Книга: Путеводитель по Библии

Иоаким

Иоаким

Как только слова Иеремии были записаны, он постарался сделать так, чтобы они достигли царя. По-видимому, он не имел легкого доступа к царю, который был у Исаии, поэтому вынужден был прокладывать путь через храмовых чиновников, которые имели доступ к царю. К сожалению, после Храмовой Проповеди Иеремии запретили входить на территорию храма, и тогда он должен был послать Варуха.

Иер., 36: 5–6. И приказал Иеремия Варуху и сказал: «я заключен и не могу идти в дом Господень; итак иди ты и прочитай написанные тобою в свитке с уст моих слова Господни вслух народа в Доме Господнем в день поста, также и вслух всех Иудеев пришедших из городов своих, прочитай их…»

Свиток читался храмовым служителям, которые с тревогой рассказали царю о сути дела. Царь послал чиновника за свитком и приказал прочитать его.

Люди из Храма, по-видимому, с удивительным усердием постарались передать слова Иеремии царю, и для этого могли быть серьезные светские причины. С тех пор как Нехо Египетский убил Иосию в Мегиддо, Иудея стала данницей Египту, но теперь, поскольку Вавилон, в свою очередь, торжествовал над Египтом, возник вопрос относительно того, должна ли Иудея оставаться верной Египту или перейти на сторону его противника и под власть Вавилонии. Каждая из альтернатив имела своих сторонников, и в этой стране были проегипетские и провавилонские партии. Храмовые служители, к которым пришел Варух, вполне возможно, были убеждены в том, что Египет пал, и считали, что в практическом смысле единственным безопасным курсом было бы подчиниться Навуходоносору. Поскольку Иеремия говорил о том же, его сочинения были спешно отправлены царю.

Однако Иоаким, очевидно, занимал проегипетскую позицию, и, по-видимому, для этого у него были веские личные причины.

После того как Иосия был убит при Мегиддо, народ Иудеи провозгласил царем младшего сына Селлума (престольное имя Иоахаза):

4 Цар., 23: 30. И рабы его повезли его мертвого из Мегиддона, и привезли его в Иерусалим, и похоронили его в гробнице его. И взял народ земли Иоахаза, сына Иосиина, и помазали его и воцарили его вместо отца его.

Но Нехо, который теперь правил Иудеей, не принял этого. Он предпочел посадить на престол своего собственного кандидата, того, на кого он мог положиться, и который был, возможно, связан с ним клятвами, произнесенными в обмен на царствование. Поэтому египетский монарх сместил Селлума и посадил на престол его старшего брата:

4 Цар., 23: 34. И воцарил фараон Нехао Елиакима, сына Иосиина, вместо Иосии, отца его, и переменил имя его на Иоакима; Иоахаза же взял и отвел в Египет, где он и умер.

Поэтому Иоаким был очень предан египетскому фараону за полученный престол. Даже если он не испытывал никакого раскаяния из-за нарушения клятвы преданности, которую он дал, то, весьма вероятно, он считал, что, если Навуходоносор займет Иудею, пусть даже и из-за мирного подчинения Иудеи, вавилонский царь будет вынужден считать Иоакима египетской марионеткой и поэтому ненадежным. Он сделал так, как сделал бы на его месте Нехо, и посадил на престол своего собственного человека. Следовательно, чисто из личных интересов и совершенно вопреки национальному благу, Иоаким занял проегипетскую позицию.

Кроме того, Иоаким совершенно не мог испытывать к Иеремии добрых чувств, поскольку пророк яростно выступил против царя лично и отнюдь не в вежливых выражениях. Среди высказываний пророка, которые, возможно, не были включены в свиток, врученный царю, но которые Иоаким, должно быть, знал, были примерно следующие:

Иер., 22: 18–19. Посему так говорит Господь о Иоакиме, сыне Иосии, царе Иудейском: «не будут оплакивать его: «увы, брат мой!» и: «увы, сестра!» Не будут оплакивать его: «увы, государь!» и: «увы, его величие!» Ослиным погребением будет он погребен; вытащат его и бросят далеко за ворота Иерусалима.

Поэтому, когда придворный по имени Иегудий прочитал Иоакиму пугающие предсказания о погибели, произнесенные Иеремией, Иоаким сразу отреагировал с мрачным гневом.

Иер., 36: 23. Когда Иегудий прочитывал три или четыре столбца, царь отрезывал их писцовым ножичком и бросал на огонь в жаровне, доколе не уничтожен был весь свиток на огне, который был в жаровне.

Иеремия заставил Варуха переписать этот свиток, но уже был установлен явно проегипетский курс, в котором Иоаким был заинтересован. Даже когда он наконец вынужден был предусмотрительно выплачивать Навуходоносору дань, он чувствовал себя на престоле в опасности и искал первой же возможности восстать.

Оглавление книги


Генерация: 0.250. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз