Книга: Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Дом № 63. Николаевский военно-сухопутный госпиталь

Дом № 63. Николаевский военно-сухопутный госпиталь[393]

В истории военной медицины особую страницу представляют этапы основания и развития бывшего образцового Петербургского Николаевского военного госпиталя, так как в нем, как в зеркале, отразились медицинская наука и быт того времени.

В царствование императора Николая I при росте заболеваемости в армии и увеличении численности столичного гарнизона существовавший тогда в Петербурге единственный военный госпиталь на Выборгской стороне при Медико-хирургической академии не мог вмещать всех больных. Все гвардейские части размещались на левом берегу Невы. Во время осеннего и весеннего ледоходов сообщение левого берега с правым прерывалось; отправить заболевших в Военно-сухопутный госпиталь было невозможно. Вполне естественно, что у главного медицинского инспектора армии Я.В. Виллие и его помощника Н.К. Тарасова возникла мысль о постройке нового госпиталя. Они сделали соответствующее представление императору Николаю I, распоряжением которого и был образован комитет для организации строительства нового госпиталя.

В архивных документах госпиталя и в книге В.П. Колодезникова «Очерк истории Николаевского военного госпиталя» (СПб, 1890) имеются сведения о дате закладки госпиталя – 11 июля 1835 г., что отражено и в тексте мемориальной доски, установленной в здании главного корпуса. Датой основания госпиталя на основании предписания военного министра от 24 июня за № 4481, объявлявшего, «что государь император высочайше повелеть соизволил постройку нового Санкт-Петербургского военного госпиталя производить по распоряжению Департамента военных поселений, передав в его зависимость составленный для возведения сего госпиталя комитет»[394], считается день опубликования этого предписания – 24 июня 1835 г. (по новому стилю – 6 июля).

Для строительства отвели значительную часть участка в Песках, принадлежавшего артиллерийскому ведомству и выкупленного в казну у ряда частных лиц[395]. После пяти лет строительства 6 августа 1840 г. госпиталь на 1340 коек был открыт для приема больных. Столичная газета «Северная пчела» писала, что сооружение госпиталя «…принадлежит, вне всякого сомнения, к случаю великих милостей государя императора к своим воинам. Это поистине единственное во всех отношениях образцовое заведение». Газеты отмечали, что «в Европе не было подобного госпиталя по красоте и прочности отделки всех его зданий, по удобствам содержания больных и средствам их лечения».


Суворовский пр., 63. Николаевский военно-сухопутный госпиталь. Главный корпус. 2015 г.

Одновременно с главным зданием госпиталя построены аптечный и прачечный корпуса, цейхгаузы, квартиры администрации, каменные квасоварня и пивоварня, а потом хлебопекарня. Строительство с помощью военного инженера полковника А.Н. Акутина по своему плану вел архитектор-художник, вольный общник Академии художеств А.Е. Штауберт, причем император Николай I не только утвердил планы и фасады основных сооружений и давал распоряжения, касающиеся чисто армейских вопросов (устройство в подвальном помещении главного здания кордегардии для караула), но и давал распоряжения по устройству водопровода, печей и др. Стоимость строительства первой очереди госпиталя составила 700 тыс. рублей серебром.

По сравнению с существовавшими тогда военными госпиталями вновь построенный госпиталь мог называться образцовым. Он весьма существенно отличался от Военно-сухопутного госпиталя при Медико-хирургической академии. Первые посетители отмечали необычную чистоту и выражали удивление, что здесь нет и следа «той госпитальной духоты, от которой почти нельзя избавиться в подобных заведениях». Светлые, чистые, высокие палаты, теплые коридоры с массой света, мебель из ясеневого дерева, железные кровати, паркетные полы в палатах, гладкие каменные полы в коридорах, подъемная машина для дров, кушаний, белья, водопровод, теплые ватерклозеты и другие усовершенствования делали действительно новый госпиталь образцовым для того времени. Посетители отмечали величественный вид главного корпуса. Особенно впечатляла смело построенная эффектная парадная лестница и красивые барельефы над массивными дверями.


Суворовский пр., 63. Николаевский военно-сухопутный госпиталь. Пролет парадной лестницы

Для нижних чинов открыли шесть отделений на 1320 мест: внутренних и наружных болезней, чесоточное, любострастное (венерическое), прилипчивое (инфекционное) и беспокойное (психическое). Кроме них имелись арестантское отделение и отделение для выздоравливающих, а также запасное (впоследствии хирургическое, женское, детское и глазное отделения). Офицерское отделение было открыто первоначально на 20 мест.


Суворовский пр., 63, к. 5. Бывший Николаевский военно-сухопутный госпиталь. Прачечный корпус. 2015 г.

Торжественное открытие госпиталя и освящение его церкви в отдельно стоящем здании во имя Св. равноапостольной великой княгини Ольги состоялось 6 июня 1840 г.

Первое наименование госпиталя утверждено военным министром по указанию императора Николая I: «Государь император высочайше повелеть соизволил: вновь выстроенный в Санкт-Петербурге, в Рождественской части госпиталь именовать Первым военно-сухопутным Санкт-Петербургским госпиталем, а прежний, состоящий в Выборгской части при Медико-хирургической академии, – Вторым военно-сухопутным Санкт-Петербургским госпиталем. Высочайшую волю сию объявляю к сведению и исполнению».

В 1869 г. по воле императора Александра II госпиталь переименован в Петербургский Николаевский военный госпиталь. Это название он носил в течение последующих 50 лет. Даже в 1918 г. он именовался Петроградским Николаевским военным госпиталем РККА».


Суворовский пр., 63, к. 2. Бывший Николаевский военно-сухопутный госпиталь. Сушильный корпус. 2015 г.

При открытии госпиталя во главе его стоял главный доктор (понятие «главный врач» возникнет много позже), но в 1869 г. ввели должность начальника госпиталя, на которую долгое время назначали строевого генерала, не имевшего никакого отношения к медицине. Лишь с 1912 г. на должность начальника госпиталя назначается лицо с высшим медицинским образованием. Главный доктор, являясь помощником начальника госпиталя, имел право распоряжаться медицинским персоналом, надзирателями и служителями лишь в области чисто медицинской части, а начальник госпиталя имел, таким образом, полную власть во всех областях жизни госпиталя. Хозяйство госпиталя возглавлял в первые годы его существования смотритель, назначавшийся обычно из офицеров. В помощь смотрителю назначались чиновники и писари, составляющие канцелярию госпиталя. Штат госпиталя, кроме главного доктора и его двух помощников, состоял из 18 врачей, 40 фельдшеров, аптекаря, его помощника и шести аптекарских учеников. Консультанты, один по хирургической, другой по терапевтической части, являлись помощниками главного врача и назначались из врачей, имевших степень доктора медицины и самостоятельные научные труды. Так, при открытии госпиталя помощником главного врача по хирургической части был доктор медицины, надворный советник П.А. Наранович, ставший в 1867–1869 гг. начальником Медико-хирургической академии, по терапевтической части – доктор медицины, коллежский советник К.И. Бальбиани.


Николаевский военно-сухопутный госпиталь. Клиника для душевнобольных

Первый по времени главный врач П.Ф. Флорио для лучшей славы возглавляемого им учреждения с целью снижения смертности, которая доходила в госпиталях до 23 %, просил направлять во вновь открытый госпиталь больных преимущественно наружными, венерическими и внутренними болезнями, которые не заставляли бы опасаться за свою жизнь. Однако случившаяся вскоре эпидемия в войсках, а также недостаток коек в гражданских больницах заполнили новый госпиталь гражданскими больными, для которых была отведена почти половина коечного фонда госпиталя.

В начальный период существования госпиталя двойственность управления (хозяйственного и медицинского) нередко вызывала споры между смотрителем и главным доктором. Предмет спора иногда бывал курьезным, например, как расставлять кровати в палатах – изголовьями к центру или к стене, давать ли больным подштанники и т. д., но в них втягивались различные административные учреждения и влиятельные лица – вплоть до военного министра, а иные споры доходили и до императора. Так, он распорядился заменить тиковые халаты и одеяла суконными, ввести для всех больных подштанники, установил, что за исключением особых случаев, по усмотрению медиков, температура в палатах не должна превышать 14 градусов…


Суворовский пр., 63У. Бывший Николаевский госпиталь. Клиника для душевнобольных

Для ухода за больными в первые годы существования госпиталя назначались солдаты-инвалиды. Затем в штат госпиталя была введена госпитальная команда, состоящая из палатных надзирателей и служителей для ухода за больными. Госпитальная команда в количестве 341 человека была подчинена смотрителю госпиталя. 28 июня 1881 г. утверждено новое положение Военного совета о порядке комплектования госпитальных команд. Ранее в нее входили люди, прослужившие в войсках не менее трех лет. Они исполняли свои обязанности неохотно. Новым положением было установлено комплектование госпитальной команды солдатами-новобранцами.

Форма одежды нижних чинов госпитальной команды во всех округах была однообразной и имела на погонах начальные буквы того округа, к которому госпиталь принадлежал. Не было отличия в форме одежды служителей разных госпиталей. Приказом по Военному ведомству 1888 г. за № 284 была введена новая шифровка на погонах и шапках для команд всех госпиталей. Петербургскому Николаевскому военному госпиталю присвоили следующую шифровку: на околыше фуражки – «П.Н.Г.», на погонах – на верхней строке «П» (Петербургский – название округа), на нижней строке – «Н.Г.» (Николаевский госпиталь).

Женская прислуга появилась в госпитале значительно позднее. Сначала разрешено было держать женскую прислугу только в женском отделении и в отделении для душевнобольных, которое было открыто в госпитале в 1864 г.

С 1863 г. появились в госпитале первые сестры милосердия, назначаемые по соглашению с общинами, при которых они состояли.

После открытия госпиталя и в последующие годы строительство учреждения не прекращалось. В 1846 г. построили летние помещения, окруженные садами, куда переводилось большинство больных на летнее время, в то время как в зимнем корпусе производились дезинфекция и ремонт. Летние помещения были деревянными на каменном фундаменте. Таких флигелей или бараков насчитывалось пять: четыре для нижних чинов и один офицерский. Для кухни на летнее время также построили особый барак. Впоследствии все летние помещения за ветхостью снесли.

В 1872 г. по распоряжению военного министра строится двухэтажное здание – арестантское отделение для политических заключенных. Революционеры, томившиеся в казематах Петропавловской крепости и каменных мешках Шлиссельбурга, переводились сюда при ухудшении состояния здоровья. Отсюда бежал в 1876 г. известный анархист П.А. Кропоткин. Побег из Николаевского военного госпиталя описан самим Кропоткиным в его «Записках революционера». Но в истории арестантского отделения госпиталя этот побег являлся исключением.

После открытия госпиталя в связи с развитием медицины и специализацией врачей количество отделений увеличилось. Открыли специальное хирургическое отделение и одновременно оборудовали «операционный покой». До этого хирургические больные размещались в так называемом наружном отделении вместе с теми, кто страдал грудными, ушными и кожными заболеваниями. С июля 1888 г. хирургическое отделение занимало середину второго этажа главного здания. В боковых крыльях с одной стороны находилось глазное, с другой – офицерское и юнкерское отделения.

До 1853 г. в госпитале не было специального глазного отделения. Глазные больные направлялись во II Военно-сухопутный госпиталь, по другую сторону Невы. Главный доктор К.И. Боссе сделал доклад по этому поводу, отмечая неудобства, вызываемые тем, что в I Военно-сухопутном госпитале нет глазного отделения, после чего глазное отделение было разрешено открыть.

В 1879 г. в госпитале открыли ушное отделение, которое ранее помещалось при лазарете лейб-гвардии Конного полка, а в 1886 г. для семей военных открыли детское отделение на 20 коек.

Почти с самого основания в госпитале существовало психиатрическое отделение, оно именовалось раньше «беспокойным». Однако условия для больных в этом отделении оставались крайне плохими, не было ни специально оборудованного здания, ни специально созданной обстановки. Душевнобольные принимались в госпиталь только временно, до появления вакансии в специальных учреждениях. Коек в отделении было недостаточно. Не решило проблему открытие в 1864 г. психиатрического отделения на 45 коек на нижнем этаже северного крыла главного корпуса. С 1869 г. душевнобольные стали размещаться в деревянных бараках. На плохие условия их содержания обратил внимание главнокомандующий столичным военным округом великий князь Владимир Александрович. По его приказу инженер-полковник В.Н. Васильев из Главного инженерного управления при консультации известных психиатров-профессоров И.М. Балинского и И.П. Мержеевского разработал проект отдельного трехэтажного здания на 100 коек согласно последним требованиям психиатрии. Его заложили 19 июня 1890 г. в присутствии великого князя. Психиатрическое отделение было открыто и освящено протоиереем А.А. Ставровским вместе с храмом 2 августа 1894 г.

Лечебно-диагностическая деятельность госпиталя на протяжении XIX в. непрерывно совершенствовалась, в нем проходили апробацию новые методы лечения. Так, в 1844 г. здесь испытывали кровоостанавливающую жидкость академика Нелюбина, здесь в феврале 1847 г. практически впервые в России применили эфир для обезболивания при хирургических вмешательствах, а 30 ноября 1847 г. основоположник отечественной военно-полевой хирургии Н.И. Пирогов в присутствии Военно-медицинского комитета выполнил первую в России операцию под хлороформным наркозом; в 1867 г. была введена термометрия больных при помощи термометров Цельсия.

С первых лет существования в госпитале наряду с лечебной проводилась научная и учебная работа. Опытные специалисты помогали молодым врачам совершенствовать и углублять знания. Для этого начиная с 1850-х гг. читался курс лекций оперативной хирургии с показом методики на трупах, курс новой тогда дисциплины электрофизиотерапии с демонстрациями и опытами, проходили клинические разборы и патологоанатомические вскрытия. Медицинская библиотека содержала в 1900 г. около трех тысяч томов; в нее поступали все лучшие медицинские журналы.

Видные ученые-медики оставили заметный след в его славной истории. Среди них: А.П. Бородин, Г.И. Турнер, Я.А. Чистович, М.И. Аствацатуров, В.М. Бехтерев, Н.В. Склифосовский, В.И. Воячек, П.А. Куприянов, Г.Ф. Ланг, К.А. Раухфус, Н.Н. Петров, С.Н. Давиденков, Р.Р. Вреден, В.А. Бейер, Б.А. Поляк, Э.М. Волынский и многие др.

Большую роль сыграл госпиталь в развитии женского медицинского образования. В 1876 г. сюда перевели существовавший при Медико-хирургической академии с 1872 г. «Особый курс для образования ученых акушерок», получивший на новом месте название «Женских врачебных курсов», рассчитанных на пятилетнее обучение нескольких десятков женщин. Возглавил курсы главный врач госпиталя, почетный лейб-хирург Н.А. Вильчковский. Первый выпуск курсов состоялся в 1877 г., и значительную часть выпускниц направили в действующую армию на русско-турецкую войну.

В 1896 г. в состав госпиталя входили следующие здания: трехэтажное каменное здание (главный корпус), трехэтажное каменное здание (дом для душевнобольных), двухэтажное каменное здание (арестантский корпус), одноэтажное каменное здание (заразный корпус).

Служащих по военному ведомству принимали в госпиталь на бесплатное лечение. В 1901 г. суточная стоимость содержания одного больного составляла в среднем 1 руб. 88 коп. При этом на питание офицера отпускалось 37 руб. 03 коп., а на питание нижнего чина – 23 руб. 73 коп. Гражданские лица тоже могли лечиться в госпитале, но за плату, размер которой ежегодно устанавливал министр внутренних дел. Плата могла составить 2–3 руб. Во время эпидемий лечение было бесплатным для всех.

В 1881 г. в госпиталь тяжело заболевшего М.П. Мусоргского устроили на бесплатное лечение как «вольнонаемного денщика ординатора доктора медицины Л.Б. Бертенсона». Последний вспоминал, что Мусоргского «при благожелательном отношении главного врача удалось устроить более чем „хорошо“: в наиболее спокойной, изолированной части госпиталя была отведена обширная высокая солнечная комната, снабженная необходимой мебелью. И в отношении призрения не оставалось желать лучшего, т. к. уход был возложен на двух сестер милосердия Крестовоздвиженской общины, госпитальных служителей и фельдшера». Правда, спасти жизнь Мусоргского не удалось (он страдал алкоголизмом и всеми сопутствующими ему недугами), но последние дни жизни он провел, окруженный вниманием и заботой. Именно тогда И.Е. Репин за несколько сеансов написал портрет композитора.


М.П. Мусоргский. Портрет работы И.Е. Репина. 1881 г.

В период Первой мировой войны значительно увеличился коечный фонд госпиталя, так как госпиталь был переполнен больными. В 1914 г. штатное число коек увеличилось до 2000 (400 офицерских и 1600 для нижних чинов). Николаевский военный госпиталь продолжал расширяться за счет перевода кожно-венерических больных в казармы Кавалергардского полка, а госпитальной команды – в казармы Конно-артиллерийской бригады. Госпитальная администрация ходатайствует о расширении госпиталя еще на 600 мест и получает разрешение построить новый барак, дающий дополнительно 375 мест.

При госпитале начал действовать 134-й Петроградский тыловой эвакуационно-распределительный пункт, возглавляемый его секретарем, коллежским асессором Дмитрием Леонтьевичем Приселковым.

В 1901–1910 гг. в жилом доме на территории госпиталя жили: настоятель церкви при Николаевском военном госпитале священник Николай Петрович Благодатский, его жена Елизавета Петровна и сыновья, губернские советники Борис, Виктор и Николай Благодатские (жили здесь до 1917 г.), зубной врач Николаевского военного госпиталя, член Первого общества зубных врачей в России, коллежский асессор Степан Васильевич Иванов.

Н.П. Благодатский (1851 – после 1917) крещен в Георгиевской церкви с. Георгиевского. По окончании в 1874 г. Петербургской духовной семинарии один год преподавал в земских школах Петербургской губ. С 1875 г. штатный диакон церкви лейб-гвардии Семеновского полка. 25 июня 1903 г. определен священником церкви Св. Ольги при Николаевском военном госпитале. С 1904 г. казначей правления похоронной кассы военно-морского духовенства. В 1905 г. награжден орденом Св. Анны III степени, в 1910-м – наперсным крестом и орденом Св. Владимира IV степени, в 1916 г. – орденом Св. Анны II степени.

В 1913–1917 гг. здесь жили: врач Николаевского военного госпиталя и больницы при Свято-Троицкой общине сестер милосердия, доктор медицины, статский советник Иван Федосеевич Дейкун-Мочаненко и его жена Вера Эдуардовна, почетный лейб-хирург, действительный статский советник Александр Ефимович (Евгеньевич) Кожин, практикующий врач доктор медицины потомственный дворянин Александр Матвеевич Корицкий и его жена Вера Сергеевна, дьякон церкви Св. благоверной княгини Ольги при Николаевском военном госпитале Василий Михайлович Парийский и его жена Наталья Викторовна, ктиторы госпитальной церкви – капитан Иван Николаевич Павлов и надворный советник Александр Францевич Фролович с женой Марией Трофимовной, дочерью Милицей и сыном Николаем (позже жили в доме № 54).

А.Е. Кожин (1870–1931) – консультант Николаевского военного госпиталя, врач Свято-Троицкой общины сестер милосердия. В Гражданскую войну был начальником санитарной части Группы войск особого назначения Русской армии, затем врачом штаба командующего Черноморским флотом. Эвакуировался с Русской эскадрой в Бизерту (Тунис). Консультант по хирургии на крейсере «Генерал Корнилов», позже на миноносце «Пылкий». В эмиграции во Франции, жил в Ницце, похоронен на кладбище Кокад.

Приказом наркома здравоохранения от 26 июля 1919 г. госпиталь получил название Петроградского Центрального Красноармейского госпиталя. В 1923 г. госпиталю присвоено имя заместителя наркома здравоохранения и начальника Главного санитарного управления З.П. Соловьева. Первый начальник госпиталя, а затем его комиссар – А.Н. Иванов (1875–1935), врач-терапевт, выпускник Военно-медицинской академии. В 1901 г. на кафедре диагностики и общей терапии профессора М.В. Яновского в Военно-медицинской академии защитил диссертацию доктора медицины и в 1904 г. избран приват-доцентом по этой кафедре. В 1907 г. надворный советник, чиновник особых поручений 7-го класса при Главном военно-медицинском управлении, почетный член, член совета и помощник казначея Петровского благотворительного общества и комитета убежища взрослых калек великой княгини Елизаветы Феодоровны.

В 1940 г. госпиталь переименовали в Ленинградский Красноармейский госпиталь № 442, а в 1946 г. – в Ленинградский окружной военный госпиталь.

История госпиталя богата примерами самоотверженного труда, как в годы суровых военных испытаний, так и в мирное время. В условиях Гражданской войны работники госпиталя вернули в строй многих раненых бойцов и командиров Красной армии, внесли большой вклад в борьбу с эпидемиями инфекционных заболеваний.

В конце 1919 г. эпидемия тифа принимает большие размеры. Это обстоятельство заставило госпиталь переключиться на обслуживание исключительно тифозных больных. Такие мероприятия оказали большую помощь Красной армии и гражданскому населению в борьбе с сыпнотифозной эпидемией. Только в 1920 г. в госпитале лечилось более 5 тысяч больных сыпным и возвратным тифом. Когда эпидемия тифа закончилась, госпиталь снова вернулся к прежней структуре, развернув все функционировавшие до этого отделения.

Начало советско-финляндской войны знаменуется чрезвычайно быстрым ростом коечного фонда в размерах, далеко превышающих его рост в Первую мировую войну. Были развернуты главным образом хирургические койки, составившие 80 % общего коечного фонда госпиталя. Одно хирургическое отделение отводится под контингент легочных раненых. В хирургические отделения превращаются урологическое, терапевтическое, ушное и частично кожное отделения.

К началу Великой Отечественной войны госпиталь содержался по штату на 1200 коек и имел 22 июня 1941 г. 1294 больных. С объявлением войны госпиталь перешел в режим эвакогоспиталя на 1800 коек, а затем его передислоцировали в Вологду. Более 60 % врачей и около 30 % медицинских сестер были направлены в действующую армию.

После передислокации в Вологду в госпитале развернули следующие отделения: хирургическое для тяжелораненых – 160 коек; хирургическое начсостава – 120 коек; урологическое – 85 коек; для раненных в грудную клетку – 113 коек; нейрохирургическое – 160 коек; для раненных в голову и с повреждением периферической нервной системы – 103 койки; травматологическое для тяжелораненых – 150 коек; глазное хирургическое – 105 коек; ушное – 242 койки; инфекционное – 172 койки.

Всего было развернуто 1540 коек, также развернули два приемных отделения: для соматических больных и для инфекционных больных; клиническая лаборатория (развернулась в четырех точках города); бактериологическая лаборатория; физиотерапевтическое отделение; семь рентгеновских кабинетов.

Передислоцированный госпиталь являлся основным лечебным учреждением 95-го эвакуационного пункта, где оказывалась специализированная медицинская помощь. За время войны в госпитале лечилось более 30 тысяч тяжелораненых и больных, эвакуированных с Ленинградского, Волховского и Карельского фронтов, Балтийского и Северного флотов, из находящегося в блокаде Ленинграда. Из числа раненых и больных, закончивших лечение, 82 % возвращено в строй. За период работы в Вологде провели более 9000 операций.

На территории госпиталя в Ленинграде разместился эвакогоспиталь № 1171, сформированный в числе нескольких медико-санитарных подразделений Красной армии в октябре 1939 г. для участия в советско-финляндской войне. Перемещенный в Ленинград эвакогоспиталь № 1171 вошел в состав Фронтового эвакопункта № 50 (ФЭП-50) и был расширен до 3800 коек. С первых дней в ЭГ 1171 развернули два хирургических, нейрохирургическое и терапевтическое отделения для приема и лечения рядового и сержантского состава и офицерское отделение. Позже создали лабораторное, рентгеновское и физиотерапевтическое отделения. Все отделения возглавили опытные военные врачи или бывшие специалисты кафедр ленинградских высших медицинских учебных заведений, ушедшие добровольцами в Красную армию в начале Великой Отечественной войны. Впоследствии боевыми орденами и медалями награждены начальники медицинских отделении, майоры медицинской службы В.А. Башинская, М.М. Варшавская, Л.Н. Гранат, P.M. Гузовацкер, А.Ф. Еремиевская, Д.С. Лившиц, Н.А. Хейфец, начальник лабораторного отделения – майор медицинской службы Н.Л. Гребельский, начальник рентгеновского отделения – майор медицинской службы Д.С. Линденбратен, старший терапевт – майор медицинской службы Б.А. Житников, многие врачи, ординаторы и медицинские сестры эвакогоспиталя.

Установить количество раненых и больных воинов, прошедших через этот эвакогоспиталь, можно только приблизительно. В Алфавитной книге умерших в ЭГ 1171 за август 1941 г. – 1943 г. значатся 1270 фамилий[396]. В этот период безвозвратные потери в стационарных эвакогоспиталях составляли до 500 человек на 50 тысяч доставленных в эвакогоспиталь[397], а это означает, что через этот эвакогоспиталь прошло 120–130 тысяч раненых и больных воинов.

Начальником эвакогоспиталя в 1943–1945 гг. служил майор (в 1945 г. подполковник) медицинской службы, кандидат медицинских наук Иван Ефимович Кашкаров, имевший опыт медицинского обеспечения военных действий, полученный в ходе советско-финляндской войны 1939–1940 гг. и Великой Отечественной войны, ранее возглавлявший эвакогоспитали № 1359 и № 2010.

В 1930–1940-х гг. в жилых домах на территории госпиталя жили: Иван Иванович Глизаров и его сын Ефим (кв. 62), кандидат в члены Смольнинского райсовета Антонина Михайловна Захарова (кв. 13), врач-ординатор госпиталя, военврач 2-го ранга Иван Семенович Казанджиев[398] (кв. 25), Степан Филиппович Корчанов и его сын Алексей (кв. 4), старший ассистент Всесоюзного института экспериментальной медицины, врач-невропатолог Георгий Васильевич Суслов (кв. 15), старший ординатор госпиталя Вениамин Хацкелевич Чарейкин (кв. 21, 1898), Николай Иванович Чистяков (кв. 23), Иван Григорьевич Филиппов (кв. 27).

Е.И. Глизаров, уроженец Петрограда, призван в Красную армию Ленинским РВК Ленинграда. Гвардии сержант, командир взвода 7-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии. Погиб в бою 20 августа 1943 г., похоронен в д. Комсомольск Ахтырского р-на Сумской обл. Украинской ССР[399].

А.С. Корчанов (1924–1943) – уроженец Ленинграда, призван в Красную армию Ивановским РВК Ленинградской обл. Гвардии красноармеец, радиотелеграфист 102-го Гвардейского истребительного противотанкового артиллерийского полка 11-й отдельной бригады Юго-Западного фронта. Погиб в бою 24 августа 1943 г., похоронен в 1800 м северо-западнее с. Мазановка Славянского р-на Сталинской обл. Украинской ССР[400].

И.Г. Филиппов (1895–1943) – красноармеец, стрелок 705-го истребительного противотанкового артиллерийского полка 42-й армии. Погиб в бою 23 января 1943 г., похоронен на дивизионном кладбище в р-не Дома Советов[401].

В годы блокады Ленинграда погибло от 50 до 60 живших в жилом доме и общежитии эвакогоспиталя № 1171 его служащих, членов их семей и жителей города, доставленных сюда для лечения.

В августе 1944 г. госпиталь возвратился в Ленинград на основную базу, где слился с эвакогоспиталем № 1171 и продолжил работать как сводный госпиталь на 3800 коек (хирургических – 1650, нейрохирургических – 300, урологических – 150, глазных – 140, ЛОР – 160, челюстно-лицевых – 40, терапевтических – 450, нервных – 250, кожных – 100, инфекционных – 200, для реабилитации выздоравливающих – 50).

Совместная работа продолжалась до 1 декабря 1945 г., когда эвакогоспиталь № 1171 перевели на Садовую ул., 26. С этого времени в госпитале остались развернутыми 2300 коек при 1800 штатных.

В годы войны и блокады хозяйство госпиталя пришло в значительный упадок. Поэтому в первом периоде послевоенной жизни важнейшей задачей являлось создание новой материальной базы, которая сильно пострадала в результате артиллерийских обстрелов и бомбардировок госпиталя. Проведенные уже в первые послевоенные годы хозяйственно-восстановительные работы дали возможность приступить к более или менее нормальной деятельности.

В этот период закладывались основы существующей организационно-штатной структуры госпиталя. Введение в штат госпиталя в 1946 г. должностей ведущего хирурга и ведущего терапевта объединило в одних руках работу четырех терапевтических и трех хирургических отделений, а также позволило выработать единые формы и методы обследования и лечения больных. Одним из первых ведущих терапевтов госпиталя в 1946 г. назначен профессор Военно-медицинской академии генерал-майор медицинской службы В.А. Бейер, который проработал здесь до 1947 г., а первым ведущим хирургом – профессор ГИДУВ Е.А. Бок.

В послевоенный период деятельность госпиталя была направлена на укрепление его материально-технической базы, совершенствование всех видов специализированной медицинской помощи, повышение его роли как методического центра медицинской службы Ленинградского военного округа. Большой вклад в это внесли начальники госпиталя: генерал-майор медицинской службы Б.Н. Ибрагимов (1945–1950), полковники медицинской службы Н.С. Соколов (1950–1961), К.А. Новиков (1961–1969), В.П. Марков (1969–1972), Н.В. Климко (1972–1973), И.К. Барабаш (1973–1978), С.И. Литвинов (1978–1985), Н.Е. Козин (1985–1990), В.П. Жданов (1990–1999).

Общая площадь территории госпиталя в послевоенные годы составляла 18 га, однако в 1953 г. 6 га из его территории передали штабу округа для строительства жилого дома (Суворовский пр., 61). Вне территории госпиталя оказался также и корпус, в котором размещался санитарно-эпидемиологический отряд округа (ныне этот корпус занимает станция переливания крови).

До 1954 г. штатная емкость госпиталя составляла 1000 коек, и загрузка их была более 100 %. В этот период в помещениях госпиталя размещались две клиники Военно-медицинской академии (военно-полевой хирургии и факультетской терапии) и стоматологическая поликлиника округа.

В июле 1955 г. установлен штат госпиталя на 1200 коек, а в 1957 г. госпиталь переведен на штатную емкость – 1500 коек. Окружному госпиталю в это время были переданы помещения расформированного 775-го Ленинградского гарнизонного военного госпиталя, располагавшегося по Обводному каналу в доме № 13-а, в котором были развернуты после передачи кожно-венерологическое и два терапевтических отделения. Филиал госпиталя с Обводного канала переведен в 1966 г. в корпус по Новгородской улице (в порядке обмена зданиями с городом).

Важной исторической вехой в жизни госпиталя является присвоение ему в 1968 г. статуса клинического учреждения. Современная материально-техническая и клиническая база госпиталя позволяет его сотрудникам проводить на высоком уровне не только лечебно-профилактическую работу, но и учебно-педагогическую и научно-исследовательскую деятельность. База госпиталя интенсивно используется для усовершенствования военно-медицинских специалистов округа и подготовки слушателей Военно-медицинской академии, с которой на протяжении всей истории поддерживается тесное творческое сотрудничество.

В 1985 г. за достигнутые успехи в медицинском обслуживании воинов и в связи с 40-й годовщиной Победы госпиталь награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В 1991 г. при окружном госпитале сформирован медицинский отряд специального назначения, предназначенный для оказания медицинской помощи в чрезвычайных ситуациях. Личный состав отряда и специалисты госпиталя успешно выполняли боевые задачи по медицинскому обеспечению войск в зоне локальных вооруженных конфликтов, за что более 100 человек отмечены высокими правительственными наградами.

Интенсивное совершенствование организационно-штатной структуры госпиталя, расширение и укрепление его лечебно-материальной базы начинается с 1976 г., когда госпиталь перевели на штат с численностью 1700 коек. Дополнительно развернули отделения гнойной хирургии, второе урологическое, неотложной терапии и пульмонологическое. Создание этих отделений положительно отразилось на результатах лечения больных со сложной патологией.

В целях более эффективного лечения больных, нуждающихся в неотложных терапевтических мероприятиях, в 1977 г. при 15-м медицинском отделении неотложной терапии была развернута палата реанимации и интенсивной терапии с круглосуточным дежурством медицинских сестер. С 1980 г. все кардиологические отделения размещаются в отдельном трехэтажном здании на 235 коек.

Специализированная кардиологическая помощь окончательно оформилась в 1992 г., когда был создан штатный кардиологический центр в составе сектора интенсивной терапии и реанимации и трех специализированных отделений.

В июле 1982 г. количество лечебных отделений увеличилось с 25 до 33 за счет разделения 90-100 коечных отделений на два, что позволило улучшить в них организацию лечебно-диагностического процесса. Были введены в штат операционное отделение, центральная стерилизационная, отделение гипербарической оксигенации, эндокринологическое отделение и кабинет иглорефлексотерапии.

С 1987 г. в составе лабораторного отделения функционирует лаборатория инфекционной иммуннологии, позволившая активно заняться вопросами диагностики и профилактики ВИЧ-инфекции.

Значительные изменения произошли в рентгеновском отделении с введением в 1990 г. компьютерной томографии и ультразвуковых исследований.

В 1992 г. введен в эксплуатацию новый лечебный корпус на 200 коек, в котором разместились отделение гнойной хирургии, проктологическое и пульмонологические отделения. В 2000 г. проктологическое отделение перебазировалось в хирургический корпус, а его место в пульмонологическом корпусе заняло отоларингологическое отделение.

Важным событием в жизни госпиталя стало перемещение 19 октября 1994 г. психиатрических отделений из 3-й городской психиатрической больницы на основную базу – в реконструированный 3-й этаж Новгородского корпуса. Площадь психиатрических отделений составила 1000 кв. м, на ней разместились все необходимые функциональные подразделения, отвечающие современным требованиям.

В последние годы проведена большая работа по реконструкции и капитальному ремонту многих медицинских подразделений, благоустройству медицинских отделений и территории госпиталя, что позволило создать предпосылки к оптимальному совершенствованию организационно-штатной структуры госпиталя.

С самого начала работы госпиталя в историческом аспекте просматривается тенденция специализации медицинских отделений. Однако наиболее заметная структурная перестройка и дальнейшая специализация коечного фонда произошла за последние годы. Так, в целях организации преемственности в лечении больных, внедрения и более эффективного использования современных методов лечения больных были организованы штатные медицинские центры: урологический (с 1998 г.); анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии (с 1997 г.); кардиологический (с 1992 г.); гастроэнтерологический (с 1998 г.); психиатрический (с 1998 г.); инфекционный (с 1997 г.), рентгенологический (с 1992 г.).

Кроме того, созданы нештатные пульмонологический, неврологический, травматологический и лабораторный центры.

Создание медицинских центров обеспечивает проведение в жизнь единой идеологии и стратегии лечения больных, применение прогрессивных схем лечения и взаимопонимание между врачами-специалистами.

В 1995 г. в штат госпиталя введено отделение медицинского страхования, предназначенное для организации работы учреждения в системе медицинского страхования, обеспечения оказания платных медицинских услуг застрахованным гражданам и частным лицам.

С 2006 г. емкость госпиталя составляет более 1200 койкомест.

Коллективом госпиталя свято хранятся, оберегаются и приумножаются славные страницы его исторического прошлого. В 2004 г. восстановлен и открыт бюст основателя госпиталя императора Николая I.

С 1999 г. 442-й Окружной военный госпиталь возглавляет член-корреспондент Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы, Заслуженный врач Российской Федерации, кандидат медицинских наук – Хасан Арслангалеевич Кутуев. Он родился в 1954 г., в 1977 г. окончил военно-медицинский факультет при Куйбышевском медицинском институте, в 1988-м – факультет руководящего медицинского состава Военно-медицинской академии, в 1999 г. – юридический факультет Хабаровского государственного технического университета. С 1993 г. возглавлял Окружной военный госпиталь Дальневосточного военного округа. X. А. Кутуев – автор научных трудов, удостоен государственных наград.

Оглавление книги


Генерация: 0.483. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз