Книга: Крым великолепный. Книга для путешественников

Южный берег вокруг Ялты

Южный берег вокруг Ялты

Крымский полуостров далеко выдвинут в Черное море, и крайней его точкой является Южный берег, занимающий узкую приморскую полосу на склоне главной из трех параллельных гряд гор тысячеметровой высоты. Скальные ландшафты, окрашенные в серо-бело-голубовато-черные цвета, на рассвете и закате выглядят розовыми и золотистыми.

Площадь Южного берега (1250 квадратных километров) занимает двадцатую часть всего Крымского полуострова. Он протянулся от мыса Айя на западе до потухшего вулкана Карадаг на востоке на 150 километров. Ширина Южного берега от двух в районе Фороса и Байдарских Ворот до десяти километров у Алушты и горы Демерджи. Ученые говорят, что для Южного берега Крыма «типичен грядово-эрозионный рельеф, каменные оползни и обвалы-хаосы». Весь Южный берег, по сути, является круто спускающимся к морю склоном, усеянным живописными обломками скал и изрезанным заливами и бухтами разной величины.

На Южном берегу Крыма расположено множество курортов, домов отдыха, санаториев, памятников природы, истории и культуры, широких и удобных бухт с благоустроенными пляжами.

Краткая история Южного берега вокруг Ялты

Побывавший на Южном берегу Крыма автор бессмертной комедии «Горе от ума» Александр Грибоедов писал, что «Крым – это изумительная сокровищница, хранящая тайны тысячелетий». Берега полуострова действительно хранят многие исторические тайны, скопившиеся на полуострове за последние три тысячи лет.

До начала нашей эры на Южном берегу Крыма жили местные племена тавров, занимавшихся скотоводством, рыболовством и морским разбоем. Греческое слово «тавр» означает «гора». Таврами, то есть горцами, назвал первых крымских жителей отец истории Геродот, и впоследствии Таврикой, Таврией, Тавридой до XIV века называли весь Крымский полуостров.

В I веке на Южнобережье утвердились римляне, организовавшие здесь линию укреплений. На мысе Ай-Тодор они построили форт Харакс («Столб»), в котором более двухсот лет стояли гарнизоны I Италийского, а затем XI Клавдиева легиона.

После крушения Римской империи на Южном берегу несколько пограничных укреплений, в том числе Горзувиты и Алустон, построила Византия. Константинополь в XIII–XIV веках сменила Венеция, а затем Генуя, успешно сделавшая Южное побережье торговыми воротами из Европы в Азию. На полуострове утвердилось Крымское ханство, и он стал называться Кырым, Крым.

В 1475 году Крымское ханство было поглощено Оттоманской Портой. Европейские пути переместились к Египту, и только вхождение Крыма в 1783 году в состав России вдохнуло в его Южный берег новую жизнь.

В начале XIX века началось интенсивное экономическое освоение Южнобережья. Здесь появились не только рыбные и соляные промыслы, но и винодельческое предприятие в урочище Магарач, а также Никитский ботанический сад.

В 1824 году началось продолжавшееся почти четверть века строительство перевального гравийного шоссе из Симферополя на Южный берег, связавшего Алушту, Ялту, Алупку и Севастополь. В середине XIX века в Ялте появились первые дачи.

После окончания Крымской войны 1854–1855 годов по совету своего лейб-медика С. Боткина император Александр II купил земли в Ливадии, и развитие Южнобережья пошло гигантскими шагами. После строительства летней царской резиденции крымский берег от Алупки до Гурзуфа в течение двадцати лет был застроен роскошными дворцами, виллами, дачами, особняками российской знати, сановников, богатых помещиков и купцов.

В начале XX века многие ученые и естествоиспытатели стали говорить о превращении Южного берега Крыма в курортно-лечебную зону. С. Боткин писал: «Пока Крым доступен или очень богатым, или людям, не отравленным европейским комфортом, но не тем, у кого кошелек среднего размера. При появлении необходимых условий Крым станет значительно выше швейцарского курорта Монтрё».

Советская власть на Крымском полуострове окончательно утвердилась в ноябре 1920 года, а уже в декабре был подписан декрет «Об использовании Крыма для лечения трудящихся». Все многочисленные дворцы и виллы были национализированы, в 1925 году в бывшем царском Ливадийском дворце был открыт первый в Советском Союзе трехсотместный крестьянский санаторий, а у Гурзуфа начал работать пионерский лагерь «Артек».

Созданные здесь медицинские институты изучали влияние природных факторов на организм человека и разрабатывали методы их использования при лечении многих болезней, создавали традиции климатологии и виноградотерапии. За двадцать лет советской власти в Крыму по профсоюзным путевкам отдохнули около 4 миллионов человек.

Во время Великой Отечественной войны гитлеровцы находились в Крыму с ноября 1941 по апрель 1944 года. Сразу же после освобождения началось восстановление экономики полуострова. Старые садово-парковые ансамбли были реконструированы. Строились новые санатории и дома отдыха, развивались города и поселки. В 1980-х годах ежегодно на Южном берегу отдыхали более 5 миллионов, а во всем Крыму более 10 миллионов человек.

К началу XXI века в Крыму построено такое количество санаторно-курортных учреждений, что их количество уже превышает природные возможности полуострова.

Южный берег Крыма находится на одинаковом расстоянии от экватора и от полюса. И это оказывает определяющее влияние на его природу и климат. Высоко поднимающееся над горизонтом солнце и обрывистые горы создают отличные условия для прогревания суши и моря.

Природа Южного берега очень контрастна – десятки и сотни выгнутых бухт и заливов, живописных мысов, каменных хаосов, удобных пляжей с красивыми скалами в воде радуют глаза путешественников. Горы высотой до полутора тысяч метров ближе к вершинам почти отвесны, внизу же они пологие, с оврагами, каньонами, расщелинами.

В горах много созданных ветрами причудливых фигур, прибрежных скал, многие из которых являются памятниками природы. Они создают неповторимый рельефный ландшафт и защищают берег от бесконечной череды морских волн. Летнее Черное море очень ласковое, но зимой может накатиться на сушу волной высотой с трехэтажный дом.

Крымскими камнями облицованы станции Московского метрополитена, из них сооружены трибуны Красной площади у Кремля.

Глинисто-песчаная почва Южного берега очень хороша для разведения садов, парков и виноградников. Температура воздуха на Южнобережье даже зимой всегда плюсовая, снег держится совсем недолго. Лето всегда сухое и жаркое. Дожди идут осенью и весной, но возможны короткие летние ливни. Солнце светит больше, чем на Черноморском побережье Кавказа. Климат средиземноморский, почти субтропический. Дневную жару смягчают целебные морские бризы, ионизирующие воздух, влажность которого не превышает 60 процентов.

Температура воды в июле и августе достигает 25 градусов тепла, продолжительность купального сезона более четырех месяцев.

Из почти трех тысяч видов крымских растений на Южном берегу растет более половины, многие из них реликтовые, эндемичные, в том числе грабовые, буковые, дубовые, сосновые, скальные леса. Среди деревьев часто встречаются дендрологические редкости даже доледникового периода, в том числе огромные изогнутые шарообразные земляничные деревья, высокие можжевельники, ладанники, полутораметровые кустарниковые жасмины, крымский плющ с толщиной ствола двадцать сантиметров и длиной до двадцати метров. Около ста видов деревьев, кустарников, растений, некоторым из которых более тысячи лет, занесены в Красные природоохранные книги.

Среди нескольких сотен крымских животных в горах Южного берега сохранились эндемичные косули, олени, горные лисицы, каменные куницы. Больше пятидесяти видов из них также занесены в Красные книги.

Из 150 крымских заповедных территорий и объектов 54 находятся на Южном берегу Крыма. Их площадь почти двадцать тысяч гектаров, почти одна шестая всей территории. Это заповедники «Ялтинский» и «Мыс Мартьян», часть Крымского заповедника, Никитский ботанический сад, заказник «Аю-Даг», памятники природы горы Кошка и Крестовая, скалы Адалары, мыс Ай-Тодор, урочище Демерджи, памятники садово-паркового искусства Форосский, Мелас, Алупкинский, Мисхорский, Нижняя Ореанда, Харакский, Ливадийский, Массандровский, Гурзуфский, парки в Артеке, все вместе занимающие более тысячи гектаров.

Пляжи Южного берега очень разнообразны. От Фороса до мыса Ай-Тодор берега покрыты эффектными отвесными скалами и причудливыми каменными хаосами. Здесь много маленьких бухточек и заливов с кристально чистой водой. На окатанных морем гравийно-галечных пляжах и рядом в воде довольно много красивых скал, глыб, валунов. От Ай-Тодора до Гурзуфа побережье состоит из обрамленных горами больших полукруглых бухт и мощных мысов.

При оборудовании пляжей строители старались сохранить береговую полосу и ее природу, микроорганизмы которой прекрасно очищают морскую воду. Бетонные набережные прикрыты волноломами, не позволяющими осенним и зимним штормам размывать берег. Защищать Южный берег им помогают очень живописные скалы Дива, Кошка, Адалары, Лягушка и многие другие, расположенные в воде рядом с пляжами.

Культурные и архитектурные достопримечательности

На Южном берегу вокруг Ялты находится множество замечательных исторических, культурных, архитектурных достопримечательностей, от которых трудно оторвать глаз. Дом-дворец, парк, дача Тессели в Форосе, церковь Воскресения Христова, Байдарские ворота, дворцы и парки в Мухалатке и Меласе, Чертова лестница Шайтан-Мердвен над Мухалаткой, скала Ифигения в Кастрополе, видовая площадка в Понизовке, дворец «Ксения», гора Кошка, скалы Дива, Монах и Крыло Лебедя в Симеизе, Воронцовский дворец и парк в Алупке, дворец Юсуповых в Кореизе, Мисхорский парк и дворец «Дюльбер», мыс Ай-Тодор, скала Парус, дворцы «Ласточкино гнездо», «Александрия», «Ай-Тодор», «Харакс», «Кичкине» в Гаспре, Горизонтальная, или Царская, или Солнечная тропа, Белая ротонда в Ореанде, Ливадийский дворец и парк, дворец, парк и винные подвалы в Массандре, Никитский ботанический сад, гроты и скалы Адалары, «Дом Ришелье» и пушкинский музей, дворцы Военного санатория, парк и его знаменитый фонтан «Ночь» в Гурзуфе, парк Суук-Су, дворец Раевских «Корасан» и дворец Гагариной «Утес» с роскошным парком – шедевром садово-паркового искусства на мысе Плако.


«Севастополь»

Вокруг Ялты по Южному берегу на семьдесят километров от горы Аю-Даг почти до мыса Сарыч расположены около тридцати населенных пунктов – Форос, Санаторное, Береговое, Парковое, Голубой Залив, Понизовка, Кацивели, Симеиз, Алупка, Кореиз, Мисхор, Гаспра, Курпаты, Ореанда, Ливадия, собственно Ялта, Массандра, Советское, Никита, Никитский ботанический сад, Гурзуф, Артек, Партенит и другие поселки.

На этой совсем не длинной береговой линии собрано множество вилл, дач и садово-парковых ансамблей, которые являются шедеврами Крымского полуострова. При их создании использовались не только лучшие достижения архитектурной мысли, но и знания дендрологии и биологических особенностей субтропических растений, их форм, габаритов, цветов и орнаментов листвы.

Садово-парковые ансамбли

Декоративное садоводство существовало в Крыму с античных времен. Еще греческие колонисты завезли на полуостров гранаты, фиговые деревья, благородный лавр. Они высаживались тогда без архитектурного плана, между плодовыми и лесными деревьями.

В 1786 году по приказу генерал-губернатора Новороссии Григория Потемкина из Турции и Греции были доставлены в Крым дубы, кедры, лавры, гранаты, пинии, чинары, каштаны, рододендроны, кипарисы, ивы, лилии, розы, гвоздики.

В 1812 году по инициативе нового генерал-губернатора герцога Ришелье в деревне Никита вблизи Ялты был основан государственный Никитский ботанический сад, оказавший огромное влияние на развитие садово-паркового искусства в Крыму.

Архитектурные садово-парковые ансамбли начали создаваться на Южном берегу в первой половине XIX века. Первые ландшафтно-террасные сады появились в имениях графа Воронцова в Алупке, графа Потоцкого в Ливадии, генерала Раевского в Гурзуфе и Партените, генерала Мальцева в Симеизе.

Эффектная природа Южнобережья сама создавала дикие декоративные живописные уголки всех цветов радуги – замкнутые поляны, причудливые гроты, каменные хаосы, скалы с растущими на них деревьями. Эти чудесные естественные элементы были использованы при организации многих крымских садово-парковых ансамблей, в которых они вместе с экзотическими растениями, привезенными с разных континентов, создавали декоративные экспозиции. При этом парки не превращались просто в коллекции насаждений, а оставались архитектурными произведениями высочайшего уровня.

Южный берег беден водой. И ее недостаток в парках и садах восполняли фонтаны, как в Гурзуфе и Никите, или естественные источники, как в Алупке, или искусственные озера, как в Форосе.

Практически во всех парках были созданы видовые площадки, открытые в сторону моря.

Постоянно сменяющие друг друга парковые пейзажи вызывают самые разнообразные художественные и эстетические впечатления, оказывая сильное влияние на настроение человека. Это достигается с помощью сочетания естественной красоты крымской природы и видов со специально созданных площадок на окрестные морские, лесные, береговые просторы и горные вершины. Все это дополняется искусственными композициями из редких деревьев, кустарников и растений, высаженных вдоль прогулочных аллей, дорожек и троп, а также скульптурами, павильонами, беседками, сводчатыми тоннелями, фонтанами, мраморными и терракотовыми вазами и садовыми скамьями.

В качестве декораций зачастую используются остатки древних строений генуэзского и даже более раннего периода.

Рощи из деревьев одной породы – дуба, кедра, сосны, пиний – также создают оригинальные ландшафты. Для обрамления входов и парковых перспектив высажены большие и густые группы кипарисов, особенно эффектных на фоне моря. Часто применяется фигурная стрижка и архитектурная обработка растений, в частности дуба, самшита, лавра и можжевельника.

Многие садово-парковые ансамбли вокруг Ялты являются художественно-историческими памятниками – Пушкинский парк в Гурзуфе, Алупкинский, Ливадийский, Массандровский, Форосский ансамбли.

Форос. Тессели. Церковь Воскресения Христова. Байдарские ворота

С древнейших времен в 45 километрах к юго-западу от нынешней Ялты у подножия величественной горы Форос (греч. обрыв, маяк) располагалось греческое поселение. Позже его сменила генуэзская колония Фори, по преданию и давшая название всей местности.

После присоединения Крыма к России Форосом в разное время владели князь Г. Потемкин-Таврический, обер-гофмаршал К. Нарышкин, князь П. Голицын, граф А. Игнатьев, однако до строительства дороги эти красивые, но труднодоступные места пустовали.

В 1820 году форосское имение Тессели было подарено императором Александром I герою Отечественной войны 1812 года генералу Н. Раевскому, который построил здесь дом и разбил живописный ландшафтный парк.

В 1887 году 250 гектаров форосской земли купил известный российский чаеторговец А. Кузнецов. При нем здесь был построен дом, разбит парк в естественных скальных и лесных границах, заложен виноградник в 30 гектаров и выстроена винодельня с большими подвалами, дошедшими до нашего времени.

В 1889 году в центре парка по проекту архитектора Гиллинга в стиле русского классицизма были построены двухэтажный дом-дворец, а также дома для гостей и управляющего. Интерьер хозяйского особняка украшали лучшие мастера того времени. До наших дней дошли камин, золотистый паркет, настенные панно и чугунные вазы на террасе, сделанные на демидовских заводах. С балконов, расположенных на каждой стороне особняка, открываются роскошные виды на море, парк, лес и горы, видимые на расстояние до пятнадцати километров.

В гостях у Кузнецова в Форосе побывали многие знаменитости: читал свои рассказы Чехов, играл Рахманинов, пел Шаляпин.

Гордостью Фороса является роскошный парк в 70 гектаров с рощами экзотических растений, фонтанами и озерами, в которых плавали лебеди.

В Форосском парке растет более двухсот видов редких деревьев и кустарников, в том числе гигантские секвойи высотой до двадцати метров, диаметром ствола до метра и кроной восемь на десять метров, пирамидальные, горизонтальные, ароматные кипарисы, испанские и нумидийские пихты, алеппские и горные сосны, ливанские и гималайские кедры, веерные пальмы, магнолии, мушмула и голубой дуб.

В центре парка в оригинальном уголке природы расположен шестиуровневый объединенный каскад из миниатюрных озер.

В советское время строения имения Кузнецовых как отдельные корпуса вошли во вновь построенный санаторий «Форос». В нем отдыхали самые знаменитые люди Советского Союза, и здешний парк только сравнительно недавно был открыт для свободного доступа. Вдоль берега проложена красивая набережная, построен павильон для сна у моря.

Население курортного поселка Форос составляет около двух тысяч человек. Многие сдают жилье отдыхающим. Осенью в поселке проходят чемпионаты по скалолазанию, тренируются горные велосипедисты.

Центральная аллея парка ведет в расположенное в полутора километрах уютное дачное местечко Тессели (греч. тишина), дом в котором в 1930-х годах был подарен правительством Максиму Горькому, закончившему здесь свою эпопею «Жизнь Клима Самгина».

С дачи Тессели хорошо виден маяк на мысе Сарыч («Золототканый»), построенный в виде огромной шахматной ладьи. В 1988 году у мыса в урочище Комперия была построена государственная дача «Заря», на которой во время августовского путча 1991 года удерживался президент Советского Союза М. Горбачев.

За мысом находятся заповедные урочище и бухта Ласпи, являющиеся уникальным уголком природы. Здесь растут реликтовые сосны Станкевича, земляничные деревья, высокие можжевельники и двадцать видов орхидей. На скале Гарина-Михайловского устроена смотровая площадка.

За Ласпи, у пятисотметровой высоты мыса Айя, заканчивается Южный берег Крыма и начинаются земли Севастополя.

Выше Фороса на отвесной стометровой Красной скале в 1892 году по заказу А. Кузнецова и проекту архитектора П. Чагина была выстроена церковь Воскресения Христова. В ее украшении участвовали выдающийся художник К. Маковский и итальянский мозаичник Антонио Сальвиати. Кузнецов сделал изображение церкви на скале своим торговым знаком и помещал его на жестяных чайных коробках. Они десятками тысяч продавались в России и Европе, что сделало форосскую церковь известной во всем мире.

В советское время в церкви устроили ресторан с чебуречной, затем склад, который сгорел. Храм был заброшен. В конце XX века церковь Воскресения Христова была отреставрирована и теперь по-прежнему выглядит изящно и величественно, вызывая восторг путешественников. На звоннице храма висит трехтонный колокол 1862 года, подаренный моряками Черноморского флота.

От поселка Форос к Байдарскому перевалу поднимается красивая и извилистая старая Севастопольская дорога. В 1848 году на перевале высотой 527 метров в честь завершения строительства дороги Севастополь-Ялта были выстроены Байдарские ворота в виде античной арки. От них открывается потрясающий вид на побережье, однако у ворот почти всегда дует сильный порывистый ветер, и подходить к обрыву очень опасно, особенно детям.

Байдарскую долину за обилие охотничьих угодий, чистых родников и плодовых лесов, из-за мягкого нежаркого климата называют крымской Швейцарией. У села Родниковое находится оборудованная для экскурсий Скельская пещера и огромные культовые сооружения-менгиры каменного века.

Санаторное-Мухалатка. Мелас. Мшатка. Шайтан-Мердвен. Береговое. Кастрополь. Скала Ифигения. Парковое-Кучюк-Кой. Оползневое. Понизовка. Кацивели. Голубой Залив

Восточнее Фороса находится курортный поселок Санаторное, ранее называвшийся Мухалатка.

В 1840-х годах первые владельцы Мухалатки графы Кочубеи построили в своем имении усадебный дом и заложили английский парк. Живописную округу в окружении каменных хаосов засадили виноградниками и плодовыми садами. Во время Крымской войны Мухалатка была разграблена французами и пришла в упадок.

В 1875 году земли в Мухалатке приобрел богатый купец В. Кокорев. Рядом со старым усадебным домом был разбит французский парк образца XVII века. К морю проложили аллею с тремя террасами, фонтанами, искусственными озерами с золотыми рыбками и лилиями, скульптурами и розариумами с сотнями видов этих роскошных цветов. В старой английской части парка росли кипарисы, кедры, лавры, магнолии, в оранжереях выращивались рододендроны, камелии, экзотические фрукты и пальмы.

Новый трехэтажный дворец в Мухалатке был построен в 1909 году архитектором Оскаром Вегенером, украсившим его колоннадой, лепниной, балконами и лоджиями.

Дворец и парк сильно пострадали при национализации в 1921 году. Но после создания в Мухалатке дома отдыха Совета народных комиссаров СССР все было приведено в порядок: восстановлены винные подвалы, оранжереи, цветники, создана собственная ферма, обеспечивающая высоких гостей всеми необходимыми продуктами собственного производства. На этой правительственной даче часто отдыхали Ф. Дзержинский, М. Фрунзе, Г. Орджоникидзе, Н. Бухарин, В. Куйбышев, Н. Крупская, М. Ульянова, Г. Димитров, дети Сталина.

В 1941 году при отступлении Красной армии роскошный дворец был взорван. В 1950-х годах в Мухалатке была построена новая правительственная резиденция.

Из регулярного ландшафтного парка с декоративными водоемами и цветниками, воздух в котором с ранней весны до поздней осени наполнен ароматами кипарисов и сосен, открывается прекрасный вид на море.

В Верхней Мухалатке находилась дача известного писателя Юлиана Семенова, оформленная в стиле дома его любимого героя – советского разведчика Штирлица.

Чуть западнее Мухалатки, у обрыва на берегу моря, в середине XIX века была построена усадьба участника Отечественной войны 1812 года, полковника лейб-гвардии Измайловского полка Л. Перовского, назвавшего ее по цвету окружающих скал Мелас (греч. серебристый). Имение перешло его брату А. Перовскому, известному писателю, выступавшему под псевдонимом Антоний Погорельский. Возможно, именно в Меласе он сочинил свою знаменитую сказку «Черная курица, или Подземные жители», героем которой стал его племянник А. Толстой, тоже впоследствии писатель, автор романа «Князь Серебряный» и многих других произведений. А. Толстой унаследовал имение, в котором написал цикл стихов «Крымские очерки» и работал над афоризмами Козьмы Пруткова (знаменитая «литературная маска» и коллективный псевдоним А. Толстого и братьев Жемчужниковых).

Среди буйной растительности и скальных хаосов на берегу моря в великолепном парке стоял оригинальный дворец с плоской крышей и четырьмя башнями. Небольшой, но изысканный парк размером в восемь гектаров А. Толстой называл «цветущим и благоухающим». В старом двухэтажном дворце на первом этаже находился большой зал с фисгармонией и пианино, столовая с роялем, кабинет с телефоном, великолепная библиотека, три спальни, будуар, докторская комната, буфетная, ванная и галерея. На втором этаже во всех четырех башнях были сделаны спальни с прекрасной мебелью и французскими коврами.

В новом доме на первом этаже были спальни, на втором бильярдная.

К началу XX века Мелас несколько раз сменил владельцев. Парк занимал около четырех, виноградники – около пяти гектаров, огород – двадцать соток, табачная плантация – около гектара. Фруктовых садов в имении не было, но насчитывалось одиннадцать одно– и двухэтажных жилых и четырнадцать хозяйственных построек, в том числе винные подвалы, винодельня, контора, конюшня, молочная ферма на десять коров, шлюпочный сарай, оранжерея, парники, кузница, слесарная и водопроводная мастерские, казарма и кладовые.

В 1923 году в бывшем имении был открыт санаторий, быстро ставший одной из лучших здравниц Южного берега.

В меласском парке растут редкие аризонские кипарисы, мирты, фотинии десятиметровой высоты и с кроной диаметром шесть на шесть метров, древовидные пионы. Отдельными сплошными группами посажены горизонтальные кипарисы и очень ароматные алеппские сосны двадцатиметровой высоты, с кронами пятнадцать на пятнадцать метров.

В искусственном озере парка отражаются скалы, тенистые аллеи ведут на видовые площадки с белоснежными ротондами и изящными беседками, с которых открывается эффектная панорама Черного моря.

Рядом с Меласом под огромной горой Мшаткой (греч. средняя) в начале XIX века возникло селение, получившее название по этой отвесной горе. Здесь было построено «Варино», одно из первых дворянских имений в Крыму, принадлежавшее потомкам Суворова.

В 1866 году запущенное имение купил известный ученый и писатель Николай Данилевский. Через три года он написал здесь свою знаменитую книгу «Россия и Европа». В имении, получившем название от имени старого виноградника Абильбах, был разбит спускающийся к морю фруктовый сад, в котором росли все виды плодовых деревьев, были высажены огромные виноградники и плантации инжира и персиков.

Сразу у дома начинались бесконечные цветники, создававшие вокруг «культ весны и розы». Здесь любили гулять приезжавшие к ученому многие российские знаменитости, в том числе А. Майков, П. Семенов-Тянь-Шанский, Ф. Достоевский, И. Аксаков и Л. Толстой.

Во время революции и Гражданской войны 1917–1920 годов дом Данилевского вместе с великолепным архивом и библиотекой был сожжен.

Над Мухалаткой и Меласом на высоте около 600 метров над уровнем моря проходит перевал, соединяющий Южный берег с внутренним Крымом. Дорога через перевал, которую называют Шайтан-Мердвен («Чертова лестница»), действительно издали похожа на огромные, вырубленные в почти отвесной скале ступени. Автор «Очерков Крыма» Е. Марков писал, что «эта дорога пригодна к шагам разве что титанов и циклопов».

Чертову лестницу, по которой передвигались еще тавры и греки, сделали пригодной для повозок римские легионеры, что было им необходимо для быстрого перехода из Харакса на Ай-Тодоре в Херсонес. На протяжении всего в один километр Шайтан-Мердвен имеет сорок крутых поворотов, по которым в свое время, очевидно ради вдохновения, прошлись Жуковский, Пушкин и Мицкевич.

Чертова лестница была сильно повреждена во время крымского землетрясения 1927 года.

За Санаторным расположен поселок Береговое, ранее называвшийся Кастрополь (греч. город-крепость). В XIX веке он считался самым недорогим курортом Южного берега Крыма. В тенистом парке Кастрополя находятся одноименный пансионат, в горах проходят соревнования по скалолазанию.

У берега возвышается стодвадцатиметровая скала Ифигения, которую считают одной из самых поэтичных в Крыму.

Ифигении в Тавриде посвящена и очередная крымская легенда.

Предводитель греков в Троянской войне царь Агамемнон на охоте застрелил посвященную Артемиде лань, и рассерженная богиня задержала его флот, отправлявшийся на войну, в бухте Авлида. Чтобы боги послали грекам попутный ветер, жрецы предложили Агамемнону принести в жертву его дочь Ифигению.

Артемида на жертвеннике заменила Ифигению на лань, а девушку перенесла в свое святилище в Тавриде. Однажды за статуей Артемиды в Тавриду прибыли брат Ифигении Орест и друг его Пилад. Сестра узнала брата. Все трое чудом сумели спастись и уплыли домой в Грецию.

За Береговым, в поселке Парковое, бывшем Кучюк-Кое, в начале XX века владелец усадьбы Яков Жуковский создал очень необычный ландшафтный парк. Скульптор А. Матвеев в полном соответствии с окружающей природой создал в парке романтические «руины», мостики, беседки и около сорока скульптур в греческих традициях, небольшая часть которых дошла до нашего времени.

В Кучюк-Кое А. Чехов купил небольшую двухэтажную дачу, из которой хотел сделать санаторий для сельских учителей.

За Парковым находится село Оползневое, возле которого в 1786 году произошел сильнейший горный обвал. Выше села, на горе Биюк-Исар, на высоте около 700 метров находилось средневековое укрепление.


«Симферополь»

Ниже Оползневого в окружении гор расположен курортный поселок Понизовка, который до начала XX века назывался Кикинеиз.

В 1886 году здесь построил дачу выдающийся художник А. Куинджи, увидевший, как солнце на закате тут опускается прямо в море, а не прячется за горы, как в Ялте, Гурзуфе, Алупке и Симеизе. Куинджи написал в Понизовке несколько своих лучших картин, в том числе «Ночь в Крыму».

Владельцы здешней земли Понизовкины создали парк и возвели дом «под старину» с островерхой крышей и башней. Дом, ставший частью санатория «Понизовка», выстроен на краю утеса, с видовой площадки которого открывается изумительный вид на бескрайнее Черное море. В советское время здесь несколько раз отдыхал Лаврентий Берия.

За Понизовкой находится широко известный научный центр, поселок Кацивели, в котором ученые изучают физику моря. Штормовой бассейн помогает заранее узнать скорость ветра и силу шторма. Параболическая антенна радиотелескопа диаметром 22 метра в 1959 году впервые приняла от автоматической станции «Луна-3» изображение обратной стороны вечного спутника Земли.

К востоку от мыса Кикинеиз расположен поселок Голубой Залив, ранее называвшийся Лименской долиной. На берегах у залива, вода которого действительно ярко-голубого цвета, в древние и Средние века жили тавры, византийцы и генуэзцы. После присоединения Крыма к России в Лименской долине развели сады и виноградники, а в середине XIX века здесь был разбит можжевелово-кипарисный парк и построен дом, разрушенный во время землетрясения 1927 года.

В 1939 году в Лименской долине в неоклассическом стиле был построен двухэтажный санаторий «Лимена», сильно пострадавший во время Великой Отечественной войны. В 1950 году он был восстановлен под названием «Голубой залив». Здесь в начале XXI века был создан первый в Крыму большой аквапарк, отлично вписавшийся в окружающий природный ландшафт.

Симеиз. Дворцы. Гора Кошка. Скалы Дива, Монах и Крыло Лебедя

Уютный и живописный курорт Симеиз (греч. знак) с прекрасными дворцами, парком и пляжем расположен в 15 километрах к юго-западу от Ялты, в окружении эффектных гор.

Над Симеизом находится гора Ат-Баш («Лошадиная голова»), высотой более 1200 метров над уровнем моря. Благодаря такому расположению Симеиза здесь теплый, но не жаркий целебный климат. Воздух, пропитанный ароматами моря, можжевельников и сосен редких пород, прозрачный и с очень низкой влажностью.

Люди оставили свои следы в Симеизе еще во времена тавров, но жизнь тут почти заглохла во времена Золотой Орды. После присоединения Крыма к России здешние земли были подарены командиру греческого Балаклавского пограничного батальона Ф. Равелеоти.

Академик П. Паллас писал в 1794 году о Симеизе, совершая путешествие по Крыму: «Симеиз находится у прекрасного источника Аги Панта, в истинно райской долине, которая покрыта старыми оливковыми, гранатовыми деревьями и великолепными плодовыми садами. Пугающий вид скал и открытый вид на море делают эту долину гораздо более живописной, чем это представляет ее изображение».

В 1828 году часть Симеиза купил известный промышленник и торговец И. Мальцев, дети и внуки которого к середине XIX столетия выкупили почти всю здешнюю округу. Их почти единственным соседом был знаменитый реформатор русской армии, фельдмаршал и военный министр Д. Милютин. В начале XX века в своем двухэтажном доме с большими верандами, расположенном в дубовой роще с видом на скалу Дива, Милютин написал интересные воспоминания, ценные для военной истории России.

В середине XIX века братья Мальцевы из огромных сосен, специально привезенных в Крым из калужских лесов, построили эффектный особняк, окруженный стеклянной галереей. В предзакатном свете он становился розовым. Известный на весь Южный берег «Хрустальный дворец» в страшную жару 1887 года, как спичка, сгорел от неудачно брошенного окурка. Мальцевы построили себе новые дома, а в 1900 году по их заказу архитектор Я. Семенов выполнил первый в Крыму генеральный план развития Симеиза, разбив его земли почти на сто участков для строительства дач.

С 1900 по 1914 год в поселке, названном Новым Симеизом, были построены десятки дворцов, вилл и простых дач. Для обеспечения их всем необходимым выше на горе образовалась небольшая деревня на пятьсот жителей.

Симеизские дворцы строились из местного камня, по индивидуальным проектам – в классическом, готическом, мавританском, барочном стиле, имели разный цвет и поэтические имена: «Нора», «Камея», «Дельфин», «Чудесное море», «Эльвира», «Салям». Самым известным стал дворец «Ксения», построенный знаменитым ялтинским архитектором Н. Красновым в готическом стиле с башнями, благодаря чему, по свидетельству многих очевидцев, в нем поселились привидения.

В Симеизе бывали многие великие люди, среди них Пушкин, Жуковский, Грибоедов. Рахманинов и Лев Толстой, восхищавшийся его красотой.

После национализации во дворцах, ставших санаториями, стали лечить легочные заболевания. В 1930-х годах в Симеизе был создан небольшой, в десять гектаров, но очень элегантный парк, аккуратно засаженный кипарисами, лаврами, пробковыми и каменными дубами, с естественными можжевельниками и почти единственной в Крыму рощей дикой фисташки. Улица Советская разделила нижнюю парково-морскую часть и жилые дома поселка.

Между Симеизом и Голубым Заливом на горе Кошка (260 метров) со времен тавров находилось древнее укрепление. У подножия горы были обнаружены захоронения в каменных ящиках-дольменах.

Горбатая гора, являющаяся памятником природы, действительно похожа на готовую прыгнуть кошку. На ее обрывах, каменных хаосах и отвесных башнях растут десятки занесенных в Красные книги реликтовых растений, а с ее видовой площадки открывается великолепный вид на окрестности. На Кошке, где воздух чрезвычайно прозрачен, с начала XX века работала астрономическая обсерватория, ныне входящая в Крымскую астрофизическую обсерваторию, которая ведет наблюдение за искусственными спутниками Земли.

У симеизского причала в море стоит памятник природы скала Дива, напоминающая голову женщины с распущенными волосами. Здесь снимались эпизоды фильма «Корона Российской империи».

Недалеко от Дивы расположена эффектная скала Крыло Лебедя. Когда-то здесь стояла и гора Монах, разрушенная волнами десятиметровой высоты во время страшного шторма 1931 года.

Весной Симеиз становится розовым от растущего в горах тамариска.

Алупка. Воронцовский дворец и парк

В романтической Алупке (греч. лиса), расположившейся в 17 километрах к юго-западу от Ялты, оставили свои следы тавры, греки, римляне, византийцы и турки. Впервые Алупка-Алубика упоминается в письме хазарского кагана X века. Генуэзцы сделали в Люпико небольшое укрепление и порт.

В начале XIX века Алупка была татарской деревней в сорок дворов. Побывавшему здесь в 1820 году Пушкину очень понравились обилие садов и домики, построенные один под другим прямо на склоне горы.

Летом 1824 года алупкинские земли скупил генерал-губернатор Новороссии Михаил Воронцов. Ему понравились здешние каменные хаосы и скалы, на которых всесильный граф решил построить свою роскошную крымскую резиденцию.

С места строительства были убраны сотни тонн камня, а на баржах по Днепру и Черному морю завезены тонны украинского чернозема, который на место будущего парка поднимали в корзинах.

Одновременно со строительством алупкинского дворца и парка заводились огромные виноградники, фруктовые сады, создавались теплицы и питомники растений. Около трехсот редких деревьев и кустарников были взяты из Никитского ботанического сада. Для Воронцова выводились и специальные сорта – от магнолий до секвой.

Известный краевед Е. Марков писал в «Очерках Крыма», что «нигде, кроме Алупки, я не видел такого сочетания архитектурного и пейзажного гения, моря и гор, камня и леса, дикой природы и изящной цивилизации».

Немецкий садовник Карл Кебах сделал Воронцовский парк таким же романтичным, каким становился и сам дворец, добившись удивительного слияния архитектуры с естественной природой.

Парк-амфитеатр ориентирован по сторонам света, а его архитектурные объекты видимо и невидимо привязаны к природному ландшафту. Садовник дополнил парковыми пейзажами саму экзотическую крымскую природу, соединив привезенные со всех континентов пальмы, платаны, лавры, магнолии, араукарии с местными кипарисами, соснами, земляничными деревьями и разместив их среди скал, горных источников и ручейков.

Из своего родового имения во Владимирской губернии Воронцов переселил в Алупку садовников, которые даже в суровых условиях центра России выращивали в оранжереях апельсины, лимоны и экзотические растения.

В Алупку завозили экзотические деревья и кустарники из Средиземноморья, Восточной Азии, Северной и Южной Америки: можжевельники, секвойи, самшиты, земляничники, пальмы, магнолии, платаны, софоры, кипарисы, араукарии, коралловые деревья. За каждым деревом устанавливался особый уход, поддерживалась определенная температура и влажность почвы, которую регулярно удобряли, многие растения на зиму укрывали. При высаживании растений учитывались их строение, форма кроны, цвет ствола и листьев, с тем чтобы они вписывались в естественную среду парка. Все дорожки были проложены по уже сложившимся пешеходным тропам. Был создан пейзажный парк с разнообразными видами, сменяющими друг друга.

В 1837 году Южнобережное шоссе Симферополь-Алушта-Севастополь разделило парк на Верхний и Нижний.

В парках, занимавших около сорока гектаров, провели параллельные берегу аллеи, создали искусственные гроты, озера, террасы, поставили скамьи, скульптуры, привязав их к естественному рельефу местности.

В Верхнем, «диком», парке появились Зеркальное, Лебединое и Форельное озера, Солнечная, Каштановая, Контрастная и Платановая поляны, Большой и Малый Хаосы, Лунный камень, фонтан «Трильби». Большой Хаос является нагромождением огромных глыб из диабаза. На первый взгляд он выглядит диким и безлюдным, но по нему тем не менее проложена пешеходная дорожка, по которой можно подняться на вершину, с которой открывается великолепный вид на дворец, парк и море.

В Нижнем, «регулярном», парке, похожем на средневековый сад эпохи Возрождения, расположились скала Айвазовского, источники «Чайный домик», «Кошкин глаз», фонтан «Раковина» и Фонтан слез. Вход во дворец со стороны моря украшают три пары белых мраморных львов работы известного в середине XIX века итальянского скульптора В. Боннани.

Экзотические растения вносили разнообразие в суровый алупкинский пейзаж. Белые мраморные вазы, скамьи, фонтаны создавали контраст и прекрасно сочетались с темным дворцом-замком и яркой зеленью парка.

Сам дворец поднимался, вернее, естественно вырастал из скал, как неприступная крепость, которую сторожили грозные львы. Дворец и парк издавна называли «музыкой для глаз».

Проект дворца, который должен был появиться на высоте 50 метров над уровнем моря, в 1832 году подготовил придворный архитектор королевы Виктории Эдуард Блор, известный строительством Букингемского дворца и шотландского замка Абботфорд Вальтера Скотта. Он никогда не бывал в Алупке и планы свои создавал по представленным ему рисункам. Тем не менее он очень эффектно вписал в природный горный ландшафт пять соединенных галереями корпусов с башнями, декоративными башенками и трубами в виде минаретов.

Непосредственно строительством дворца с 1833 по 1848 год занимался мастер и ученик Блора Вильям Гунт, использовав местный камень диабаз, который вдвое крепче гранита. Во дворце на шестьдесят лет раньше, чем во всей Алупке, был устроен водопровод с горячей и холодной водой и проведена канализация.

Северный фасад дворца возведен в виде старинного английского готического замка XV века, западный – в виде традиционного европейского замка, южный фасад выполнен в восточном, мавританском, стиле, с террасной лестницей, спускающейся к морю.

Таким образом, разные фасады и корпуса Воронцовского дворца отражают разные архитектурные эпохи, что является почти уникальным примером в мировом зодчестве.

Воронцовский дворец и парк в Алупке оказали сильнейшее влияние на садово-парковое искусство Российской империи. Одновременно с ним зачастую те же мастера строили дворцы «Софиевка» Нарышкиных в Мисхоре, «Александрия» Голицыных в Гаспре, «Ливадия» графов Потоцких. Вскоре крымские дворцово-парковые ансамбли как образцы стали использоваться при строительстве усадеб на всей российской территории. Современники писали, что «прелесть Воронцовского дворца и парка нельзя вообразить, а только увидеть».

После национализации в алупкинском дворце был создан музей, собравший многие усадебные коллекции Южного берега Крыма. Во время гитлеровской оккупации в Воронцовском дворце жил фельдмаршал Манштейн, и при нем дворцовая коллекция уменьшились почти на пятьсот произведений искусства. При отступлении из Крыма в апреле 1944 года фашисты, к счастью, дворец взорвать не успели.

В 1945 году во время Ялтинской конференции Англии, США и СССР о послевоенном устройстве мира в Воронцовском дворце жила полутысячная английская делегация во главе с Уинстоном Черчиллем. Премьер-министр говорил, что почувствовал во дворце «старую Англию». Последующие десять лет дворец использовался как правительственная резиденция.

C 1955 года Воронцовский дворцово-парковый ансамбль снова стал музеем, в фондах которого ныне насчитывается более 25 тысяч единиц хранения: картин и гравюр русских и европейских художников, книг, предметов антиквариата и декоративно-прикладного искусства.

Голубая комната, Китайский кабинет, Парадная столовая, Турецкая гостиная, Альгамбра, Рыцарский зал, Зимний сад с каминами и фонтанами, несколько просторных залов и сто пятьдесят комнат, наполненных произведениями искусства и расположенных в пяти корпусах Воронцовского дворца, производят сильное и неповторимое впечатление на посетителей.

Деревня Алупка стала развиваться как курорт во второй половине XIX века, особенно после продажи ее западной части владевшими ею Трубецкими под дачи. К 1900 году здесь уже было несколько дачных улиц, работали санатории и пансионаты. Ай-Петри прикрывала поселок от холодных ветров, делая ее климат мягким, а солнце и море наполняли ионизированный воздух лесными ароматами.

На террасах Воронцовского дворца устраивали феерические концерты «Алупка в лунную ночь», посвященные луне и ее отражению в море. На сцене выступали Шаляпин и Рахманинов, которых вместе с прочими дачниками и отдыхающими слушали Бунин, Левитан, Бальмонт, Мережковский, Гиппиус, Станиславский.

Один из первых крымских путеводителей писал: «Кто не видел Алупки в лунную ночь, тот не может постигнуть все ее очарование. Надо видеть, как багровым щитом выплывает луна из темной пучины и вдруг серебрится, всходя по воздушному пути. И вот во всю ширину моря искрится от нее огненный столб, и бледным лицом смотрит она на фантастический дворец, вызванный из ночного сумрака».

В Алупке создавали свои произведения Жуковский и Леся Украинка, а Брюсов написал циклы стихов «Крым. Черное море».

В 1920-1930-х годах в Алупке с ее крутыми и извилистыми улочками, протянувшимися вдоль моря на четыре километра, было более двадцати санаториев. Алупка стала вторым по значению после Ялты крымским курортом.

Население современной Алупки составляет около десяти тысяч человек. Многие сдают свое жилье отдыхающим.

Кореиз. Юсуповский дворец

В 12 километрах к юго-западу от Ялты расположено одно из древних крымских поселений Кореиз.

В 1820-х годах рядом с маленькой татарской деревней архитектором К. Эшлиманом была построена усадьба княгини Голицыной, которая через полвека в качестве «Розового дома» вошла в обширное имение знаменитого рода Юсуповых. Феликс Юсупов, участник убийства Распутина, писал о Кореизе конца XIX века: «В гостеприимном и удобном имении павильоны для гостей были рассеяны в парке, цветники французских роз наполняли ароматом окрестности дома, сады и виноградники спускались террасами к самому морю».

По проекту архитектора Н. Краснова «Розовый дом» в начале XX века был значительно переделан в модном тогда стиле модерн. В одном из залов дворца было сделано огромное окно с видом на Ай-Петри, особенно прелестным при заходе солнца и лунном свете. С другой стороны открывался захватывающий вид на Черное море. Входы во дворец стерегли мраморные и терракотовые венецианские львы.

В парке вокруг дворца размером в двадцать гектаров имелись великолепные розарии и множество статуй, водопады и зеркальные озера, в которых плавали золотые рыбки. В 1919 году Юсуповы уехали из Крыма навсегда, а в национализированном Кореизе был организован санаторий ОГПУ СССР, в котором несколько раз отдыхал Ф. Дзержинский.

В 1945 году во время Ялтинской конференции в Кореизе жила советская делегация во главе с И. Сталиным, к которому в гости приезжали Ф. Рузвельт и У. Черчилль.

Мисхор. Чаир. Дюльбер. Мурад-Авур

Рядом с Кореизом, ближе к Ялте, в окружении Алупки, Гаспры и мыса Ай-Тодор находится Мисхор, в свое время считавшийся одним из самых роскошных курортов Крыма. С любого его места открываются прекрасные виды на берег и море.

В начале XIX века имение «Софиевка», расположенное на мисхорском берегу, принадлежало представителям знатнейших родов Нарышкиных и Потоцких, родственников всесильного М. Воронцова.

Строительство «Софиевки», названной в честь одной из представителей рода, велось одновременно со строительством Воронцовского дворца в Алупке и теми же мастерами. Вокруг усадьбы был разбит роскошный парк, виноградники и большая оливковая роща.

Двухэтажный мисхорский дворец из мягкого керченского камня с колоннами, балюстрадами, террасами, большими винными подвалами имел около двадцати комнат и часто назывался «Малой Алупкой».

Владельцы Мисхора входили в ближний пушкинский круг. «Софиевку» несколько раз посещал Василий Жуковский, а муж Софьи Нарышкиной граф Андрей Шувалов стал прообразом Печорина в романе Михаила Лермонтова «Герой нашего времени». Существуют свидетельства, что и сам Лермонтов тайно посетил Мисхор в октябре 1840 года.

Крымская война почти не затронула Мисхор. В конце XIX века тут появились дачи художников и музыкантов. Владелицей одной из дач с башней, названной «Чайкой», была сестра Чехова и хранительница его ялтинского музея Мария Павловна.


«Степь между Перекопом и Симферополем»

На курорте отдыхали почти все российские знаменитости, в том числе А. Чехов, Шаляпин, Л. Толстой, Билибин, Куприн, Рахманинов, Анна Голубкина. М. Горький на мисхорской даче «Нюра» написал пьесу «На дне».

В апреле 1919 года английский крейсер «Мальборо», увозивший из Крыма в эмиграцию мать императора Николая II Марию Федоровну, забрал с собой и владельцев мисхорской «Софиевки». В 1921 году Мисхор был национализирован, а в имении был создан санаторий.

В заложенном в конце XVIII века Мисхорском парке с фонтанами имеется более ста экзотических растений, посаженных мастерами Никитского ботанического сада, включая пушистые дубы, секвойи, агавы, магнолии, олеандры. Возраст многих из них превышает двести лет.

Мисхорским парком восхищались многие великие люди России, бывавшие на Южном берегу Крыма. До недавнего времени он являлся памятником садово-паркового искусства, однако несколько лет тому назад лишен этого статуса и стал застраиваться современными высотными зданиями.

На мисхорской набережной в конце XIX века был установлен скульптурный фонтан «Девушка Арзы и разбойник Али-Баба» работы эстонского архитектора А. Адамсона, создавшего и скульптуру «Русалка», расположенную в море недалеко от берега. Легенда рассказывает о девушке, украденной старым пиратом для султанского гарема, из которого она убежала и появилась в море у родных берегов в виде русалки.

Подлинную скульптуру Адамсона «забрало» к себе Черное море, а новая, привезенная в 1984 году из Киева скульптурная группа, называемая в народе «Купальщица с ребенком и хвостом на валуне», художественной ценности не представляет.

Мисхорский пляж превосходен, его дно удобно для купания, а бухта защищена от больших волн.

В Мисхоре расположено несколько санаториев, часть зданий которых была построена еще в XIX веке.

В 1887 году для великого князя Петра Николаевича Романова по проекту архитектора Н. Краснова был возведен в мавританском изящном стиле четко выделяющийся на фоне темных гор белый дворец «Дюльбер» («Великолепный») – с башнями, серебристыми куполами и цветной мозаикой. Имеющий более ста комнат, дворец в 1920-х годах стал санаторием для высших советских и партийных чиновников.

Небольшой парк вокруг дворца-санатория, с экзотическими растениями, в том числе с мамонтовым деревом и пампасской травой, является памятником садово-паркового искусства.

Рядом с «Дюльбером» находится мемориальная дача академика И. Курчатова и санаторий «Чаир», уютный дворец в сорок комнат постройки архитектора Н. Краснова, с постоянно цветущим розариумом. По его же проекту в 1911 году в Мисхоре появилось имение Мурад-Авур («Исполнение желаний»), принадлежавшее Комстадиусам, представителям древнего шведского военного рода на русской службе. Монументальный дворец из семнадцати комнат, с балконами и террасами, прекрасно вписан в сложный природный ландшафт. Перед дворцом был разбит розариум и небольшой парк с теннисным кортом. Обрамляли все это великолепие виноградники.

В 1921 году имение Мурад-Авур было национализировано, и в нем устроили санаторий.

Гаспра. Мыс Ай-Тодор. Скала Парус. «Ласточкино гнездо». Дворцы «Александрия», «Ай-Тодор», «Харакс», «Кичкине». Горизонтальная, или Царская, или Солнечная тропа

Гаспра (греч. белая) расположена в двенадцати километрах к юго-западу от Ялты, между Мисхором и Ореандой.

На мысе Ай-Тодор, похожем на гигантский трезубец, обнаружено захоронение тавров, рядом с которым в I–III веках н. э. стоял римский гарнизон, построивший укрепление Харакс с двойными стенами и башнями, одна из которых была сигнальной.

В конце XV века мимо Ай-Тодора проплыл тверской купец Афанасий Никитин, отметивший это событие в своей знаменитой книге «Хождение за три моря».

В 1835 году на Ай-Тодоре, уже две тысячи лет служившем ориентирами для кораблей, был сооружен действующий и в наши дни маяк. Сигнал маяка виден за десятки километров, в нем работает небольшой музей. Рядом с маяком растет тысячелетнее фисташковое дерево, одно из самых старых деревьев Крыма. Недалеко находится небольшая роща-заповедник древесного можжевельника.

В нескольких метрах от основания мыса стоит скала Парус. Над ней расположена видовая площадка «Капитанский мостик», с которой открывается царственная панорама берега и моря. В Ай-Тодорской бухточке у небольшого причала останавливаются прогулочные катера.

В начале XIX века на территории Гаспры была только небольшая татарская деревня. С 1825 года земли у мыса Ай-Тодор принадлежали Голицыным, Безбородко и самому императору Александру I, мечтавшему построить здесь отшельническую усадьбу.

Имение Голицыных в Гаспре строили мастера, занимавшиеся возведением Воронцовского дворца в Алупке и других усадеб Южного берега Крыма. В 1836 году архитекторы Ф. Эльсон и В. Гунт закончили строительство двухэтажного дворца «Романтическая Александрия» в средневековом английском готическом стиле. В нем было двенадцать больших залов со стрельчатыми окнами, восемью голландским печами и четырьмя каминами, с верандами и высокими зубчатыми башнями, с которых открывались прекрасные виды на окрестности.

Вокруг дворца был разбит ландшафтный английский парк в 30 гектаров с дубами, грабами, кипарисами, платанами, лаврами, каштанами, маслинами, цветниками и небольшим озером у родника, в котором в ясную погоду отражалась гора Ай-Петри.

В конце XIX века гаспринское имение с прекрасной библиотекой, виноградниками, фруктовыми садами, парком и розариумом принадлежало представительнице знатного рода графине Софье Паниной. В сентябре 1901 года, узнав о болезни Льва Толстого, графиня пригласила его с семьей отдохнуть и подлечиться в «Романтическую Александрию», тактично переехав из нее на время в другое имение.

Почти год великий писатель жил и работал в Гаспре, встречался здесь с Чеховым, Горьким, Короленко, Шаляпиным, Куприным, Бальмонтом и С. Булгаковым.

В 1918 году юный Владимир Набоков написал во дворце Паниной поэму «Ангелы», а крымские впечатления использовал в романах «Другие берега», «Пнин», «Машенька». Набоков писал, что гаспринский «немой и стройный сад похож на изваянье», и восторгался крымской ночью: «Слева во мраке, в таинственной глубине, дрожащими алмазными огнями играла Ялта. Стрекотали кузнечики. По временам несло сладкой хвойной гарью. Над черной Ялтой, над шелковым морем, огромное, всепоглощающее, сизое от звезд небо было головокружительным».

Несколько раз в Гаспре отдыхал выдающийся ученый В. Вернадский и его не менее знаменитый сын, историк Г. Вернадский.

В 1920 году графиня Панина эмигрировала в Европу, а ее национализированный дворец в Гаспре стал домом отдыха ученых, писателей, художников, музыкантов, актеров. Отдыхали здесь О. Мандельштам, Б. Кустодиев, А. Лентулов и М. Нестеров, написавший здесь немало картин и воспоминания, в которых отметил, что Гаспра произвела на него впечатление декораций оперного спектакля.

Во время землетрясения в сентябре 1927 года гаспринский дом обрушился. Но был восстановлен ялтинским архитектором Л. Шаповаловым, в свое время построившим Чехову «Белую дачу» в Ялте.

Сейчас «Романтическая Александрия» является санаторием «Ясная Поляна», в котором есть мемориальная комната автора повести «Хаджи-Мурат», придуманной именно здесь.

В 1869 году великий князь Михаил Николаевич Романов построил на купленной у мыса Ай-Тодор земле одноименное имение с красивым парком. Через некоторое время дворец «Ай-Тодор» достался его сыну Александру Михайловичу, а младший сын рядом построил имение «Харакс».

Весной 1918 года в имении «Ай-Тодор» под большевистским домашним арестом находилась мать Николая II императрица Мария Федоровна и еще несколько великих князей Романовых с семьями. От возможной гибели их спас быстрый захват Крыма немецкими войсками. Весной 1919 года Романовы на присланном за ними английском корабле «Мальборо» навсегда покинули Крым.

Дворец «Ай-Тодор» и еще один дворец работы архитектора Н. Краснова 1912 года сохранились до нашего времени как здания санатория.

Уютный дворец «Харакс» был построен в 1907 году архитектором Н. Красновым в шотландском горном стиле. Все фасады дворца, сохраняя общий архитектурный стиль, очень своеобразны, а все имение в целом представляет собой вид шотландской деревни. Во дворце, ставшем санаторием, есть небольшой археологический музей с римскими древностями.

В великолепном ландшафтно-регулярном парке «Харакса» в десять гектаров более двухсот видов реликтовых деревьев и кустарников, включая калифорнийскую пихту и гималайскую ель. Сам парк с бассейнами и фонтанами расположен на террасированном приморском склоне. В нем сохранилась античная беседка с колоннами XIX века, построенная как атриум римской виллы.

По заказу великого князя Георгия Михайловича и проекту архитектора Н. Краснова в 1907 году рядом с «Ай-Тодором» была построена церковь Святой Нины в грузинско-византийском стиле.

В 1913 году с другой стороны мыса Ай-Тодор по проекту архитектора Н. Тарасова для великого князя Дмитрия Константиновича Романова был построен небольшой причудливый дворец «Кичкине» («Малютка») в мавританском стиле, с остроконечными башенками и минаретом, с моря похожий на корабль, а с суши – на празднично одетого обрусевшего турка. Вокруг дворца разбили парк, а к морю в скале вырубили лестницу с гротами для отдыха. В советское время дворец также стал санаторием.

Великий князь Александр Михайлович с детских лет дружил с Николаем II. В 1901 году по его приказу была устроена удобная пешеходная семикилометровая Горизонтальная тропа от гаспринского парка через Ореанду до императорского Ливадийского дворца. Иногда тропу называют Царской или Солнечной, хотя эта ровная дорожка со скамьями для отдыха, бордюрами и неожиданными видами на каждом ее повороте постоянно находится в тени окружающих ее роскошных экзотических деревьев.

В свое время по этой тропе, имеющей спуски ко всем местным санаториям и пляжам, прошли почти все знаменитые люди Российской империи и Советского Союза, побывавшие на Южном берегу Крыма. Многие из них говорили, что на Горизонтальной тропе не устают, а отдыхают.

В 1880 году на труднодоступной сорокаметровой Аврориной скале мыса Ай-Тодор, названной в честь римской богини утренней зари, был построен деревянный дом, названный «Замком любви». В 1911 году на этом месте по заказу нового владельца, промышленника барона фон Штенгеля, известный архитектор А. Шервуд, автор памятника героям Плевны в Москве, возвел небольшой дворец в готическом стиле, названный «Ласточкино гнездо».

В «Ласточкином гнезде» четыре комнаты внизу и одна – в башне. У подножия романтического дворца-замка была сделана терраса с балюстрадой, часть которой возвышалась прямо над морем, что превратило ее в одну из самых красивых на Южном берегу смотровых площадок.

В 1927 году во время Крымского землетрясения часть Аврориной скалы под замком обрушилась, но сам дворец, к счастью, уцелел, хотя и перестал быть общедоступным. Через сорок лет скалу под «Ласточкиным гнездом» забетонировали, а дворец укрепили монолитной железной плитой.

На Аврориной скале снимали фильмы «Человек-амфибия» и «Десять негритят».

«Ласточкино гнездо» на отвесной скале, в гордом одиночестве противостоящее стихии, давно стало визитной карточкой Южного берега Крыма.

Ореанда. Белая ротонда. Гора Крестовая. Скала Мачтовая. Золотой пляж

С начала XIX века земли Ореанды (греч. скалистая) между Гаспрой и Ливадией принадлежали царской фамилии Романовых. В 1843–1852 году здесь по проекту архитектора А. Штакеншнейдера для императора Николая I был построен дворец в древнеримском стиле.

Садовник алупкинского Воронцовского дворца К. Кебах на сорока гектарах заложил изысканный парк, названный «Императорский сад в Ореанде», со множеством оригинальных фонтанов: струя одного из фонтанов вытекала прямо из дупла огромного дуба. В парке были воспроизведены природные ландшафты разных стран, устроены искусственные озера, напоминавшие своими очертаниями Черное, Азовское, Каспийское и Аральское моря. В центре парка был посажен платан, ныне достигший высоты в тридцать метров и семи метров в диаметре. В парке свободно паслись лани и олени. Деревья и кустарники покупались в лучших европейских ботанических садах, садовники парка ездили за красивыми и редкими растениями на Кавказ.

В 1843 году на будущей Горизонтальной тропе была выстроена Белая беседка-ротонда, с которой открывался великолепный вид на Ореанду.

В 1881 году, вскоре после убийства императора Александра II, царский дворец сгорел при странных обстоятельствах. Через три года по проекту архитектора А. Авдеева из дворцовых камней на скале была построена церковь Покрова Пресвятой Богородицы в грузинско-византийском стиле. Здесь не раз бывал Чехов, описавший храм в «Даме с собачкой».

Отдыхавший здесь Н. Некрасов писал: «Море и здешняя природа меня покоряют и умиляют. Ореанда – это лучшее, что я здесь пока видел». Современники отмечали, что Ореанда, вобравшая в себя все экзотические ландшафты Южного берега, очень похожа на декорацию роскошного балета. Темные горы ступенями опускались к морю, образуя у берега вечнозеленую долину.

После покупки в 1894 году Ореанды у своего брата император Николай II часто со скал по много часов любовался Черным морем, особенно штормовым.

В 1921 году Ореандский парк был национализирован, и в нем организовывались пионерские лагеря. Здесь снимались фильмы «Дети капитана Гранта», «Остров сокровищ», «Доктор Айболит».

В 1948 году на месте старого императорского дворца по проекту архитектора М. Гимсбурга был построен санаторий «Нижняя Ореанда», в котором отдыхали руководители партии и правительства Советского Союза, выдающиеся ученые, включая С. Королева и И. Курчатова. В Ореанде несколько раз отдыхал и генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев, любивший сам за рулем на большой скорости погонять по извилистым крымским дорогам и поохотиться у горного озера Караголь.

На берегу Ореанды расположен лучший естественный пляж Южного берега Крыма с идеально обкатанной морем галькой, названный Золотым. Легенда рассказывает, что во время шторма здесь разбился корабль с пиратами, только что ограбившими побережье, и море выбросило в этом месте на берег все отнятое у людей золото, что и дало название пляжу.

В расколотой пополам скале Мачтовая в гроте была обнаружена стоянка первобытного человека, а в районе горы Крестовой – средневековое укрепление. На девяностометровой горе в середине XX века проходили соревнования по скалолазанию.

Среди нескольких расположенных на берегу санаториев заметен построенный в 1985 году пансионат «Дружба» оригинальной архитектуры, вписанный тремя опорными башнями в сложный ландшафт.

В Верхней Ореанде находится санаторий, расположенный в имении графа И. Витта, участника Отечественной войны 1812 года. Генерал Витт был женат на польской красавице Каролине Собаньской, воспетой Адамом Мицкевичем и Александром Пушкиным, посвятившим ей знаменитое стихотворение:

Что в имени тебе моем?Оно умрет, как шум печальныйВолны, плеснувшей в берег дальний,Как звук ночной в лесу глухом.Оно на памятном листкеОставит мертвый след, подобныйУзору надписи надгробнойНа непонятном языке.Что в нем? Забытое давноВ волненьях новых и мятежных,Твоей душе не даст оноВоспоминаний чистых, нежных.Но в день печали, в тишине,Произнеси его тоскуя;Скажи: есть память обо мне,Есть в мире сердце, где живу я…

Каролина Собаньская часто бывала в Ореанде и, встречаясь в Петербурге с Пушкиным, делилась с ним крымскими впечатлениями, интересными для великого поэта, побывавшего на Южном берегу в 1820 году.


«Татарский танец»

Ливадия. Дворец и парк

Ливадия (греч. луг) расположена в трех километрах к югу от Ялты на северо-восточном склоне восьмисотметровой горы Могаби, спускающейся в долину реки Учан-Су. Склоны создают уникальный скальный ландшафт, дополняемый солнечными полянами на фоне бесконечного Черного моря, за века создавшего на берегу чудесные бухты и пляжи.

В Ливадии жили античные греки, в X веке существовало византийское поселение с монастырем Святого Иоанна, от которого до наших времен дошел источник Ай-Ян-Су.

После присоединения Крыма к России в 1783 году Екатерина Великая подарила здешние земли, которые по-татарски назывались Панас Чаир («Священный сад»), командиру греческого Балаклавского пограничного батальона Ламброзу Кацонису, герою Русско-турецких войн и кавалеру ордена Святого Георгия. Он и назвал местность Ливадией.

После него Ливадия перешла к новому командиру греков полковнику Ф. Ревелеотти, в 1834 году с выгодой продавшему ее графу Льву Потоцкому. Новый владелец Ливадии построил здесь имение по проекту архитектора К. Эшлимана и разбил вокруг него красивый парк.

В 1860 году Ливадию, в которую, помимо собственно имения, входила обслуживающая его деревня в 30 дворов со 140 жителями, купила царская семья Романовых, расширявшая свои земли от Ореанды. За несколько лет придворный архитектор И. Монигетти возвел здесь Большой и Малый дворцы, оранжереи, бассейн, хозяйственные постройки.

В 1860-х годах Монигетти построил в имении Крестовоздвиженскую церковь в византийском стиле, в которой позднее молился Александр II, отпевали Александра III, а император Николай II давал присягу на верность российскому престолу.

К началу XX века старый дворец пришел в ветхость. В 1910 году на его месте архитектор Н. Краснов и две тысячи рабочих в течение семнадцати месяцев возвели Большой Ливадийский дворец. Работы велись круглосуточно, ночью – при свете факелов. Под фундамент на сваи положили железобетонную подушку, каменные стены от выветривания покрыли защитным слоем. Рядом были выстроены свитский дом и особняк министра двора. Одновременно прокладывались дороги, коммуникации, дренажи, водосборники. Вместе с парком дворец обошелся казне в четыре миллиона рублей.

Дворец был возведен на террасе – на высоте 120 метров над уровнем моря. Н. Краснов расположил его так, что он всегда был наполнен солнцем, при этом удачно вписав его в окружающий ландшафт.

Стиль итальянского Возрождения, в котором был построен дворец, архитектор дополнил арабскими, византийскими, готическими и другими архитектурными мотивами.

Главный вход в виде портика с коринфскими колоннами, арабские фонтаны, византийская звонница, флорентийский портик, мраморные римские диваны, готические химеры с пастью льва, туловищем козы и хвостом змеи, отгоняющие злых духов, арочные окна и изящная резьба сделали Ливадийский дворец легким и воздушным.

В итальянском дворике во время Ялтинской конференции 1945 года была сделана знаменитая фотография «Большой тройки» – И. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля.

Н. Краснов писал о дворце: «Он проектирован и выполнен со всеми орнаментами в стиле итальянского ренессанса из штучного инкерманского камня, имеет 116 отдельных помещений, один большой внутренний двор и три малых световых двора».

На первом этаже были расположены официальные и парадные помещения, вестибюль, кабинет Николая II, Белый зал-столовая, Английская бильярдная и Диванная.

На втором этаже устроили шикарные личные апартаменты членов императорской фамилии, для отделки которых архитектор использовал деревянные мореные панели, кованый металл, натуральный камень, толстое стекло, майолику и изразцы.

Ливадийское имение стало вершиной творчества архитектора Н. Краснова, за тридцать лет работы на Южном берегу Крыма построившего шестьдесят дворцово-парковых ансамблей, вилл, дач и особняков и получившего за эту работу звание академика Петербургской академии наук и чин действительного статского советника.

После национализации в Ливадии в 1925 году был открыт первый в Советском Союзе крестьянский санаторий на триста мест, а в 1931 году стал работать климатический лечебный комбинат.

Во время Великой Отечественной войны гитлеровцы разрушили в Ливадии несколько зданий и вывезли из дворца много произведений искусства, но сам дворец, к счастью, не пострадал.

В начале 1945 года лидеры стран антигитлеровской коалиции решили провести встречу, на которой должны были определиться судьбы послевоенного мира. Сталин категорически не хотел покидать Советский Союз, а Рузвельта в этом случае устраивал только Крым с его мягкой зимой. После долгих переговоров американцы и англичане согласились на Ливадию, которая в рекордные сроки была полностью восстановлена.

4-11 февраля 1945 года в Белом зале Большого Ливадийского дворца прошла Ялтинская конференция, на которой был определен политический облик мира во второй половине XX века и создана Организация Объединенных Наций. Советская делегация расположилась в кореизском Юсуповском дворце, английская – в алупкинском Воронцовском, американская остановилась в Ливадийском.

Ливадия так понравилась Рузвельту, что он в шутку попросил Сталина продать ее ему. 4 февраля президент США Ф. Рузвельт дал во дворце обед председателю Совета министров СССР И. Сталину и премьер-министру Великобритании У. Черчиллю. Блюда, которые приготовили филиппинские повара из русских продуктов – икры, осетрины, мраморной говядины, – и уникальный торт произвели сильное впечатление на гостей, особенно после того, как Сталин попросил подать на стол пять уникальных сортов старого крымского вина.

Ливадийский ландшафтно-регулярный парк был заложен в 1830-х годах знаменитыми дендрологами Кебахом и Дилингером в естественном лесу на склоне горы Могаби. В парке, в который сразу же был проведен водовод, собирались редкие и экзотические деревья, кустарники и растения из Никитского ботанического сада и со всего мира, в нем были сделаны фонтаны, установлены мраморные статуи, скамьи, вазы, столики, особые стены, увитые вьющимися розами и глициниями.

Ливадийский парк был сделан с размахом и без вычурного регулярного плана. Контраст между экзотическими и крымскими растениями придавал ему особый колорит. Парковые дорожки, обрамленные подстриженными кустами лавра и туи, были проложены так, чтобы за каждым поворотом открывались новые виды на поляны, группы деревьев и безбрежное море.

В Ливадийском парке более четырехсот экзотических и редких растений, в том числе гигантские секвойи, редчайшие сосны, португальские лавровишни, голубые атласные кедры.

Со стороны моря – просторная беседка-пергола, увитая виноградом, розами и глициниями, которая заканчивается восьмиугольной площадкой. От Царской, Розовой и Голубой турецкой беседок к морю ведет туннельная лестница. Здесь растут в основном низкорослые деревья и кустарники, гармонически сочетающиеся по форме крон. Растительность не закрывает вид на море из окон зданий.

Перед дворцовым фасадом, противоположным морю, разбиты цветники и широкие лужайки, растут ценные виды цветущих кустарников и невысоких деревьев. Далее расположены группами высокие однородные деревья, что создает сильный садово-архитектурный эффект. Многим парковым деревьям около двухсот лет.

Первыми путешественниками, с разрешения царя посетившими Ливадийский садово-парковый ансамбль летом 1867 года, были американцы и среди них – автор «Тома Сойера» Марк Твен.

В течение многих лет Ливадия была государственной дачей, с 1953 года в ней возродился санаторий, в 1974 году она вновь стала музеем, а дворец и парк были объявлены заповедником.

Дворец-музей выглядит изысканно и нарядно, каждая из его шестидесяти парадных комнат отличается оригинальностью и роскошными интерьерами, в нем развернуты экспозиции «Романовы в Ливадии» и «Ялтинская конференция 1945 года».

В XXI веке количество посетителей Ливадии измеряется миллионами, и это совсем неудивительно.

Белый Ливадийский дворец по-прежнему сверкает на синем морском и зеленом лесном фоне, создавая вокруг чувство неземного покоя и чудесной гармонии.

Массандра. Дворец и парк. Винные подвалы. Мускат белый Красного камня

Поселок Массандра, которую в XVIII веке называли «Богоданной», расположен в трех километрах выше и восточнее Ялты.

В начале XIX века, после присоединения Крыма к России, эти земли с целебным горным, морским воздухом и роскошной природой, занимающие около тысячи гектаров, принадлежали могущественному генерал-губернатору Тавриды Михаилу Воронцову.

Автор первого путеводителя по Крыму на французском языке шевалье Монтадон писал в 1834 году о Массандре: «Ее леса, луга, обилие воды, прекрасный водопад и бесконечное разнообразие диких ландшафтов придавали ей совершенно особое очарование». Автор удивительной книги о Крыме графиня Е. Горчакова отмечала, что «нигде не видела таких громадных старых орехов, таких темных кипарисов, таких мощных дубов и буков, как в Массандре. Дорога беспрестанно делает повороты, и на каждом из них открывается новая картина, одна прекраснее другой. Вдруг, как в фантастической панораме, у ног ваших выплывает Черное море, то нескончаемой синей пеленой, то улыбающейся светлой бухтой. Улетают душевные волнения и грустные думы, нервы успокаиваются, и мысль, окрыленная общением с природой и радостью, забывает суету и пустоту обыденной жизни». Побывавший здесь в 1837 году император Николай I, осматривая прекрасные усадьбы Южного берега Крыма, говорил: «Хорошо, очень хорошо, да все не Массандра».

Живописные ландшафты Массандры, чье название непереводимо или очень спорно может быть переведено как «легкое похмелье», вековые дубовые и сосновые леса с огромными стволами и объемными кронами среди каменных хаосов произвели на графа Воронцова сильное впечатление. По его приказу здесь был построен большой дом, и главный садовник его алупкинского дворца Карл Кебах на сорока гектарах прямо в нетронутом цивилизацией дубовом и грабовом лесу заложил ландшафтный парк. Здесь были высажены редкие и экзотические деревья из Никитского ботанического сада, а позднее и доставленные со всех континентов. Перед домом были разбиты роскошные цветники и устроены поляны.

Иностранные путешественники писали, что «во всем Крыму нет другого вида, который по величественности и красоте мог бы сравниться с видом с массандровской дороги».

По парку были проложены дорожки и аллеи, зачастую пробитые прямо в скалах, которые вели к эффектным гротам и хаосам. Были сделаны видовые площадки, открывавшие самые живописные виды на лес и море.

По лесному парку, растянувшемуся от моря до гор на четыре километра, протекали речки Кува и Дерекой, создавая каскад, «огромный, бесконечный, ниспадающий в разных направлениях с оглушительным ревом и бешеным кипучим стремлением, собирающийся в озеро, а потом опять с шумом падающий с каменных утесов».

Часть воды по приказу Воронцова в 1847 году была проведена в городские фонтаны Ялты и даже в частные дома. Современники писали, что в Массандре можно было спокойно переносить самую сильную жару.

В имении на десяти гектарах был создан образцовый фруктовый сад из персиков, абрикосов, инжира, черешни, груш, яблок, айвы, шелковицы и с прекрасным питомником.

Великолепные цветники со знаменитой аллеей роз из тысячи сортов, существовавшей с 1840-х годов и сохранившейся до нашего времени, занимали более одного гектара. В пору цветения путешественников поражают группы розовых магнолий с очень крупными цветками.

Сегодняшний Массандровский ландшафтный парк на берегу моря, размером около шести гектаров, тих и прекрасен. В нем насчитывается около 250 видов редких и экзотических растений, привезенных со всего мира, в том числе сосна замечательная и пихта прелестная.

На границе Массандры, между двумя высокими скалами, находится глубокое ущелье Уч-Кош. По дну мрачной и жуткой расселины течет каскадная речка, а на отвесных камнях, чудом уцепившись корнями за трещины, растут эффектные и прямые как стрелы сосны.

Над Массандрой на высоте пятьсот метров над уровнем моря, у границы Крымского заповедника на кордоне «Грушевая поляна», устроен небольшой музей дикой природы с вольерами, в которых содержатся главные обитатели лесов полуострова, включая оленей и ланей.

В 1881 году в массандровском лесном парке по заказу графа Сергея Михайловича Воронцова французский архитектор М. Бушар начал строительство небольшого охотничьего замка, в котором было бы легко переносить летнюю крымскую жару.

Бушар строил замок в стиле французского Возрождения времен мушкетеров Людовика XIII и герцога Ришелье, с островерхими крышами, квадратными и круглыми башнями. После неожиданной смерти архитектора и графа возведение почти законченного дворца надолго замерло.

В 1889 году Массандру с замком и парком купил император Александр III. При покупке комиссия министерства двора записала в акте, что «Массандра имеет высокую ценность потому, что это имение изобилует горною водою, имеет парк, едва ли не лучший и обширный на всем южном берегу, отличные дороги и живописные виды».

За Массандровское имение площадью шестьсот гектаров, в котором парк занимал восемьдесят гектаров, казна заплатила наследникам С. Воронцова два миллиона рублей.

По повелению Александра III придворные архитекторы М. Месмахер и Э. Вегенер достроили замок-дворец. Они дополнили его балконами, карнизами, террасами и открытыми галереями. Крышу покрыли чешуйчатым шифером, вывели дымовые трубы в виде минаретов, угрюмые серые стены украсили желтой метлахской плиткой, на балконах и во дворе поставили тридцать гипсовых скульптур.

От оползней и прорывов горных рек и ручьев дворец был защищен специальной подпорной стеной, увитой виноградом и розами. Его уютные небольшие комнаты были украшены витражами, лепниной, изразцами, высокими деревянными панелями и мраморными каминами.

Александр III, периодически бывавший в Массандре, не дождался полного окончания строительства, которое было завершено лишь в 1902 году, а Николай II, выбравший в качестве летней резиденции Ливадию, приезжал сюда только на охоту и пикники. Поэтому во дворце-замке, в котором даже не было мебели, постоянно никто не жил, хотя уже тогда Массандровский дворец называли архитектурным чудом и образцом удивительной гармонии с окружающей природой. С площадки у дворца открывался грандиозный вид на Черное море и возвышающуюся над Ялтой гору Ай-Петри. Знатоки архитектуры отмечали «исключительно эффектное раскрытие грандиозных перспектив на окружающие просторы».

В начале XX века в парке было организовано несколько санаториев для раненых и выздоравливавших воинов.

В 1920-х годах в Массандровском дворце действовал санаторий, а после Великой Отечественной войны красавец-замок почти на полвека стал правительственной дачей-резиденцией, в которой отдыхали И. Сталин, Н. Хрущев и многие руководители коммунистических и рабочих партий иностранных государств. Несколько лет дворец тихо называли «сталинским».

С 1992 года Массандровский дворец превратился наконец в музей, в котором развернуты интересные экспозиции и уникальная выставка географических карт XVI–XVII веков. Многие посетители приезжают в Массандру, чтобы увидеть, как изящный оранжево-красный замок сказочной красоты, построенный в виде волшебного ларца на фоне вечнозеленых деревьев и ярких цветников, эффектно отражается в расположенном у его подножия искусственном озере.

Но, конечно, особую роль Массандра сыграла в истории крымского и в целом российского виноделия. Первые высадки виноградной токайской лозы в Крыму были сделаны по приказу князя Г. Потемкина-Таврического, а в начале XIX века в урочище Магарач по повелению Александра I было открыто переведенное из Судака под опеку Никитского ботанического сада первое в России училище виноделия.

После того как хозяином Массандры стал М. Воронцов, с 1824 года на Южном берегу Крыма высадили более четырех миллионов привезенных из Франции, Испании, Португалии, Рейна, Венгрии, Греции самых лучших виноградных лоз, а в Никитском ботаническом саду был создан питомник для шестисот сортов винограда.

Уже в 1835 году в Массандре было высажено почти двадцать тысяч кустов винограда сортов «бордо», «рислинг», «токай» и «кокур», для производства вина были сделаны винодельня и особый подвал, в котором родились знаменитые южнобережные мускат, мадера и портвейн.

Воронцов пригласил в свои имения лучших виноделов из Европы и привез в Массандру сотни сортов винограда из знаменитого парижского Люксембургского питомника и многих других стран. Его мастера стали смешивать разные сорта винограда, и в 1837 году Воронцов устроил дегустацию массандровских и ай-данильских вин для путешествующего с семьей по Крыму императора Николая I: «На большом столе было выложено более тридцати сортов разноцветного винограда и поставлено столько же бутылок разного вина. Государю понравился мускат, который он назвал вкуснее нектара и заявил, что Крым скоро заставит забыть, что есть Шампань и Бордо».

В 1848 году на выставке в Симферополе лучшими были признаны воронцовские вина из Алупки, Массандры, Ай-Даниля, вина из Мухалатки и Магарача. К этому времени в Крыму насчитывалось около трех тысяч виноградников с почти сорока миллионами кустов лоз, дававших в сезон около миллиона ведер превосходного вина.

К середине XIX века в Массандре 200 тысяч кустов винограда давали вина до 8 тысяч ведер. Перелитое в бутылки, оно продавалось по всему Крыму, в Москве и Петербурге. Особенно прославились густые, душистые и крепкие ликеры, портвейны, мускаты, пино-гри.

Сын графа Воронцова Семен Михайлович основал фирму «Крымские южнобережные вина», имевшую отделения в российской столице, Ялте, Ростове-на-Дону, Харькове, Одессе и успешно торговавшую вином по всей стране. В Массандре был сделан еще один винный подвал. А счет ведер вина пошел на десятки и сотни тысяч.

В 1873 году на Всемирной выставке в Вене массандровские вина уступали только магарачским и завоевали несколько медалей, сделав известными в Европе крымские рислинг, бордо, токай, мускат и мадеру.

После ранней смерти С. Воронцова Массандра быстро пришла в упадок и в 1889 году была куплена вместе с торговой фирмой Александром III. Перед покупкой император несколько недель изучал виноделие в своем кавказском имении Абрау-Дюрсо, где он несколько раз говорил с князем Львом Голицыным, утверждавшим, что «русское виноделие – это будущее богатство России».


«Форт Арабат»

Весной 1891 года Л. Голицын был назначен заведующим виноградарством и виноделием в царских имениях. Еще в 1870-х годах он купил под Судаком имение «Новый Свет», где в вырубленных в скалах подвалах стал делать не уступающее французскому шампанское, за что получил орден Почетного легиона. Он значительно увеличил массандровские виноградные плантации.

В 1894–1897 годах в массандровских горах были пробиты главная галерея и семь туннелей протяженностью более двух километров, с идеальной вентиляцией и температурой для производства вина в 12–14 градусов Цельсия. 1897 год стал годом основания Массандровского винного завода, оснащенного по последнему слову винодельческой техники.

Князь Голицын продолжил собирать в Массандре винотеку лучших крымских и европейских вин, начало которой в 1876 году положил граф С. Воронцов. Князь впервые в России отказался копировать западные вина и предложил делать российские оригинальные: «Почвы виноградников сильно влияют на состав вина. Кремнеземнистые дают нежность, деликатность и букет, глинистые – мягкость и полноту, известковые – огонь. С учетом климата и почв мы сами можем создать вина для продажи за границу. Наша слабость заключается в том, что мы себе не верим».

С 1891 года в Массандре построили десятки производственных и хозяйственных помещений для увеличения производства вина. Были отобраны и высажены лучшие для этой местности сорта винограда, и это дало возможность определить, что лучше всего в Массандре получаются крепкие ликерные вина, хотя производили также каберне, рислинг, совиньон, аликанте, траминер из лепестков роз, бордо. Массандровские виноградники стали считаться образцовыми, и на них приезжали виноделы со всей страны для изучения голицынского опыта производства вина. Большой известностью в России пользовались массандровские вина «Красная Ливадия», «Белая Ореанда», портвейн «Массандра».

После 1920 года винный завод в Массандре был национализирован и открыт для экскурсий. В 1928 году запись в книге почетных гостей оставил Максим Горький: «Пил и восхищался. В вине больше всего солнца».

В 1936 году был создан Винкомбинат «Массандра» из восьми виноградарских совхозов, пяти винзаводов, завода виноградных соков и семнадцати предприятий первичного виноделия, который перед Великой Отечественной войной ежегодно выпускал около миллиона декалитров вина. Ялтинские вина приобрели общесоюзное значение.

В годы Великой Отечественной войны уже считавшуюся уникальной винотеку марочных вин Массандры удалось вывезти из Крыма. Оставшиеся ценные бутылки замуровали, а менее ценные уничтожили. Осенью 1941 года массандровский воздух насквозь пропах отличным винным букетом, а морская вода в бухте на несколько дней из синей стала почти красной.

В 1956 году Завод массандровских вин был увеличен вдвое. В 1997 году ему исполнилось сто лет. Массандровские вина на международных специализированных выставках получали несколько Гран-при и почти две сотни золотых и серебряных медалей.

Неповторимый аромат массандровским и крымским винам дает окружающая природа, яркое южное солнце, свежий горный и морской воздух, запах экзотических и реликтовых деревьев и диких лекарственных трав. Виноград, выросший на полуострове, придает сделанному из него вину тонкий, сложный и неожиданный букет, богатый множеством ароматов.

Под торговой маркой «Массандра», широко известной во всем мире, производится тридцать марочных, а всего сорок сортов вин, включая отличные мускаты, портвейны, хересы и мадеры.

Мускат белый Красного камня изготовляется в Гурзуфском отделении «Массандры». Награжден двумя Гран-при, предполагает выпивание стоя в знак уважения к высочайшему качеству.

Белое ликерное вино из мускатного белого винограда, выращенного у села Краснокаменка, имеет цвет янтарный, букет тончайший, с ароматом чайной розы, альпийских трав и апельсиновой корочки. Срок выдержки в бочках два года.

Мускат белый «Массандра» награжден несколькими золотыми и серебряными медалями. Цвет вина янтарный, аромат яркий мускатный. Срок выдержки в бочках два года.

Портвейн белый «Южнобережный» награжден несколькими золотыми и серебряными медалями. Изготовлен из почти десяти сортов винограда. Цвет вина темно-янтарный, букет сложный, миндальный. Срок выдержки в бочках три года.

Кагор «Южнобережный» награжден несколькими золотыми и серебряными медалями. Десертное вино. Цвет темно-красный. Букет сложный, с ароматом черной смородины. Срок выдержки в бочках два года.

Портвейн красный «Ливадия» награжден несколькими золотыми и серебряными медалями. Делается в Ливадийском отделении «Массандры». Цвет темно-гранатный, букет сложный, вкус бархатистый. Любимое вино последнего российского императора. Срок выдержки в бочках два года.

Пино-гри «Ай-Даниль» награждено несколькими золотыми и серебряными медалями. Белое десертное вино. Цвет темно-янтарный, с золотистыми бликами, букет тонкий, с ароматом айвы и шоколада. Срок выдержки в бочках два года.

Производственно-аграрное объединение «Массандра», имеющее девять заводов-отделений на Южном берегу Крыма, расположено в поселке Массандра.

Объединение проводит экскурсии по своему скальному подвалу-городу, винотеке – специальному хранилищу коллекционных вин, вход в которое похож на старинный замок.

В девяти подземных галереях, одна из которых называется «Миллионная», хранится один миллион бутылок лучших российских и иностранных вин производства начала XIX века. Есть и вина середины XVIII столетия, которые на аукционе «Сотби» продавались по 50 тысяч долларов США за бутылку, а вина менее старые – по 10 тысяч долларов США за бутылку.

В подвалах «Массандры» производятся интереснейшие дегустации прямо среди огромных бочек умопомрачительной высоты, вмещающих десять тонн вина каждая. Днища этих бочек шириной в два человеческих роста.

Дегустационные залы «Массандры», а также других лучших винопроизводителей Крыма находятся во всех городах полуострова.

Никита и ее знаменитая расщелина. Никитский ботанический сад

За Массандрой, в 15 километрах восточнее Ялты, находится научный поселок Никита. Здесь с 1965 года работает Исследовательский комплекс, изучающий геологию Крыма, его литосферу, подземные воды, каменные обвалы и оползни (а их на полуострове ежегодно фиксируется около десяти), разрабатывается геологическая модель Крыма для определения мест безопасного строительства, создаются методы защиты берега от грозных штормов Черного моря.

Рядом с Исследовательским комплексом находится памятник природы – Никитская расщелина. Это жутковатое ущелье длиной 200 и глубиной 30 метров, образованное внутри расколотой скалы. Здесь на голых скалах растет более ста видов растений, в том числе можжевельник, сосна, рябина, ежевика. По верхним краям ущелья растения образовывают зеленую стену, скрывающую расщелину.

Романтичную Никитскую расщелину с буйной природой часто рисуют художники, здесь снимал почти все свои фильмы режиссер Александр Роу, а на скалах проложены десятки трасс разной степени сложности для соревнований скалолазов.

Ниже Никиты у мыса Мартьян по решению новороссийского губернатора и потомка знаменитого правителя Франции Армана Ришелье знаменитый «Нестор русских ботаников» Христиан Стевен и садовники Вальд и Бродвуд в 1812 году заложили Никитский ботанический сад.

Уже в первые годы своего существования Таврический казенный сад был разбит на восьмидесяти гектарах и имел главной задачей «сбор и разведение всех в Крыму полезных или для украшения служащих деревьев, добывание семян и разведение их школ, которые во всей России произрастать могут, и разведение больших плантаций таковых растений, для получения от оных дохода и насаждения их в Тавриде и во всех других способных к этому местах». Стевен объявил, что Никитский сад будет обеспечивать возможность «доставать внутри наших границ за умеренную цену надежные семена и деревца для облегчения способов желающим заводить сады».

За два века своего существования Никитский ботанический сад оказал огромное влияние на развитие растениеводства, плодоводства, виноградарства, табаководства, декоративного садоводства и цветоводства, защиты и охраны природы. В его составе находится заповедник «Мыс Мартьян», сохранившийся чуть ли не с античных времен небольшой реликтовый субсредиземноморский лес.

В саду веками испытывались и изучались многие декоративные и реликтовые растения, привезенные в Крым из многих стран, создавались их питомники и готовились садоводы-специалисты.

Верхний, Центральный, Нижний и Приморский парки Никитского ботанического сада имеют в основном ландшафтную планировку: террасы, широкие аллеи, извилистые дорожки, просторные лужайки, искусственные озера, вокруг которых рассажены растения, завезенные со всех континентов Земли. Здесь есть рощи пробкового дуба и ливанского кедра, китайские веерные пальмы высотой до пяти метров, аллеи пирамидальных кипарисов, голубые атласские кедры, секвойи гигантские – мамонтовые деревья, чудесные крупноцветковые магнолии. Представлена огромная коллекция экзотических растений: пушистые и каменные дубы, лавровишни, мыльные и тюльпановые деревья, пихты нумидийские, платаны-чинары, фисташки, кедры гималайские, гинкго, каспийские лотосы, чудесные розарии двух тысяч сортов, маслины засухоустойчивые, множество видов сосен, кактусовая оранжерея, эвкалипты.

Никитский ботанический сад поддерживает тесные связи с подобными ему садами в десятках стран мира, используя разработанные там приемы садово-паркового искусства.

И не зря Никитский ботанический сад называют «волшебным». Сейчас здесь на тысяче гектаров произрастает почти 30 тысяч видов деревьев, кустарников и других растений.

По всему саду проводятся экскурсии, осенью устраивается праздник хризантем. В музее Никитского ботанического сада проводятся дегустации вин и редких плодов. Можно даже приобрести экзотические растения.

Гурзуф. Аю-Даг. Кизил-Таш. Лавандовые поля. Беседка ветров. Гроты. Скалы Адалары. Дом Ришелье 1811 года, первый дворец Крыма. Восемь дворцов Военного санатория. Гурзуфский парк и его знаменитый фонтан «Ночь». Партенит. Парк Суук-Су. Скала Шаляпина. «Артек» и его Кипарисовый парк

Очаровательный курорт Гурзуф (вероятно, от лат. урзус – медведь), с жарким, но не знойным летом и незабываемыми пейзажами, расположен восточнее Ялты, сразу за Никитским ботаническим садом.

Вид Гурзуфа от Никиты великолепен. Уютный залив с маленькими романтичными бухтами и прозрачной водой прикрыт от холодных ветров огромной горой Аю-Даг. В море, в нескольких сотнях метров от берега, высятся скалы-близнецы Адалары, на берегу Генуэзская скала высотой 70 и холм Богатур – около 150 метров, в скальных обрывах кроются интересные гроты, а вокруг амфитеатром растут виноградники.

Гора Аю-Даг (тат. медведь), высотой около 600 метров и площадью более пяти квадратных километров, является одним из символов Крыма наряду с «Ласточкиным гнездом» в Гаспре и памятником Затопленным кораблям в Севастополе. Это невзорвавшийся вулкан, богатый минералами, сотнями реликтовых растений, природными и историческими памятниками, благодаря которым Медведь-гора была объявлена заповедником. Из шестисот видов реликтовых растений более двадцати, включая редчайшую лесную капусту, занесены в Красные книги.

Аю-Даг, которую древний историк и географ Страбон называл «Бараний лоб», похожа на медведя, пьющего из моря воду. Она хорошо видна со многих точек Южного берега. В Средневековье здесь существовала крепость, покинутая людьми после того, как на горе пропали источники воды.

Выше Аю-Дага у села Краснокаменка стоит ландшафтный памятник Кизил-Таш («Красный камень»), вокруг которого растет виноград – именно из него изготавливают знаменитый Мускат белый Красного Камня. Недалеко, у скалы Серый Камень, расположены огромные лавандовые поля, где собирают растения и делают лавандовое масло для медицинской и парфюмерной промышленности.

У села Даниловка, Ай-Даниль, находятся старинные винные подвалы графа М. Воронцова.

Высоко над Гурзуфом, на границе Крымского и Ялтинского заповедников, расположена Беседка ветров с интересной видовой площадкой.

У Дженевез-Кая – небольшой мыс Пушкина, в нем волны выточили гроты, попасть в которые возможно только с моря.

В трехстах метрах от берега из волн встают скалы-близнецы Адалары, на которых любят отдыхать морские птицы. Раньше Адалары соединялись с берегом небольшой каменной грядой, а теперь они маленькими белыми островами сверкают на фоне яркой морской лазури.

Люди жили в Гурзуфе задолго до начала нашей эры. На перевале Гурзуфское Седло было обнаружено древнее жертвенное святилище тавров.

В VI веке на скале Дженевез-Кая были построены византийское укрепление, а в XIII веке генуэзская крепость, в 1475 году разрушенная турками, завоевавшими Крымский полуостров. После этого разгрома Гурзуф на три века превратился в маленькую рыбацкую деревушку.

В 1808 году генерал-губернатор Новороссии и Крыма герцог Арман Ришелье купил на торгах 140 гектаров земли у деревни Гурзуф. В 1811 году прямо у моря он построил в греческом стиле первый на полуострове большой и эффектный двухэтажный дворец, от входа в который открывались чудесные виды на Черное море и Аю-Даг.

После отъезда герцога во Францию в 1814 году во дворце останавливались знатные путешественники, в частности Грибоедов, Раевские, Пушкин, Мицкевич. После смерти Ришелье дворец достался М. Воронцову, затем помещику И. Фундуклею, у наследников которого был куплен купцом П. Губониным.

Разбогатевший на строительстве крымских железных дорог, Губонин выстроил в Гурзуфе восемь фешенебельных дворцов и десять дач в стиле «крымского рококо», использовав в архитектуре античные, русские и бахчисарайские мотивы, курортный зал, ресторан и церковь, привел в порядок старинный парк и превратил местность у Медведь-горы в популярный курорт.

В 1900 году земли у Аю-Дага были куплены «Акционерным обществом курорта Гурзуф», во главе которого стояли князья Долгоруков и Голицын.

После национализации Гурзуфа здесь был открыт дом отдыха РККА, Рабоче-крестьянской Красной армии, знаменитый Военный санаторий, в котором отдыхали почти все известные советские военные деятели, а также писатели, художники, артисты, ученые. Гурзуф быстро стал любимым курортом советской интеллигенции.

В 1992 году Военный санаторий потерял свой статус и стал называться просто «Гурзуфским».

Гурзуфский парк на приморской скале был заложен раньше Никитского ботанического сада. Богатый экзотическими растениями ландшафтный парк, один из лучших на Южном берегу, является главной достопримечательностью курорта у горы Аю-Даг.

Ришелье занялся устройством парка одновременно со строительством своего усадебного дома. Дворец с большими карнизами и верандами, закрывавшими внутренние помещения от палящего южного солнца, выглядел очень элегантно. Таким же герцог хотел видеть и парк. С тех времен до нас дошли «растущий в двух шагах от дома» любимый пушкинский кипарис, достигший высоты 20 метров и размаха кроны в четыре метра, остатки старейшей и красивейшей в Крыму рощи пиний, ливанские кедры, платаны-чинары и каменные дубы, расположенные у искусственных озер, фонтанов и мраморных скульптур, которыми великий поэт любовался каждое утро, спускаясь мимо них к морю.

В 1830-х годах в Гурзуфском парке начались массовые высаживания экзотических деревьев, террасирование и создание беседок-пергол, крытых дугообразных аллей и зеленых тоннелей, увитых вьющимися розами. В Гурзуфском парке нет чрезмерной искусственности и загроможденности, он не перенасыщен обилием пород деревьев и кустарников, зато максимально связан с окружающей природой и является памятником садово-паркового искусства. В парке установлены бюсты Пушкина, Мицкевича, Чехова, Леси Украинки, Шаляпина, Горького, Маяковского.

Широко известны парковые скульптуры и фонтаны, в том числе «Рахиль» и «Фонтан богини Ночи», копия скульптуры немецкого мастера Бергера конца XIX века. Он символически изображает Вселенную со знаками зодиака. Среди его «героев» – атланты и кариатиды, бог любви Эрот, бог сна Гипнос и богиня ночи Нюкта с факелом над головой. Струи воды вырываются из раскрытых ртов окружающих их рыб.

А. Пушкин, А. Чехов и К. Коровин в Гурзуфе

Александр Пушкин, путешествовавший по Крыму с семьей героя Отечественной войны 1812 года генерала Н. Раевского, прибыл в Гурзуф на корабле в августе 1820 года. Он писал о Гурзуфе, где его впервые за несколько месяцев посетило вдохновение: «Проснувшись утром, я увидел пленительную картину: разноцветные горы сияли, татарские хижины, как ульи, были прилеплены к горам с огромным Аю-Дагом, между домами, как зеленые колонны, стройно возвышались кипарисы, а кругом это синее, чистое небо и светлое море и блеск. В Гурзуфе я прожил три недели. Это жизнь, которую я так люблю и которой никогда не наслаждался, – счастливое полуденное небо, прелестный край, природа, удовлетворяющая воображение, горы, сады, море».

Пушкин, живший в мезонине Дома Ришелье, часто ходил в горы, плавал на лодке к мысу и гроту, позднее получившим его имя, и называл гурзуфские дни «счастливейшими минутами жизни». Здесь он задумал «Евгения Онегина», написал поэму «Кавказский пленник» и многие стихи, в том числе и «Погасло дневное светило». Он объехал все Южнобережье до Керчи и мыса Фиолент, по Чертовой лестнице перевалил крымские горы, пройдя по морю около ста пятидесяти и по суше более шестисот километров, – в основном пешком или на лошади. Великий поэт назвал Крым «волшебным краем и очей отрадой» и колыбелью Онегина.

В 1937 году в Гурзуфе в Доме Ришелье был открыт музей А. Пушкина.

А. Чехов писал, что «из всех русских теплых мест самое лучшее пока – южный берег Крыма, и это несомненно, что бы там ни говорили про кавказскую природу, здесь Черное море синее и нежнее. На его берегу можно прожить тысячу лет и не соскучиться».

Устав от перенаселенной летней Ялты, писатель в 1900 году купил в Гурзуфе, у подножия Дженевез-Кая, небольшой домик, «кусочек берега с купанием и Пушкинской скалой около парка и пристани, у которой может стоять лодка или катер».

«Дача Чехова» является филиалом Ялтинского музея автора «Дамы с собачкой».

В 1912 году в Гурзуфе у моря выдающийся художник К. Коровин построил дачу «Саламбо», на которой у него отдыхали и писали местные пейзажи Репин и Суриков. Сейчас на даче «Саламбо» по улице Чехова, корпус 1, находится Дом творчества художников имени К. Коровина.


«Форт Св. Николая»

В конце XIX века в Гурзуфе построил дворец Суук-Су («Холодная вода») племянник последнего крымского хана Шагин-Гирея султан Крым-Гирей. Через несколько лет эту местность купил миллионер В. Березин, построивший здесь несколько респектабельных дач, пансионатов и казино. Однажды, когда на даче «Орлиное гнездо» гостил Ф. Шаляпин, он на скале у берега так спел несколько арий, что его не смогло заглушить даже разволновавшееся Черное море. А место это стало называться скалой Шаляпина.

Ландшафтный парк Суук-Су был разбит на очень живописном месте, частично на скалах, в начале 1890-х годов. Расположен парк на соединенных лестницами четырех террасах, спускавшихся от дворца к морю. В нем несколько видовых площадок, а также фонтаны, гроты, скульптуры, аллеи и пешеходные тропинки. Главная аллея, шириной около двух метров, сделана в виде вытканного ковра, по которому очень удобно идти. Из экзотических растений представлены, в частности, можжевельник виргинский, кедр гималайский и речной, самшит, пальма веерная, мыльное дерево и олеандр. Дворец и парк Суук-Су в 1937 году были переданы пионерскому лагерю «Артек».

Международный детский центр «Артек», основанный в 1925 году, расположен у горы Аю-Даг. В «Морском», «Кипарисном», «Горном», «Лазурном», «Прибрежном» и еще пяти лагерях, растянувшихся вдоль Черного моря на семь километров, одновременно могут отдыхать более пяти тысяч детей.

В артековском ландшафтном парке «Кипарисный», раскинувшемся на двадцати гектарах, много редких даже для Южного берега Крыма деревьев. В частности, это кипарис болотный, достигающий тридцати метров высоты и диаметра ствола в полтора метра, с размахом кроны двадцать пять на двадцать метров, амбровое дерево высотой двадцать метров и диаметром ствола пятьдесят сантиметров, тюльпановое дерево, индийская сирень.

Поселок Партенит (греч. девичий) расположен на восточном склоне горы Аю-Даг. На том месте, где до нашей эры стоял таврский храм богини Девы. В центре Партенитской бухты находится скала Кучюк-Аю («Медвежонок»). В Средние века здесь был крупный византийский торговый порт.

Местные санатории расположены в старинных парках, в которых много субтропических растений. Летом работает дельфинарий, цветомузыкальный фонтан, выставка «Диковины природы», к причудливым пляжам Медведь-горы ведет «тропа Раевского».

У Кучюк-Ламбатского каменного хаоса на мысе Плако (греч. плоский камень), высотой около 70 метров, раскинулись два замечательных памятника садово-паркового искусства.

В 1887 году потомки генерала Раевского построили здесь в псевдомавританском стиле четырехэтажный дворец «Корасан», назвав его так в память о пребывании в персидской провинции Хорасан своего деда Н. Раевского, друга Пушкина. Будучи знатоком ботаники, Н. Раевский еще в 1830-х годах заложил вокруг первого семейного домика изящный парк в пятнадцать гектаров. В корасанском парке более ста видов редких растений, а особенное его украшение – роща двухсотлетних итальянских пиний.

Рядом со ставшим санаторием «Корасаном» расположен дворцово-парковый ансамбль в Кучюк-Ламбате, живописно венчающий буро-красный мыс Плако на фоне бархатного синего моря и роскошного парка.

В начале XIX века здесь в местности Кучюк-Ламбат (греч. малая лампада), названной «будуаром Южного берега Крыма», таврический губернатор В. Бороздин построил в стиле ампир одну из первых дворянских усадеб в Крыму – с господским домом и множеством хозяйских построек.

Одновременно с домом французский садовник Либо заложил усадебный парк. О ландшафтно-регулярном парке Бороздина писал побывавший в Крыму путешественник: «В саду растут редчайшие деревья Крыма, знойных тропиков Америки и Африки, тенистые лимонные, апельсиновые рощи, лавры, пионные деревья, магнолии. Высоко бьющие водометы распространяют негу прохлады, вместе с морем несущихся с клумб ароматов, пестрых, как персидские ковры».

В усадьбе Бороздина бывали многие российские знаменитости, в том числе Грибоедов, Жуковский и Мицкевич. После смерти Бороздина его наследница княжна Анастасия Гагарина начала строительство нового дворца, спроектированного архитектором Н. Красновым. Через пять лет дворец, по архитектурным формам и декорациям фасадов сходный с Массандровским дворцом Александра III, был закончен. Правда, строительство довело богатую владелицу до разорения.

Романтичный дворец, выстроенный в стиле романского модерна, с островерхой черепичной красной крышей, отлично вписан в природный ландшафт и эффектно выделяется на фоне голубого неба, вечнозеленого парка с гималайскими кедрами и синего моря.

Оглавление книги


Генерация: 0.108. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз