Книга: Путеводитель по Библии

Фараон (притеснитель)

Фараон (притеснитель)

Как сообщается в Исходе, после смерти Иосифа и его братьев сыны Израилевы стали процветать, «размножились, и возросли, и усилились чрезвычайно».

А затем:

Иcx., 1: 8. …восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа.

Новый фараон, в отличие от благожелательного покровителя Иосифа, вовсе не симпатизировал евреям. Более того, он считал их источником возможной опасности для страны и поэтому предпринял против них суровые меры.

Если фараон Иосифа действительно был одним из ранних гиксосских царей, то картина произошедшего совершенно ясна.

При гиксосах Египет все же не оставался полностью под их контролем. Их влияние сосредоточилось в Дельте, а дальше к югу местную власть удерживали египетские правители, накапливавшие силы.

Приблизительно в 500 милях вверх по Нилу находился город, который позже греки называли Фивами, и он был наиболее известен среди городов Верхнего Египта. Во времена Древнего и Среднего царств его затмевали Мемфис и города, расположенные в Дельте. Но в период политической раздробленности египетские династии иногда управляли страной из Фив — из фактически независимого юга. Например, в годы, предшествующие образованию Среднего царства, XI династия правила из Фив.

Когда гиксосы завоевали Египет, Фивы получили еще одну возможность. На протяжении всего периода их правления фиванцы, сохраняя относительную независимость, постепенно перенимали военную технику завоевателей (конные боевые колесницы, усовершенствованный лук, использование лат), с которой прежде не были знакомы и благодаря которой гиксосы подчинили себе Египет.

В 1570 г. до н. э. Яхмос, ставший родоначальником XVIII династии, пришел к власти в Фивах и организовал решительное сражение против гиксосов, к тому времени утративших бдительность. Яхмос нанес им поражение, изгнал из страны и стал фараоном всего Египта, восстановив египетскую династию после полуторавекового правления чужеземцев.

Яхмос вполне мог быть тем «новым царем, который не знал Иосифа». Будучи представителем возрождающейся египетской государственности, он не мог относиться к евреям иначе как с неприязнью и подозрением: ведь их впустили в страну гиксосы и поэтому их можно было считать остатками этих врагов. При любом повторном вторжении азиатов Яхмос мог ожидать, что евреи присоединятся к захватчикам, с которыми связаны общей культурой и языком.

Хотя во время правления Яхмоса благополучная жизнь евреев в Египте могла изменяться к худшему, вовсе не значит, что при этом фараоне она должна была окончательно прийти в упадок. Евреи, к которым в Египте относились с подозрением и как к людям второго сорта, проявляли недовольство своим положением, и это само по себе являлось поводом для усиливающихся притеснений.

Исх., 1: 13–14. И потому Египтяне с жестокостию принуждали сынов Израилевых к работам. И делали жизнь их горькою от тяжкой работы…

Рабское положение евреев достигло крайнего предела при конкретном фараоне, которого называют «фараоном-притеснителем» (но, вероятнее всего, это был не Яхмос).

Чтобы определить, какой именно фараон мог им быть, следует обратиться к истории Египта.

Когда закончилось правление Яхмоса, египтяне, перенявшие от гиксосов новую военную технику, вступили в период наиболее успешных военных действий за всю свою историю. Началась эпоха Нового царства, или времена Империи, когда Египет распространил свою власть на граничащие с ним азиатские территории. Все крупные военные завоевания, связанные с образованием и укреплением Египетского царства, происходили именно в период еврейского рабства, поэтому в Библии, всецело сосредоточившейся на судьбе евреев, не обнаруживается ни малейшего следа этих событий.

При Тутмосе I (1525–1508 гг. до н. э.) и Тутмосе III (1490–1436 гг. до н. э.)[18] — особенно при последнем, которого иногда называют Тутмосом Великим и Наполеоном Древнего Египта, была создана великая египетская военная держава. Египетские войска победоносно прошли по западной части Плодородного Полумесяца, утвердив там свою власть. В 1479 г. до н. э. Тутмос III выиграл великую битву при Мегиддо — городе, расположенном в северном Ханаане, приблизительно в 50 милях севернее Иерусалима. После этого Ханаан и все северные земли у Евфрата стали принадлежать Египту. При Аменхотепе III (1397–1370 гг. до н. э.)[19] империя по-прежнему процветала.

Но при Аменхотепе IV, сыне Аменхотепа III (1370–1353 гг. до н. э.)[20], в стране началась смута. Новый фараон был царем-реформатором. Правя в стране с древней традицией многобожия, Аменхотеп порывает с ним, признавая единого бога, бога солнца — Атона, и устанавливает его культ. Так как собственное имя фараона, Аменхотеп, означало «угодный Амону» и прославляло бога Амона, то фараон отрекся от него как от идолопоклоннического, назвав себя Эхнатоном («угодным Атону»)[21]. Он также основал новую столицу на половине пути между фивами и дельтой и дал ей имя Ахетатон («горизонт Атона»). Нa этом месте теперь находится деревня Телль-эль-Амарна.

Эхнатон попытался силой установить единобожие во всем Египте, но, защищая традиционную религию с ее культом древних богов, жречество оказало жестокое сопротивление, и на его стороне был присущий египтянам внутренний консерватизм. Недолго правивший (всего около семнадцати лет) Эхнатон умер рано, и его реформа повисла на волоске. Культ Атона стал ослабевать и вскоре исчез. Когда на трон взошел молодой зять Эхнатона Тутанхатон (1352–1343 гг. до н. э.), старое жречество одержало полную победу. Эхнатон был предан забвению, а Тутанхатону пришлось изменить свое имя на Тутанхамон[22].

В то время как Эхнатон был поглощен своей религиозной реформой, азиатские владения Египетской империи стали подвергаться постоянным нападениям. В 1887 г. при раскопках Ахетатона было найдено множество писем от египетских наместников в Азии. Их содержание представляет собой весьма печальный рассказ о бесконечных набегах с севера и востока и тщетные просьбы о помощи к Эхнатону, у которого недоставало сил или, скорее, желания отразить хищнические набеги банд из пустыни.

Однако с севера надвигался еще более грозный враг. Древнехеттское царство ослабло и не представляло опасности во время правления Тутмоса III. Но после смерти этого царя-завоевателя хетты вновь обрели силу, создав Новохеттское царство. Во времена Эхнатона на хеттском троне находился величайший царь хеттов Суппилулиума I. Он сокрушил царство Митанни и отодвинул египетские границы до Ханаана.

После смерти Тутанхамона (это именно его гробница была обнаружена в 1922 г.) XVIII династия быстро пришла к упадку и прекратилась. На трон взошла новая семья, образовав XIX династию; ее первый представитель, Рамсес I, стал фараоном в 1304 г. до н. э. При его правлении Египетская империя пережила новый период своего могущества.

XIX династия достигла своей вершины при Рамсесе II (Рамсесе Великом), чье долгое царствование продлилось с 1290-го до 1223 г. до н. э.[23], и в этот период Египет вступил в прямой конфликт с хеттами. В 1288 г. до н. э. между двумя державами произошло великое сражение при Кадеше (около восьми миль севернее Дамаска). Битва эта не оказалась решающей, война продолжалась и закончилась заключением договора о мире и ненападении, по условиям которого у хеттов сохранялись их завоевания предыдущего столетия*Однако усилия, направленные на противостояние Египту, оказались пагубными для хеттской империи, ослабив ее мощь, и от самого Египта потребовали значительного напряжения.

Рамсес 11 — наиболее известный египетский фараон. Долгое правление позволило ему осуществить свои грандиозные планы. Он украсил Фивы, которые в период его правления находились на вершине славы, заполнил весь Египет своими гигантскими статуями с хвалебными надписями в свою честь; кроме того, сохранилось свидетельство, что у него было сто шестьдесят детей от бесчисленных жен и наложниц.

Рамсес II во многом поспособствовал созданию появившейся впоследствии легенды о Сенусерте. Когда спустя восемь веков после великих дней Египетского царства греческий историк Геродот посетил эту древнюю страну, египетские жрецы и хранители древностей охотно излагали ему события великого прошлого, причем не без прикрас. Во времена Геродота Египет, захваченный двумя азиатскими царствами — Ассирией и Персией, находился в упадке. Поэтому египтяне тешили свою гордость воспоминаниями о тех затерянных во мгле далекого прошлого временах, когда Египет был мировой державой.

Завоевателя, о котором сообщает Геродот, звали Сенусерт. Это настоящее имя трех фараонов XII династии, и первый из них предположительно мог быть фараоном, к которому некогда пришел Авраам[24].

Во времена Среднего царства могущество Египта впервые распространилось за пределы его границ, достигнув Эфиопии. К этим завоеваниям добавились и новые, при Тутмосе III и Рамсесе II, и в конце концов Сенусерты завоевали всю Эфиопию и вторглись в Азию, дойдя до самого Евфрата, а затем через Малую Азию проникли в Европу, подчинив себе равнинные пространства Причерноморья.

После Рамсеса II мечтать о временах Сенусерта было уже бесполезно. Египет стал ослабевать. Лишь время от времени он собирался с силами, но всякий раз менее успешно, и продолжал клониться к упадку на протяжении всех библейских времен.

Кто же из фараонов за эту долгую историю мог оказаться «притеснителем»?

На эту роль неплохо подходит Эхнатон. Это особый правитель среди длинной череды египетских фараонов: бунтовщик, ниспровергающий традиции, монотеист. Мог ли он быть тем доброжелательным фараоном, благосклонно позволившим веровавшему в единого Бога Иакову и его сыновьям поселиться в Египте? К сожалению, это совершенно невозможно, так как Эхнатон царствовал значительно позже их прихода в Египет.

Но тогда, может быть, время правления Эхнатона было ближе к периоду рабства сынов Израилевых? Не мог ли он воспринять свой монотеизм от Моисея или, как иногда предполагают, не мог ли Моисей воспринять его от Эхнатона?

Могло ли оказаться, что сильный и властный Аменхотеп III, отец Эхнатона, действительно являлся фараоном-притеснителем, а при более слабом правлении Эхнатона, поглощенного своими проблемами, евреи смогли бежать из Египта? В пользу этого говорят обнаруженные в Телль-эль-Амарне сообщения из Ханаана о внезапном вторжении кочевых племен. Не были ли это евреи, бежавшие из Египта и уверенно направившиеся на завоевание Ханаана?

Но это маловероятно по нескольким причинам. Во-первых, Эхнатон царствовал гораздо раньше завоевания евреями Ханаана. Поэтому предположение, что народ Израиля вторгся в Ханаан во времена Эхнатона, не сочетается с хорошо известными Датами более поздних событий, описанных в Библии. Сомнений в том, что Ханаан подвергся нападениям кочевников в период правления Эхнатона, нет. Однако вполне вероятно, что его атаковали племена идумеев, моавитян и аммонитян, обитавших вдоль границ, охраняемых египтянами, и им не удавалось проникнуть внутрь страны. Кроме того, из библейского Рассказа совершенно очевидно, что к тому моменту, когда евреи достигли Ханаана, идумеи, моавитяне и аммонитяне уже прочно осели, завладев землями к востоку и к югу от Мертвого моря[25].

Конечно, эти древние завоеватели были тесно связаны с евреями; и не исключено, что некоторые племена, впоследствии присоединившиеся к союзу израильских племен, уже нападали прежде на Ханаан, а затем присоединились к коленам Израиля, вышедшим из Египта. Существуют предположения, что в египетском рабстве находились лишь колена Иосифа, Ефрема и Манассии, и после бегства из Египта они образовали союз племен, вторгшийся в Ханаан прямо из пустыни.

Если евреи вышли из Египта и начали завоевывать Ханаан в период правления Эхнатона и после него, они могли быть вовлечены в начавшуюся гигантскую военную кампанию Рамсеса II. В Библии не могло не отразиться такое событие, как великое сражение при Кадеше.

Если искать «фараона-притеснителя» в более поздние времена, то для этой роли больше всего подходит именно Рамсес II. Он был самовлюбленным деспотом, безнаказанно использовавшим свою власть. Этот фараон развязал борьбу не на жизнь, а на смерть с азиатской державой и был вынужден смотреть на азиатов, живших в его собственном государстве, крайне подозрительно. Ведь вполне допустимо, что хетты могли воспользоваться бунтом евреев, чтобы отвлечь силы Египта. Или что хотя бы некоторые евреи одобрительно отнеслись к подобным действиям и Рамсес начал подозревать их в соучастии, даже если этого и не было. Все это могло усилить порабощение и даже вызвать геноцид.

Кроме того, после смерти Рамсеса II власть фараонов стала ослабевать, и в этот период евреи могли вырваться из Египта. Более того, мощь Египта так и не возродилась. Он уже не сумел вновь собраться с силами и подчинить Азию, поэтому евреям безо всяких помех со стороны Египта удалось завоевать и оккупировать Ханаан.

Так что, похоже, именно Рамсес II и мог быть «фараоном-притеснителем» — если такой фараон вообще существовал. Ведь, кроме Библии, больше нигде не встречается о пребывании евреев в Египте, об их рабстве и об их бегстве из Египта. В частности, современными археологами не обнаружено в египетских документах ни одного факта, свидетельствующего о событиях Исхода.

Оглавление книги


Генерация: 0.151. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз