Книга: Русский менталитет. Рашен – безбашен? За что русским можно простить любые недостатки

Никто, как русские!

Никто, как русские!

Сколько стоит в России человеческая жизнь? Странный вопрос – жизнь бесценна, скажет читатель. Но слушатели одной радиостанции ответили, что в России она ничего не стоит. А кто-то сравнил доходы и сказал, что цена жизни депутата в сто раз выше, чем простого гражданина.

Петр I превратил Россию в мощную державу, но дорогой ценой – численность населения сократилась. В XVIII веке императрица Анна предлагала герцогу Тосканскому за бриллиант продать 50 тысяч русских солдат для войны с Испанией. Тысячи жизней за женский каприз! В начале XIX века француз Жак Ансело изумлялся: «Русский офицер увлекся цыганкой и за два года проел с нею две тысячи крепостных крестьян! В стране, где люди – товар, это считается обычным».

Вспомним наши пословицы: «Либо в стремя ногой, либо в пень головой», «Или грудь в крестах, или голова в кустах», «Помирать – так с музыкой». В войнах русские не только проявляли отвагу и стойкость, но и удивительное презрение, равнодушие к смерти. Русским не раз приходилось защищать страну от вражеских нашествий. Казалось, что мы со всех сторон окружены врагами и должны быть готовы в любой момент погибнуть. При такой психологии осажденной крепости личность не ставилась ни во что. У нас на длинную жизнь никто никогда не рассчитывал.

Еще Пушкин сказал, что мы – племя, которому не жалко умирать. В XIX веке в годы Крымской войны историк Тимофей Грановский отмечал: «Наши матросы и солдаты славно умирают в Крыму, но жить здесь никто не умеет». Русский изобретатель Глеб Котельников в 1912 году запатентовал в Париже авиационный ранцевый парашют. Но в России его решили не производить: иначе летчики будут выпрыгивать, а самолеты – погибать. Это изобретение у нас взяли на вооружение только в 1926 году.

В Гражданскую войну убивали друг друга соседи, братья, отцы и дети. В годы Великой Отечественной войны возникла песня: «Первая болванка пробила бензобак. Выскочил из танка я, и сам не знаю как. А потом в особый вызвали отдел: «Почему ты, сволочь, вместе с танком не сгорел?!» Я им отвечаю, я им говорю: «В следующей атаке обязательно сгорю!» В 1942 году вышел приказ: «Машину не покидать вплоть до полного ее уничтожения». В танках заваривали донные люки. Военачальники бросали солдат под огонь – «бабы еще нарожают!». Нам была нужна «одна победа, одна на всех – мы за ценой не постоим». За жизнь каждого немецкого солдата мы отдали несколько своих.

В мае 1979 года в Сибири, в Колпашево, высокий паводок подмыл яр Оби. Тонны берегового песка обвалились, обнажив жуткую картину: из 40-метрового обрыва свисали руки, ноги, головы… Там обнаружилось место массовых расстрелов в сталинское время. При Сталине зэки тысячами умирали на стройках от голода и непосильного рабского труда. «От заключенного нам надо взять все в первые три месяца, а потом он нам не нужен», – заявлял Н. Френкель. Сколько людей, в том числе самых лучших, было у нас загублено! Миллионы замученных мы потеряли в тюрьмах и лагерях, миллионы в войнах. Людей не щадили – «лес рубят – щепки летят».

Когда израильский капрал Гилад Шалит попал в плен, государство обменяло его на 1027 палестинских заключенных, сидевших в израильских тюрьмах. А у нас побывавших в плену Родина встречала лагерями. «Какие стройки, спутники в стране! Но потеряли мы в пути неровном и двадцать миллионов на войне, и миллионы – на войне с народом».

…Никто, как русские,так не спасал других,никто, как русские,так сам себя не губит, —

сказал Е. Евтушенко. Кто знает, сколько людей погибло у нас в мирное время – в армии из-за дедовщины, сколько убито политиков и журналистов, сколько погибло из-за террористических актов или в необъявленных войнах за рубежом? В России, огромной стране, ежегодно пропадают более ста тысяч человек.

К северу от Ярославля дачники разместились на бывшей свалке отходов ртути и мышьяка. «Дачные поселки растут под высоковольтными линиями. Выходные дни проводят под высокочастотным облучением, – свидетельствует географ Б. Родоман. – Собираются ли рожать детей местные девушки?» Наши люди даже в Чернобыле работали без необходимой защиты. В конце 1970-х годов молодой парень вывел трактор с горящего поля и погиб. Его приводили в пример, но разве стоило это железо человеческой жизни? Во время Олимпиады мужчина старше 70 лет на Урале рвался нести факел. Ему говорили, что нельзя, что у него был инфаркт – нет, 200 метров пробегу! Доказал и умер с факелом в руках. Для России традиционно характерна низкая цена человеческой жизни.

Число заключенных на 100 тысяч человек в десять раз больше, чем в Германии. По числу убийств на 100 тысяч жителей мы почти в два раза опережаем США и занимаем первое место в Европе. Растет число самоубийств. Все это свидетельствует о кризисе общества, подчиненного культу личного обогащения. Граждане проявляют безразличное отношение к своей и чужой жизни, а государство их жизнь тем более не ценит. Людей порой убивают по ничтожному поводу.

Порой в России героизм одних необходим, чтобы скомпенсировать разгильдяйство других. При наводнении в Крымске в 2012 году погибли сотни и пострадали тысячи человек. Ответственные лица были предупреждены за шесть часов, но людей не оповестили. А вдруг не затопило бы? – получишь за панику выговор. В городах лифты отслужили свой срок, падают балконы, а у властей нет денег на ремонт. Зато их не жалеют на сооружение суперстадионов и церквей.

Почему у нас были такие вожди, которые истребляли свой народ? Почему наша страна всегда пренебрегала людьми? Почему в России жизнь и права каждого гражданина не защищены на государственном уровне? В наших бедах виновато не только государство – каждому предстоит отказаться от легкомысленного отношения к ценности своей и чужой жизни.

Какую сумму выплачивают людям за потерю близких, погибших в несчастных случаях? Помощь в каждом случае разная, а иногда ее вообще не добиться. От скоростного поезда «Сапсан» погибли несколько десятков человек. В Новгородской области не сработали системы оповещения, и 24-летнего Максима Говязина вихрем затянуло под поезд. Жена и малолетняя дочь получили за его жизнь компенсацию в 116 тысяч рублей. Железной дороге выгоднее давить людей, чем вкладывать деньги в безопасность. Вот если бы сумма компенсаций была как в Европе – миллион евро! Впрочем, русские погибают и по собственной вине, перебираясь через рельсы где придется.

После обрушения казармы учебного центра ВДВ в Омске было решено выплатить семье каждого погибшего военнослужащего 5,8 миллиона рублей. Суммы компенсаций растут, а люди продолжают гибнуть. Но вот новость – один из телеканалов задал вопрос: «За что бы вы сейчас отдали свою жизнь?» За Россию – ответили 21 % опрошенных, за миллион долларов – 9 %, а большинство – никому и ни за что. Нет ничего ценнее человеческой жизни, и можно надеяться, что к пониманию этого мы придем. Прав Солженицын: нашей национальной идеей должно стать «сбережение народа».

Оглавление книги


Генерация: 0.507. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз