Книга: Зарайский район, Город Звенигород, Город Ивантеевка, Истринский район

Истра, город

Истра, город

От Москвы с Рижского вокзала до платформы Истра — 58 км, далее автобусом 2 км. Волоколамское шоссе


150/1. Воскресенский Новоиерусалимский монастырь. Генплан 1 — Воскресенский собор с церковью Константина и Елены; 2 — трапезные палаты с церковью Рождества Христова; 3 — палаты “монастырских детенышей”; 4 — больничные палаты; 5 — настоятельские покои; 6 — палаты царевны Татьяны Михайловны; 7 — братский корпус; 8 — солодежные и кузнечные палаты; 9 — караульные палаты; 10 — Святые ворота с надвратной церковью; 11 — Гефсиманская башня; 12 — Сионская башня, 13 — башня “Давидов дом”; 14 — надвратная Елизаветинская башня; 15 — квасной погреб; 16 — Иноплеменничья башня; 17 — башня “Вару ха”; 18 — Ефремова башня; 19 — Дамасская башня

150. МОНАСТЫРЬ ВОСКРЕСЕНСКИЙ НОВОИЕРУСАЛИМСКИЙ основан в 1656 г. патриархом Никоном как его подмосковная резиденция. Постройкой под Москвой “русского Иерусалима”, подобия всемирно известного палестинского прототипа — главной святыни христианства, Никон пытался создать в России внушительный центр православия, призванный поднять внутренний и международный авторитет русского патриарха. Для решения этой задачи средствами архитектуры были привлечены лучшие мастера, создавшие неповторимый, единственный в своем роде соборный комплекс, определивший значение всего ансамбля.

Монастырь как художественный организм сложился за два строительных периода. Первый их них ограничивается 1656–1666 гг., когда работы велись под руководством самого патриарха мастерами патриаршего дома и специалистами- декораторами, выписанными из русских западных провинций. За это время были выстроены возле монастыря Отходная пустынь, или “скит”, Никона и Елеонская часовня. Внутри деревянных монастырских стен появились каменные службы, заканчивалось сооружение собора.

Низложение и ссылка Никона прервали работы почти на 14 лет. Строительство возобновилось лишь в 1679 г. по указу царя Федора Алексеевича, который передал его в ведение приказа Большого дворца. Сразу после окончания в 1685 г. соборного комплекса приступили к дальнейшей обстройке монастыря каменными зданиями. Новая застройка в соответствии с величиной собора получила более крупный масштаб. Этот заключительный этап в формировании ансамбля, совпавший с расцветом московского барокко, определил в целом художественный облик монастыря.

Значительные работы, связанные с восстановлением рухнувшего шатра собора и возобновлением монастырских зданий после пожаров, велись на протяжении XVIII в. Они привели к искажению, а иногда и к обезличиванию архитектурных форм многих сооружений. В таком состоянии ансамбль сохранялся до 1941 г., когда он был варварски разрушен немецко-фашистскими захватчиками. Большинство построек сильно пострадало от взрыва и пожара, уничтожена колокольня, служившая в ансамбле высотной доминантой. Начатое в 1950-х гг. восстановление памятников до середины 1960- х гг. производилось под руководством П.Д. Барановского и А.М. Климанова, продолжено Л.К. Россовым, Г.А. Ларионовым и Б.Л. Малхасовым.


150/2. Воскресенский собор (до 1941 г.)


150/3. Собор. План первого яруса

Воскресенский собор, задуманный как копия иерусалимского храма, выстроен в 1658–1685 гг. из кирпича по модели, описанию и обмерам подлинника, привезенным из Палестины. Образец был повторен главным образом в плане и ярусной общей структуре, декоративная обработка получила вполне оригинальную, самобытную трактовку.

Собор представляет сложный многообъемный комплекс сооружений. Его главными компонентами служат: одноглавый крестчатый трехсветный храм Воскресения с боковыми двухъярусными галереями, примыкающая к нему с запада грандиозная, первоначально перекрытая каменным шатром ротонда с часовней Гроба Господня и поставленная с востока небольшая, заглубленная в землю четырехстолпная церковь Константина и Елены. До 1941 г. у южного фасада собора поднималась столпообразная колокольня в семь ярусов. Развитая ступенчатая композиция здания дополнена главами придельных алтарей.

Уникальный по типу и масштабам использования полихромной керамики памятник не имеет аналогий. Поливные многоцветные изразцы различных типов и форм первоначально служили основным элементом внутреннего и внешнего убранства. Помимо поясов, фризов, наличников окон и порталов храма его барабан снаружи украшала керамическая летопись, внутри — литургические тексты. Большинство глав покрывала поливная черепица. Изразцы изготовлялись Степаном Полубесом и Игнатием Максимовым под руководством белорусского мастера Петра Заборского, создателя пяти керамических иконостасов в приделах. Оконченный собор, частично с плоскими кровлями, снаружи был расписан “в шахмат”.


150/4. Воскресенский собор с церковью Константина и Елены


150/5. Окно собора с изразцовым наличником


150/6. Интерьер собора. Портал северного придела

В 1723 г. каменный шатер ротонды рухнул. Надолго затянувшееся восстановление пострадавших частей здания привело к серьезной его реконструкции и частичному изменению художественных форм. К концу 1740-х гг. И.Ф. Мичуриным были сложены стены западного полукольца галерей ротонды, 14 столбов второго яруса и своды над галереями. Одновременно в подземной церкви были переложены своды, сделан световым и надстроен барабан, обновлено его изразцовое убранство. В 1756–1761 гг. архитектура собора внутри и отчасти снаружи подверглась переработке в стиле барокко. Под руководством К.И. Бланка вновь возведен третий ярус ротонды, над ним по проекту В.В. Растрелли с поправками Бланка устроен вместо каменного деревянный шатер; пространственно развитый сложный интерьер украшен пышной барочной лепниной. Роскошные растреллиевские формы приобрела обновленная часовня Гроба Господня, или “Кувуклия”.

На рубеже XVIII–XIX столетий над отделкой в соборе двух приделов работал М.Ф. Казаков. В результате был создан художественный памятник, не имевший себе равных, сыгравший исключительную роль в истории русской архитектуры.

В 1941 г. шатер над ротондой сгорел, были разрушены два пилона и своды Воскресенского храма, утрачена часть декора. С 1950-х гг. производятся всестороннее изучение и реставрация этого выдающегося сооружения.


150/7. Трапезные палаты


150/8. Трапезные палаты. План второго этажа

Трапезные палаты с церковью Рождества Христова сооружены на вклад царевны Татьяны Михайловны в 1686–1692 гг. Кирпичное здание с белокаменным убранством в формах московского барокко поднято на высокий подклет, называемый в документах “старыми каменными службами”. Три обширные светлые палаты зального типа перекрыты смело решенными сводами большого пролета с распалубками. До 1941 г. здесь стояли изразцовые фигурные печи XVII в.

Композиционным центром здания служит церковь, поставленная на его поперечной оси. Двусветный одноглавый четверик теплого храма с развитой апсидой сначала окружала открытая галерея, продолжавшаяся вдоль фасада корпуса. В середине XVIII в. она заменена существующей декоративной аркадой. В 1790-х гг. М. Казаковым оконные наличники храма переделаны, а на трапезной срублены. Последние частично реставрированы в 1950 — 1960-х гг.

Внутренняя лепная отделка стиля барокко уцелела лишь в подцерковьи. Полы здесь каменные, в верхних палатах — новые деревянные. Для церкви выполняется тябловый иконостас в пять ярусов с резьбой по образцу декорации южного портала Воскресенского собора.


150/9. Трапезная церковь Рождества Христова

Смежные с трапезным корпусом палаты “монастырских детенышей” построены, очевидно, в 1650-х гг. Небольшое, вначале одноэтажное здание с подвалом и красивыми сводчатыми помещениями в конце XVIII в. получило второй этаж. Главный фасад оформлен аркадой, скрывающей наружную лестницу. Утраченные древние формы памятника восстановлены в 1950 —1960-х гг.


150/10. Больничные палаты


150/11. План больничных палат. Реконструкция А. М. Климанова

Больничные палаты сооружены в 1698 г., в конце XVIII в. были переделаны под жилье и надстроены, получив название дворца. Первоначальный облик в значительной мере возвращен им реставрацией 1962 г.

Одноэтажный корпус обладает характерной для данного типа сооружений симметричной композицией и планировкой. Две равновеликие палаты с лотковыми сводами разделены небольшими сенями и церковью. Сдержанная внешняя декорация здания сводится к карнизу “пилой” и обрамлению окон валиком с килевидным верхом.

Настоятельские покои выстроены в конце XVII в. на каменных кладовых 1650-х гг. Здание двухэтажное с подвалом и сводчатыми перекрытиями. Планировка этажей различна. Группировка жилых верхних помещений заключает элементы двух параллельных анфилад. Прежде самостоятельное здание сообщалось с трапезным корпусом открытой галереей на аркадах, от которой уцелел небольшой, превращенный в террасу участок. Фасады, измененные переделками середины и конца XVIII в., реставрированы в 1960-х гг. Их скромным убранством служат оконные наличники, своим характером близкие наличникам больничного корпуса.


150/12. Палаты царевны Татьяны Михайловны

Палаты царевны Татьяны Михайловны — одноэтажное, частично с подвалом кирпичное здание конца XVII в. Планировка состоит из двух коротких анфилад с расположением парадных комнат вдоль главного фасада. Сводчатые перекрытия заменены балочными. Нарядный лицевой фасад не имеет композиционных акцентов. Ритмично расчлененный полуколоннами, он украшен наличниками в формах московского барокко и многорядным карнизом “пилой”.

Художественный облик памятника восстановлен в 1960-х гг.

Современные Татьяниным палатам два братских корпуса сильно переделаны и обезличены в XIX в. Протяженные здания в один этаж обладали секционной структурой, которая еще прослеживается в восточном корпусе. Фасады сохранили членения лопатками, карниз XVII в., а также ритм оконных и дверных проемов.


150/13. Надвратная Входоиерусалимская церковь


150/14. План надвратной церкви

Святые ворота с надвратной Входоиерусалимской церковью построены из кирпича в 1694–1697 гг. мастерами Филиппом Папугой и братьями Михайловыми под руководством Я.Г.Бухвостова; нарядный декор выполнен из белого камня. Церковь, взорванная немецкими оккупантами, возведена вновь в прежних формах в конце 1960 — начале 1970-х гг. последовательно А.Климановым и Г.Ларионовым.

Выдающийся памятник архитектуры московского барокко, здание имеет ярусную динамичную композицию. Основой ее служит массив трехпролетных ворот, с двух сторон украшенных парными колоннами большого ордера на пьедесталах и сложной каменной теской профилей. На открытой верхней террасе ворот с кирпичной балюстрадой поставлен центрический ярусный храм, играющий важную роль в силуэте ансамбля монастыря. Двусветный четверик храма, усложненный четырьмя апсидальными выступами, завершается тремя ярусами убывающих по объему восьмериков, из которых два верхние — глухие. Вертикализм архитектурных форм подчеркнут элементами декора — нарядными оконными наличниками с развитым верхом и стройными угловыми колонками. Изначально стены алтаря и притворов венчались фигурными аттиками — “гребешками”, верх двух восьмериков, возможно, — балясником, ограждавшим открытые террасы.

Караульные палаты по сторонам ворот — одноэтажные однотипные постройки, примкнувшие в 1690-х гг. к монастырской стене. Заключают от двух до трех сводчатых равновеликих помещений. От прочих служб отличаются наличием боковых крылец с открытой аркадой на граненых столбах. Одно крыльцо связано с внутристенной лестницей, ведущей к надвратной церкви. Здания восстановлены в начале 1960-х гг.

Из хозяйственных построек уцелели две — квасной погреб, а также солодежные и кузнечные палаты. Пристроенные к стенам монастыря, современные караульням, они повторяют их тип и оформление. Квасная палата, начинавшая ряд погребных корпусов вдоль западной монастырской стены, почти полностью воссоздана после разрушений военных лет в конце 1960-х гг.


150/15. Гефсиманская башня

Стены и башни монастырской ограды выстроены из кирпича по указу царей Ивана и Петра Алексеевичей в 1690–1694 гг. зодчим Я.Г. Бухвостовым. Традиционные формы крепостного зодчества сочетаются в них с принципом декоративности, присущим художественной культуре конца XVII в. Стены с машикулями и тремя ярусами боя завершены горизонтальным карнизом. Боевой ход на аркадах, под новой тесовой кровлей, огражден кирпичной балюстрадой. Семь однотипных граненых башен состоят из трех убывающих по объему ярусов, два из которых перекрыты сводами. Башни увенчаны кирпичными шатрами, кроме Иноплеменничьей, где каменный шатер из-за наклона башни был позднее заменен деревянным. Восьмая башня завершает задние Елизаветинские ворота монастыря, представляющие упрощенную копию передних Святых ворот. Верхние части всех башен, разрушенные войной, восстановлены в 1950—1970-х гг.


150/16. “Скит” Никона


150/17. “Скит” Никона. План третьего этажа

“Скит” Никона — уединенное жилище патриарха — поставлен в 1658 г. вне стен монастыря, в так называемом Гефсиманском саду. Оригинальное кирпичное сооружение в три этажа, с плоской кровлей, ярко характеризует основные черты никоновской архитектуры. Устроенное наподобие афонских жилых башен — пиргов, оно совмещало покои патриарха с домовыми церквами. Согласно исследованиям М.Ю. Крыловой, 1986 г., композиция памятника сформировалась в два близких по времени этапа. С изменением первоначального замысла четырехстолпный теплый Богоявленский храм был перемещен с первого на третий этаж, юго-восточное крыльцо превращено в закрытое помещение. На открытой верхней террасе, огражденной вначале кирпичной балюстрадой, поставлены восьмерик летнего Петропавловского храма, звонничка и келья. Этажи связаны винтовой каменной лестницей. Перекрытия сводчатые.

В убранстве здания была широко использована поливная керамика. Интерьеры украшали изразчатые полы и печи с лежанками. Майоликовый декор сохранился лишь на фасадах, где полихромные изразцы образуют нарядный междуэтажный пояс, заполняют карнизы, наличники окон и порталов.

Безсонов С. В. Монастырь “Новый Иерусалим” // Проект восстановления города Истры/ А.В. Щусев. — М., 1946.

Бугаева Т.В., Гришин В.П. Подземная Константиноеленинская церковь Ново- Иерусалимского монастыря // Материалы творческого отчета треста “Мособлстройреставрация”. — М., 1979. Бугаева Т.В., Гришин В.П., Тэпфер Л.Э., Чернышев М.Б. Работы И.Ф. Мичурина по восстановлению Воскресенского собора Ново- Иерусалимского монастыря // АН. — 1988. — № 35.

Грабарь И., Торопов С. Архитектурные сокровища Нового Иерусалима// Памятники искусства, разрушенные немецкими захватчиками в СССР. — М.—Л., 1948.

Ильин М.А. Каменное зодчество третьей четверти XVII века// ИРИ. — М., 1959. — Т. IV. — С. 173–179.

Ильин М. Зодчий Яков Бухвостов. — М., 1959. — С. 29–50.

Леонид (Кавелин). Историческое описание ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого монастыря. — М., 1876. Материалы творческого отчета треста “Мособлстройреставрация”. — М., 1984. Некрасов, с. 104–106.

ПАМО, 1, с. 187.

Ставропигиальный Воскресенский, Новый Иерусалим именуемый, монастырь. — М., 1914. Тельтевский П.А. Зодчий Бухвостов. — М., 1960. — С. 15–28.

Оглавление книги


Генерация: 0.131. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз