Книга: Владивосток

КОРМИЛ НАРОД, ЛОВИЛ РЫБУ, БИЛ КИТОВ, СТРОИЛ МАЯКИ И ДАВАЛ ДЕНЬГИ НА КУЛЬТУРУ: ОТТО ЛИНДГОЛЬМ

КОРМИЛ НАРОД, ЛОВИЛ РЫБУ, БИЛ КИТОВ, СТРОИЛ МАЯКИ И ДАВАЛ ДЕНЬГИ НА КУЛЬТУРУ: ОТТО ЛИНДГОЛЬМ

 Если бы кому-то вздумалось написать роман о дальневосточном «морском волке», то на эту роль вполне подошел бы Отто Васильевич Линдгольм, который родился в 1831 г. Тернистым был путь этого владивостокского мультимиллионера, в его биографии переплелись холодный расчет и бесшабашное презрение к смерти, отчаянные авантюры и бескорыстное служение науке, хитроумные коммерческие сделки и широкие жесты мецената.

В молодости, бросив Александровский университет в Финляндии, недоучившийся студент погнался за романтикой и стал китобоем. Он успел избороздить все океаны и испытать все мыслимые и немыслимые приключения к тому времени, когда хозяева китобойной компании разорилась и все моряки были списаны на берег. Пока новая работа не была найдена, Отто Линдгольм вместе со своими друзьями-китобоями коротал время в одном петербургском кабачке, где обычно пересекались дороги «безлошадных» моряков. Там-то и произошла встреча, круто повернувшая жизнь молодого финского китобоя. Как-то раз в кабачке появился юноша в студенческой тужурке. Заметив за одним из столиков соотечественников-финнов, он сразу же направился к ним. В тот вечер спутниками шкипера О. Линдгольма были два его штурмана — Тернквист и Форселес. Юноша представился Артуром Нордманом, и вскоре новые друзья уже досконально знали его историю.


 Крейсер «Дмитрий Донской» в сухом доке «Дальзавода»

В 1857 г. он морем отправился на Тихий океан в качестве естествоиспытателя и задержался там на несколько лет. В Европе его успели потерять. Близкие уже подумывали о том, чтобы заказать о нем панихиду, а другие и вовсе позабыли о его существовании, как он объявился в 1860 г. в Петербурге на сельскохозяйственной выставке с богатейшей коллекцией даров дальневосточной тайги. Его экспонаты даже получили большую серебряную медаль.

В научных кругах о Нордмане заговорили как о молодом ученом, подающем большие надежды, а ему в шумной столице все чаще и чаще вспоминались дикий край, необъятная тайга, беспредельный океан. О них он мог рассказывать бесконечно. Дело кончилось тем, что Нордман заразил собеседников идеей поехать на Дальний Восток и заработать деньги. Старшим в этой компании путешественников стал опытный Линдгольм. Позднее дядя студента адмирал Ф. Нордман вспоминал о шкипере: «Представленный мне Линдгольм тотчас расположил меня к себе. Ему было лет 30. Мужчина красивый, обращения дипломатически-вежливого, и хотя он был сын бедного жителя финских шхер, где мать его поныне живет, но образование получил в Александровском университете. Плавая много лет по океанам, он не забыл университета и обогатил его ценными для науки подарками, за что и награжден золотою медалью на Станиславовской ленте на шею».

Через несколько месяцев дороги путешественники добрались до Нерчинска, где неожиданно скончался Артур, неутомимый движитель компании. Зиму 1863 г. финны встретили на Тугуре в Удском остроге. К весне они достали два вельбота и вышли в море за китами, официально назвав себя Тугурской китобойной компанией, хотя ей вполне подошло бы название Тугурской республики, гражданами которой были не только Линдгольм со спутниками, но и сбежавшие со своих китобойцев американцы, среди них было даже два негра, беглые каторжане, местные жители.

Отто Линдгольм стал президентом новой компании, записавшись в купцы первой гильдии. Все жили одной семьей, поровну деля тяжелый труд на море и бытовые заботы. Уже через три года компания имела три шхуны и несколько сотен баррелей вытопленного китового жира. Но далеко не все смогли перенести испытания. Вскоре скончался Торнквист, не выдержал и ушел в сторону Форселес. От неимоверных трудностей многие стали разбегаться. Держался только Линдгольм, о котором говорили, что он имеет сатанинскую силу. Невзирая на погоду, Отто Васильевич ходил в море: один во всех лицах — от главного распорядителя до шкипера и китобоя. Лично им было убито 26 китов. Один исполин едва не уволок его на тот свет, но Линдгольм только посмеялся над этим случаем, сказав:

— Бабка мне напророчила — не в воде моя смерть. Потому и жив.

А тот кит, кстати, в 92 фута длиной, дал жира и усов на шесть тысяч рублей серебром.

Генерал-губернатор Восточной Сибири М.С. Корсаков ходатайствовал перед Петербургом о награждении Линдгольма Золотым знаком на Владимирской ленте как первого русского китобоя на Дальнем Востоке. Этот почетный знак О. Линдгольм носил с гордостью до самой смерти.

Дела в новой китобойной компании со временем наладились, но все эти годы Линдгольму не давала покоя мысль, что далеко в Европе его ждет самое дорогое существо. И однажды Отто Линдгольм бросил все и уехал на Балтику. Самой большой наградой ему за все пережитое было то, что любимая дождалась его и даже согласилась поехать с ним на далекую окраину. Там она скрасила суровую мужскую жизнь Линдгольма и даже ходила вместе с ним в море бить китов, но все же непосильными оказались для нее испытания. Ее смерть потрясла видавшего виды китобоя, долго он не мог простить себе, что не уберег любимую в суровом краю.

После смерти жены О. Линдгольм с удвоенной энергией взялся за дела. Он не жалел себя, часто рисковал жизнью, но, видно, и вправду не суждено ему было погибнуть в океане. Зато доходы компании все росли и росли. В конце концов, устав от странствий по морям, китобой осел в приглянувшемся ему Владивостоке и открыл Торговый дом «Линдгольм и К°». Слава предпринимателя шагнула далеко за пределы Дальнего Востока. Он приобрел себе огромный кредит в Японии, на Гавайских островах, в Сан-Франциско, Нью-Йорке, Англии и Германии. Во Франкфурте один богатый негоциант предложил ему кредит в 300 тыс. долларов. На 1875 г. Торговый дом «Линдгольм и К» располагал кредитом в миллион долларов.

В 1877 г. О.В. Линдгольм купил паровую шхуну «Сибирь» для промысла китов. Капитаном на ней стал соотечественник хозяина вольный шкипер Фридольф Гек. Но китобойством шхуна занималась недолго, всего один сезон, а потом работала на каботажных линиях. Весной 1885 г. предприниматель отправил «Сибирь» на западное побережье Камчатки — заняться натуральным обменом с чукчами. Успех превзошел все ожидания. Рейс принес большую прибыль. На следующий год плавание повторили, но, к сожалению, оно было последним, т. к. эту территорию успели облюбовать американские китобои, не желавшие делить прибыль с другими. Торговая шхуна не могла противостоять оружию, и выгодный товарообмен пришлось прекратить. Вскоре О.В. Линдгольм купил конфискованную шхуну «Элиза» и, назвав ее по-своему «Котиком», отправил бить китов, но промысел оказался неудачным. Владелец был вынужден послать шхуну на транспортные работы — вывозить морскую капусту.

Вблизи Никольского Линдгольм построил в 1879 г. большую паровую мельницу, обеспечивающую мукой не только всю округу, но и Военное ведомство. В офицерской слободке, за Морским клубом, у него был свой причал. Там же О. В. Линдгольм построил кирпичный завод. В 1896 г. он расширил производство, взяв в аренду кирпичный завод Кустера. На 28-й версте от Владивостока предприниматель стал разрабатывать Подгородненские каменноугольные копи. Построил он и кирпичный завод во Владивостоке. Видавшие виды горожане только ахнули, когда О.В. Линдгольм выхватил в жесткой конкурентной борьбе миллионный подряд у Морского министерства на строительство сухого дока им. цесаревича Николая в Дальзаводе (строитель полковник В. В. Иванов). 7 октября 1897 г. состоялось его торжественное открытие — сюда вошел крейсер «Дмитрий Донской». До сих пор поражают красотой маяки, построенные им в заливе Петра Великого. Маячники же в непогоду славят строителя за крепость сооружений. Теперь не умеют строить так прочно, на века. В 1895 г. Линдгольм попросил Владивостокскую городскую думу выделить землю для строительства нефтебазы — керосинового пакгауза и цистерны. Так была построена в 1896 г. небольшая нефтебаза на Первой Речке, где имелась канатная дорога с керосиновыми вагонетками-цистернами. Линдгольм вывозил за границу очищенное масло для осветительных приборов. Затем он продал нефтебазу известному магнату Нобелю. В советское время владельцем ее стал Нефтесиндикат.

Летом 1911 г. во Владивосток пришел рыболовный траулер «Находка», который был заказан Линдгольмом. Тем самым предприниматель объявил войну местным монополистам по доставке в город свежий рыбы. Уходивший на ночной лов траулер Линдгольма возвращался с полным трюмом к 6 часам утра на городской рынок, который размещался в центре города, прямо на берегу бухты. Жители быстро разбирали дешевую рыбу, тащили за клешни свежих крабов. Этот по сегодняшним понятиям деликатес был непременным блюдом на столе даже самых бедных владивовостокцев.

Одним из первых Отто Васильевич вступил в члены Общества изучения Амурского края. Когда возникала нужда, он выделял деньги и материалы на строительство здания музея, делая большую уступку при поставке стройматериалов. В 1907 г. он учредил во Владивостокской женской гимназии две стипендии — имени Елизаветы Николаевны Семеновой и Отто Васильевича Линдгольма.

О. В. Линдгольм скончался 16 декабря 1914 г. К сожалению, память оказалась безжалостна к бывшему китобою. Только мыс в бухте Находка, где у миллионера была дача, носит сейчас его имя.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.104. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз