Книга: Мальта и мальтийцы. О чем молчат путеводители

ДВЕ СТОЛИЦЫ

ДВЕ СТОЛИЦЫ

Об архитектурном разнообразии мальтийских городов можно судить, например, сравнивая две столицы: новую, Валетту, и старую – Мдину.

Валетта – город фортификаций и дворцов. Больше всего в нем меня поразила планировка. Город, как я уже написала, заложил в 1566 году Великий магистр де ла Валена. Это был прогрессивный правитель. Он привлек лучших мастеров Европы. При нем использовались новейшие принципы градостроительства. Прежде всего, геометрически точная планировка.

До сих пор я считала образцом хорошо распланированного города наш Санкт-Петербург. Оказавшись в нем впервые после моей суматошной Москвы, с ее беспорядочной запутанностью улиц, я даже слегка растерялась. Как-то уж было все чересчур просто, даже, пожалуй, немного скучновато. Потом-то я оценила эту топографическую четкость.

Каково же было мое удивление, когда я обнаружила, что Валена, построенная на полтора века раньше Питера, расчерчена прямыми улицами вдоль и поперек, как шахматная доска. У планировки мальтийской столицы есть и еще одно достоинство: любая ее улица обязательно выводит к морю. В результате чего в самое летнее пекло город продувается насквозь морским бризом.

Само направление улиц предполагает, что в яркий солнечный день одна сторона всегда находится в тени. Впрочем, и на другой тоже много затененных мест, их создают нависающие балконы.

На Мальте гор нет, но равнинным остров тоже не назовешь: здесь множество невысоких холмов. На холмах строилось большинство городов. Поэтому в любом из них почти нет ровных улиц, если не считать набережные.

Дом, где я жила в Слиме, находится на одинаковом расстоянии от обеих набережных города. С какой бы из них я ни возвращалась домой, мне все равно приходилось либо подниматься вверх, либо опускаться вниз.

Валена и в этом смысле составляет исключение. Холмы на ней были по возможности выровнены. Но не до конца. Так что, если двигаться от городских ворот к порту Сент-Эльмо, на другом конце города придется идти все время вниз. Спуск, правда, пологий. Через некоторое время гладкая дорога переходит в лестницу. Высота ступенек не должна превышать десяти сантиметров. Это было сделано для того, чтобы лошадям было удобно преодолевать лестницу и чтобы они не так сильно подбрасывали седоков.

В каждом дворе Валетты есть колодец для сбора дождевой воды, их связывает единая дренажная система. А специальные каменные лотки предусмотрены для сброса мусора.

К строительству нового города Великий магистр сначала привлек Франческо Лаппарелли. Этот итальянский зодчий был известен как лучший в Европе специалист по фортификациям. Город был обнесен огромными крепостными стенами. Кроме высоты, стены поражали и своей шириной. Так что, когда позднее понадобилось прокладывать автомобильную трассу вокруг города, она вполне уместилась на широкой поверхности стены.

Следующим архитектором Валетты стал мальтиец Джироламо Кассар. Он заложил основы мальтийского барокко. В этом стиле построены роскошные дворцы, церкви, обержи (подворья для рыцарей).

Самое знаменитое сооружение в городе – собор Сент-Джон. По своему величию, помпезности и роскоши он превосходит все христианские храмы. Значение его для католиков Мальты столь велико, что я сочла нужным вынести рассказ о соборе Сент-Джон из этой главы и поместить его в главу «Религия».

О вкусах, конечно, не спорят, но мне значительно больше понравилась церковь Богоматери Победоносной. Она куда скромнее величественного собора Сент-Джон, но есть в ней некая значительность. Этот старейший храм Валетты был первым, который построили мальтийские рыцари на острове. Именно здесь ля Валетта заложил первый камень будущего города. Здесь же через два года был похоронен и сам Великий магистр. Вплоть до возведения собора Сент-Джон в 1577 году церковь Богоматери Победоносной была главной в Валетте.

Другое замечательное сооружение – церковь Святого Павла. Мне показалось, что в это здание Джироламо Кассар вложил большую часть своей души. Дело в том, что, по преданию, именно здесь после кораблекрушения высадился святой Павел. От него пошло распространение христианства на Мальте. Каждый год в День святого Павла, 10 февраля, из церкви выносят золоченую деревянную фигуру святого и торжественно обносят ею улицы города.

Я думаю, то же священное благоговение испытал и мальтиец Кассар, когда украшал мраморные колонны храма фресками из жизни проповедника. Я догадываюсь, какие чувства побудили архитектора создать часть колонны, на которой, по легенде, святому Павлу в Риме отрубили голову.

Сильное впечатление производят и другие работы архитектора. Например, дворец Великого магистра. Это грандиозное здание занимает целый квартал между Репаблик-стрит и параллельной Мёрчант-стрит.

У дворца пять входов. Вхожу в один, тот, что со стороны Репаблик-стрит, слева. Во внутреннем дворе меня встречает бронзовый Нептун. Он стоит на постаменте в зелени перед фонтаном. На фонтане герб Великого магистра Рамона Перюллоса.

А если войти внутрь дворца с правого входа, попадешь в другой двор. Наверху – часы-башня, которые показывают время, день недели, месяц и фазу луны. Каждые пятнадцать минут слышен удар гонга, в него бьют мавританские рабы – это четыре бронзовые фигурки.

На первом этаже бывшей резиденции магистров сейчас расположилась Оружейная палата. Здесь можно увидеть оружие и доспехи рыцарей. Рабочие помещения дворца находятся на втором этаже. Там заседает парламент. Поэтому посмотреть на замечательный дворец можно лишь тогда, когда там нет заседаний.

Весь второй этаж опоясывает коридор, связывающий несколько залов. На его стенах можно увидеть портреты всех Великих магистров. А вдоль стен расставлены рыцарские доспехи.

Самое представительное здание города – дворец-резиденция премьер-министра Мальты. Это бывшее Кастильское подворье, оно находится на самой высокой точке Валетты. Построено по проекту Джироламо Кассара. И именно в честь великого зодчего сейчас названо шоссе, которое соединяет Валетту с его пригородом Флорианой, – шоссе Кассара.

Из всех произведений в стиле барокко самыми «барочными» мне показались знаменитые сады – Гастингса и Баррака. Здесь я хотела бы напомнить, что Мальта – остров каменистый и малозеленый. Я, по правде, об этом забыла. И когда впервые вошла в «сады Баррака», сильно удивилась: иначе как в кавычках это название произнести нельзя. Пара тенистых аллей, несколько весьма скромных клумб и неплохие скульптуры. И это называется масштабным словом «сады»? Однако, вспомнив, что на камнях пышная растительность не произрастает, я простила садам их торжественное название и просто залюбовалась потрясающим видом на набережную Та-Лисс и на красивейший залив Гранд Харбор. Окончательно же влюбилась я в эти места, когда услышала рассказ гида о прошлом садов.

Я уже знала из истории Мальтийского ордена, что на смену суровой воздержанности для рыцарей пришла пора вольных нравов. Настало время галантных приключений. Рыцари стали назначать свидания прекрасным дамам, те не отказывали им во взаимности. И где же встречались влюбленные парочки? Вот именно здесь, в Верхних садах Баррака. Значит, место намолено любовью. Ну и что же, не очень зелено, зато романтично.

Сады Гастингса несколько богаче. В них посажены деревья из разных стран мира. А вид на бухту Марсармшетт и остров Маноэль впечатляет еще больше: недаром здесь толпятся любители с фото– и кинокамерами.

Посреди всего этого архитектурного великолепия Валетты бурлит никогда не затихающая жизнь столицы. Витрины модных бутиков, завлекающие рекламы ресторанов, сверкающие окна дорогих ювелирных магазинов и уличные лотки с дешевыми изделиями. А посреди этих бесконечных соблазнов большого города – те, кого все это призвано соблазнять: горожане и конечно же туристы. Я как-то попыталась в центре города узнать нужный адрес – оказалось, это не так-то просто. Только шестой или седьмой встречный оказался жителем Валетты, все остальные – иностранцы.

Так выглядит современная столица Мальты. И если судить только по ней, мальтийский город сегодня – это сплошной разгул архитектурной фантазии и шумные толпы на улицах.

Но вот я отъезжаю на четырнадцать километров от современной столицы и попадаю в столицу старую – Мдину.

После несмолкаемого гула Валетты меня почти оглушает тишина, царящая на улицах Мдины. Расположен город на высоком холме. Его история уходит в глубокую древность. Трудно даже установить дату основания, известно только, что первые поселения появились здесь более четырех тысяч лет назад.

Первые мальтийцы, если не считать обитателей мегалитов, финикийцы, окружили город высокой стеной: безопасность прежде всего! В дальнейшем эта оборонительная система совершенствовалась: в IX веке здесь построили еще более мощные стены и бастионы. А город отделили от пригорода Рабаты глубоким рвом.

Мдина расцвела при римлянах. О ней писал Цицерон: «Это город с прекрасными зданиями и благополучными людьми».

Все, как известно, в мире относительно. То, что казалось в далекие века «прекрасными домами», сегодня смотрится как старинная картина: тесные улочки, типично средневековая архитектура. Кстати, улицы, как я узнала, специально строились узкими, и на каждой по несколько углов: так легче было прятаться от вражеских стрел.

Мдина и сейчас мало чем отличается оттого, что было тысячу лет назад. И не только в архитектуре. Для меня так и остался неразгаданным такой феномен. Когда-то местная мальтийская знать строила здесь свои дворцы и особняки. И это вполне объяснимо: крепкие оборонительные сооружения давали надежную гарантию безопасности.

Необъяснимо другое. Здесь и сейчас живут самые знатные семейства Мальты. Почему эти явно небедные и вполне современные люди не переехали в нынешнюю столицу, Валетту, или другие более современные города, а продолжают жить в тихой средневековой Мдине? Этого я объяснить не могу. Может, ими движет обыкновенный снобизм? Хотим жить среди своих – там, где жили наши благородные предки и их соседи-аристократы?

Оглавление книги


Генерация: 0.079. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз