говорят, сохранился от мечети времён Альморавидов. Ту мечеть разрушили Альмохады, строители Кутубии. Вероятно, эта кафедра была изготовлена в Кордове в начале XII века по заказу альморавидского султана Али ибн-Юсуфа (1107–1143 гг.). Вход в мечеть открыт только для мусульман.


Гробница Саадидов – жемчужина мавританского орнаментального искусства

Минарет квадратной формы, завершённый при Якубе эль-Мансуре (1184–1199 гг.), был создан по тому же проекту, что и Хиральда в Севилье и башня Хасана в Рабате. Покрытая зелёной глазурью керамическая мозаика под зубцами и сегодня даёт представление о былой роскоши минарета Кутубия. При длине стен у основания в 12,80 м высота башни Альмохадов достигает 69 м. По наклонному пандусу, проходившему внутри башни, муэдзин раньше мог верхом на лошади взобраться к своему рабочему месту. Венчают минарет четыре медных шара. Легенда гласит, что первоначально они были сделаны из чистого золота, причём шара было только три. Четвёртый был подарен женой Якуба эль-Мансура во искупление вины за то, что она во время Рамадана в один из дней не смогла выдержать пост. Терзаясь раскаянием, она велела расплавить все свои золотые украшения и сделать из них четвёртый шар.

*Баб Агнау

Ворота *Баб Агнау (Bab Agnaou) (12) с мавританской подковообразной аркой, сооружённые из голубоватого известняка, считаются одними из красивейших ворот Марракеша. Они служили не столько для обороны города, сколько в качестве главного въезда в хорошо укреплённый, окружённый каменной стеной правительственный квартал, или квартал Касба (Kasbah), возникший во времена альмохадского султана Якуба эль-Мансура. Сегодня этот квартал включает в себя мечеть Касба, гробницу Саадидов, дворец Эль-Бади и нынешний королевский дворец Дар-эль-Макзен.

**Гробница Саадидов

С южной стороны *мечети Касба (она же мечеть Мансура, Mosquee Mansour, XII в.) за высокими стенами таится настоящее сокровище истории и искусства. Это **гробница Саадидов (Tombeaux des Saadiens) (13), роскошная мечеть султана Ахмада эль-Мансура (1578–1603 гг.). Он велел перестроить это сооружение в некрополь, где были погребены все правители, члены семей и сановники арабской династии Саадидов. Лишь в 1917 году французские археологи заново открыли этот город мёртвых и, проделав проём в стене, устроили небольшой отдельный вход, так как «нормальный» проход через примыкающую мечеть Касба для христиан был запрещён.

Внутри некрополя находятся два мавзолея. Первый, сразу с левой стороны у входа, самый большой и самый красивый, состоит из трёх залов. Зал для молитв с михрабом (молитвенной нишей), где покоится султан Мулай эль-Язид из династии Алауитов (1790–1792 гг.), изначально не был предназначен для погребения.

Второе помещение называется Двенадцатиколонным залом, и в нём находится могила султана династии Саадидов Ахмада эль-Мансура (15781603 гг.). Этот зал принадлежит к числу самых роскошных строений, созданных когда-либо руками магрибских мастеров. Двенадцать колонн из каррарского мрамора, соединённые подковообразными арками, поддерживают свод из маленьких золочёных сталактитов (мукарн), похожий на хрустальную пещеру.

В третьем зале, Зале трёх ниш, похоронены дети султанов. Он тоже необычайно богато украшен.

В павильоне, стоящем в центре кладбищенского сада, находится в числе прочих могила Лаллы Месауды, матери Ахмада эль-Мансура.

*Дворец Эль-Бади

Самой дорогой из роскошных построек султана Мансура был *дворец Эль-Бади (Palais El Badi) (14) расположенный рядом с гробницей, строительство которого велось за счёт добычи от набега Мансура на город Тимбукту, торговавший золотом. От дворцового ансамбля, занимавшего когда-то 18 гектаров, остались лишь внушительные обводные стены, руины павильона, сады, а также подземная тюрьма. А всё потому, что в XVII веке Мулай Исмаил использовал этот дворец как каменоломню для своих честолюбивых строительных планов в Мекнесе. В наши дни это место служит грандиозной декорацией для проходящего раз в год фольклорного фестиваля: в течение десяти дней во время вечерних представлений здесь выступают лучшие фольклорные группы Марокко.

С западной стороны к дворцу Эль-Бади примыкает нынешний королевский дворец Дар-эль-Макзен (Dar el Makhzen), который, впрочем, закрыт для посетителей.

*Дворец Бахия

Всего в нескольких сотнях метров от руин дворца Бади стоит большой *дворец Бахия (Palais Bahia) (15), который можно будет посетить, если там как раз в это время не присутствует прислуга короля. Дворец был построен в конце XIX века для Си Мусы, великого визиря султана Абд эр-Рахмана. В этом же дворце жил его сын Бу Ахмед, великий визирь Абу Али Хасана I и Абд эль-Азиза. Позже дворец временно служил административным зданием протектората. Семь лет потребовалось двум архитекторам, французу и марокканцу, чтобы построить этот роскошный восточный дворец, скрытый за невзрачными стенами ограды. Дворец и вправду заслуживает своего эпитета бахия (прекрасный, блестящий): заботливо ухоженные риады (придворные сады), высокие парадные залы, украшенные мавританским орнаментом, зеркальный зал, большой гаремный двор с прилегающим садом и покрытая бело-голубой глазурью дворцовая мечеть.

**Музей Дар-Си-Саид

От дворца Бахия, следуя указателям, можно прийти ко дворцу **Дар-Си-Саид (Dar Si Said) (16), который ныне является Музеем марокканского народного искусства. Это прекрасное здание конца XIX века было построено для Си Саида, визиря султана Абу Али Хасана I. В четырёх залах нижнего этажа, кроме предметов домашнего обихода и глиняной посуды, выставлены берберские женские украшения и те вещи, которые украшают мужчину: кинжалы, сабли и дульнозарядные ружья. На верхнем этаже, который поражает ещё и прекрасной росписью потолков из кедрового дерева, можно увидеть свадебный трон, сидя на котором некогда принимала свадебные подарки невеста одного богатого господина. На стенах висят великолепные ковры из знаменитых центров ковроткачества: Шишауа (Chichaoua), Бени-Мгильда (Beni M'Guild), Рабата и Глауа (Glaoua). Позади дворца выставлены высокие, украшенные геометрическими орнаментами и арабесками ворота кедрового дерева, привезённые из касбы (крепости) в долине реки Драа.

Городские ворота

Обзорную экскурсию вокруг Медины лучше всего начать у ворот *Баб Дуккала (Bab Doukkala) (17). Первая городская стена Марракеша была заложена династией Альморавидов около 1127 года. Эта часть ещё хорошо сохранилась, а при Альмохадах длина стены увеличилась с 9 до 12 км. В качестве строительного материала использовали красную глину. Высота стены колеблется от 6 до 9 м, а толщина – от 1,40 до 2 м.


Джигитовка, демонстрация боевых приёмов, проводится на окраине города и входит в зрелищную программу особых фольклорных ресторанов

У северного выступа стены Медины прячется кубба Кади Айяда бен-Мусы (Koubba Kadi Ayad ben Moussa) (18) (1613–1624 гг.), пятого из семи покровителей города.

Если направиться от северного угла стены на юго-восток, можно выйти к альмохадским воротам с круглой аркой, Баб-эль-Кемис (Bab el Khemis) (19), возле которых по четвергам работает скотный рынок.

Далее следуют ворота Баб Деббаг (Bab Debbagh) (20), «Ворота Кожевников», с террасы которых открывается хороший вид на квартал Кожевников (21).

У ворот Баб Айлен (Bab Ailen) (22) в 1130 году Альмохады потерпели сокрушительное поражение при своей первой попытке захватить Марракеш.

А вот через ворота Баб Агмат (Bab Aghmat) (23) немного позже, в 1146 году, отряды Альмохадов проникли в город с помощью христиан из наёмного войска Альморавидов. Теперь перед этими воротами лежит крупнейшее кладбище Марракеша. Рядом стоит завийя Сиди Юсуфа (умершего в 1197 году), шестого из семи покровителей. Здесь, как гласит одна легенда, он жил в одной пещере вместе с прокажёнными.

Баб Ахмар (Bab Ahmar) (24), Красные ворота, построенные в XVIII веке, ведут прямо к королевскому дворцу Дар-эль-Макзен (25). Раньше через эти ворота в город въезжали султаны. Если пройти тем же путём, то можно добраться до Наружного и Внутреннего Мешуаров (Mechouar). Эти дворы служили учебными плацами для гвардии.

Из Внутреннего Мешуара есть проход в сад Агдаль (Agdal) (26), бывший султанский сад Альмохадов, правивших в XII веке. Весь он занимает территорию длиной более 3 км и шириной 1,5 км. Сейчас это скорее фруктовая плантация, засаженная оливковыми, фиговыми, цитрусовыми, сливовыми и грушевыми деревьями, а также множеством виноградных штакетников. Растения получают воду с Высокого Атласа, которая накапливается в двух больших бассейнах.

Если теперь снова следовать вдоль стены Медины, то вы увидите ворота Баб Игли (Bab Ighli) (27), пройдёте мимо куббы Сиди Амара и доберётесь до ворот Баб Ксиба (Bab Ksiba) (28). Они ведут в окрестности дворца и поэтому хорошо охраняются, когда в городе пребывает король.

Следующие ворота – Баб-эр-Робб (Bab er Robb) (29), «Ворота виноградной патоки». Как полагают, они были сооружены во время правления султана династии Альмохадов Якуба эль-Мансура (1184–1199 гг.), приверженца строгой веры: вино тогда было полностью запрещено, и потому ввоз виноградного сока находился под строгим надзором.

К западу от ворот Баб-эр-Робб на кладбище стоит белёная известью кубба Сиди эс-Сохейли (Koubba Sidi es Soheyli) (30), последнего из семи святых города (1115–1185).

Неподалёку, позади ворот Баб-эль-Джедид (Bab el Jedid, «Новые ворота»), стоит *отель Mamounia (31), самая знаменитая в Марокко гостиница класса люкс. Она была построена французами в 1923 году в неомавританском колониальном стиле, и в ней уже побывало немало VIP-персон. Кому любопытно будет взглянуть на скромное очарование буржуазии, тому стоит хоть раз выпить тут чашку кофе (не забудьте про дресс-код, в дверях стоит швейцар!). При гостинице есть чудесный парк.

На западе, далеко за пределами стен Медины, по соседству с аэропортом простирается большая старинная оливковая роща: это сады Менары (Menara), разбитые ещё в XII веке при Альмохадах. Лишь в XIX веке в них появился алауитский *павильон (32), который картинно отражается в большом оросительном бассейне.

Оглавление книги


Генерация: 0.117. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз