Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Мурзинка

Мурзинка

«Мурзинка – одна из многочисленных забытых помещичьих усадеб, с которыми так легко встретиться под самым Петербургом», – писал в начале 1920-х гг. историк Петр Николаевич Столпянский.

Деревня Мурзинка находилась на берегу Невы в месте впадения в нее реки Мурзинки. «Энциклопедия Санкт-Петербурга» определяет Мурзинку как «местность между Запорожской улицей, рекой Невой, рекой Мурзинкой и линией железной дороги Обухово – Рыбацкое».

Кстати, немаловажный вопрос: как правильно ставить ударение в названии Мурзинка? Как отмечает краевед, член Русского генеалогического общества Вера Федоровна Андрейчева, сейчас чаще всего делают ударение на первый слог, между тем это неверно, поскольку традиционно ударение в этом слове ставилось на второй слог.

Поселение здесь было известно еще с XV в. Что же касается названия «Мурзинка», то историки связывают его с генерал-поручиком А.И. Румянцевым (отцом знаменитого фельдмаршала), который получил эти земли в начале XVIII в. Предполагают, что именно он назвал поселение Мурзинка – такое имя, от слова «мурза», до сих пор бытует среди тюркских топонимов Татарстана и Южного Урала.

Среди уральских владений Румянцева была мыза Мурзинка, и он перенес это милое ему название в Петербург. То далекое село Мурзинка существует и сегодня: оно расположено в Горноуральском городском округе Свердловской области, на восточном склоне Уральских гор, в 120 километрах от Екатеринбурга и в 81 километре от Нижнего Тагила. Знаменито это место тем, что здесь на протяжении уже более трехсот лет добывают камни-самоцветы, поэтому и зовут эти места «Мурзинская самоцветная полоса». А самые знаменитые копи расположены в восьми километрах севернее уральского села Мурзинка…

Существует и другая гипотеза происхождения названия Мурзинки на Неве. Как указывает Вера Федоровна Андрейчева, в метрической книге церкви Преображения Господня, что при Невских кирпичных заводах за 1735 г. в части «Об умирающих» есть запись: «28 августа. Морского флоту капитана Прокофия Васильевича Мурзина крестьянин его Тихон Яковлев двадцати лет».

«Образование названия деревни от фамилии ее владельца было самым обычным случаем, поэтому весьма вероятно образование названия „Мурзинка“ от фамилии Мурзин, – считает Вера Андрейчева. – В приход церкви Преображения Господня в 1735 году входила большая территория вдоль Невы – от Смоленской ямской слободы до Усть-Ижоры, то есть входила сюда и местность под названием Мурзинка».

После Румянцева усадьба некоторое время принадлежала графу Миниху. Во времена Елизаветы Петровны ее владельцем являлся Алексей Григорьевич Разумовский, а после его смерти в 1771 г. – его брат Кирилл Григорьевич. Однако же процветать мыза стала лишь во времена Екатерины II, когда Мурзинка вместе с соседним селом Александровским перешла во владение генерал-прокурора князя А.А. Вяземского. Правда, «хоромы» в Мурзинке были построены попроще и поскромнее, чем в Александровском, и в них помещались многочисленные родные и знакомые князя Вяземского. Не раз бывал в Мурзинке поэт Гаврила Романович Державин.

После Вяземского усадьба Мурзинка долго передавалась по наследственной линии. Вначале владелицей являлась дочь Вяземского Анна Александровна, вышедшая в 1788 г. замуж за неаполитанского посланника при русском дворе герцога, полное имя которого звучало как Дон Антоний Мареско Доннорсо дюк де Серра-Каприола. Их сын Никола (Николай Антонович) Серра-Каприола пошел по стопам отца и стал крупным итальянским дипломатом. Будучи художником-любителем, в 1820-х гг. он запечатлел в своих акварелях образ усадьбы Мурзинки. Он изобразил усадебный дом, его окрестности, членов семейства. Но особенно трогательно на этих рисунках, как отмечает Вера Федоровна Андрейчева, присутствие множества дворовых и крестьян.

Сестра Николы, Елена Антоновна, вышла замуж за генерала Степана Федоровича Апраксина, и Мурзинка стала владением Апраксиных. После рождения в 1820 г. последней дочери, Елизаветы, Елена Антоновна умерла.

Анна Александровна Апраксина пережила свою дочь на двадцать лет, и после ее смерти владельцами Мурзинки стали четверо ее внуков – Федор, Антон (оба – военные), Елена и Елизавета (были фрейлинами Двора Его Императорского Величества). В 1857 г. эти четверо владельцев продали часть дачи Мурзинки находившейся рядом Александровской мануфактуре. Строений в той части не было – только дровяной лес, кустарник, огороды и покосы.

Любопытная страница истории Мурзинки связана с генералом графом Антоном Степановичем Апраксиным – владельцем Апраксина двора в Петербурге. Именно он построил в комплексе Апраксина двора театр («Малый», потом «Суворинский», в недавние времена – «Горьковский») – ныне БДТ им. Товстоногова.


Здание Мариинской школы глухонемых детей в деревне Мурзинка. 1900-е гг. Фото из ЦГАКФФД Санкт-Петербурга

В отечественной истории А.С. Апраксин известен еще как воздухоплаватель. Он был автором книги «Воздухоплавание и применение его к передвижению аэростатов свободных и несвободных по желаемым направлениям», изданной в 1884 г. Как отмечает Вера Федоровна Андрейчева, два его «воздушных корабля» остались из-за его смерти незаконченными: один – на Охте, другой – на Волковом поле.

Будучи благотворителем, А.С. Апраксин еще в 1882 г. пожертвовал 12 десятин земли своей усадьбы в Мурзинке ведомству императрицы Марии Федоровны для устройства благотворительного заведения. Дар использовали только после смерти графа – он умер в собственном имении в Мурзинке 2 января 1899 г.

В 1900 г. на участке из владений Апраксина в Мурзинке устроили колонию для глухонемых и построили здание Мариинской школы глухонемых, мастерские для глухонемых и школу-ферму для глухонемых девушек. Эти здания, построенные архитектором И.А. Претро, сохранились до наших дней (Прогонная ул., 7 – 11). Колонию признавали образцовой для России. Количество обучавшихся детей колебалось около двухсот. Обучающихся разделили на восемь женских и девять мужских классов. Большинство учащихся происходило из крестьян со всей России. Помимо ремесла и рукоделия детям преподавались Закон Божий, русский язык, арифметика, история, география, природоведение, «общеполезные сведения», рисование, черчение. Занятия проводились 46 часов в неделю с 8 до 16 – 17 часов.

Воспитанники колонии и школы имели возможность получить специальности сапожника, портного, столяра, переплетчика, работали в мастерских, в прачечной, на пасеке и ферме. Здесь работали известные ученые-логоневрологи М.В. Богданов-Березовский, Е.С. Боришпольский, Н.М. Лаговский, а фотодело вел мэтр российской фотографии Карл Булла (с 1904 г. – попечитель школы). Персонал колонии составлял 35 человек. История этого заведения закончилась после революции: как и другие благотворительные заведения, оно было закрыто в 1918 г.


Воспитанницы Мариинской школы глухонемых за завтраком. 1900-е гг. Фото из ЦГАКФФД Санкт-Петербурга

Кроме того, в 1909 г. Мария Дмитриевна Апраксина пожертвовала попечительству о слепых ведомства императрицы Марии еще один участок земли в Мурзинке. Здесь появилось Женское ремесленное убежище для слепых, открытое в 1911 г. Ему присвоили имя его основательницы М.Д. Апраксиной.

К тому времени от прежней безмятежной усадебной жизни ничего не осталось. «Дачная жизнь в Мурзинке с каждым годом становится все заметнее благодаря пригородной конно-железной дороге, – говорилось в одном из путеводителей по петербургским дачным окрестностям в конце XIX в. – Против Мурзинки – громадный парк, бывший графа Апраксина, парк хотя и запущен, но не лишен живописности, в особенности со стороны Невы. Дачники находят в нем много удовольствий». Правда, дачники жаловались на дороговизну продуктов, отсутствие развлечений и довольно однообразный отдых, лишь изредка нарушаемый странствующими акробатами и артистами с дрессированными собаками.

Немало беспокойства дачникам и местным жителям приносил Обуховский завод. Неслучайно осенью 1892 г. обыватели деревни Мурзинки, а также села Александровского и Рыбацкого обратились в С.-Петербургское уездное земское собрание с просьбой принять меры, дабы оградить их самих и их имущество «от разрушительного действия пробной стрельбы, производящейся на Обуховском сталелитейном заводе». Получив это заявление, чиновники поручили Управе разобраться с этим вопросом. Как говорится, факты подтвердились.

«Оказалось, что стрельбище на заводе представляет собой длинную канаву около 30 саженей, направленную вдоль берега Невы на Мурзинку, – сообщалось в конце октября 1892 г. в „Петербургской газете“. – Один конец стрельбища блиндирован, и там помещается пробуемое орудие, другой же конец, к Мурзинке, открыт и представляет собой песчаный кремник высотой в полторы сажени. При каждом выстреле, помимо страшного гула в воздухе, почва получает сотрясение, от чего иногда осыпается штукатурка в домах, расположенных близ завода, и разбиваются стекла в окнах. На этом основании С.-Петербургская уездная земская управа ходатайствует в настоящее время о перенесении пробной стрельбы с Обуховского завода на другое место или же, в крайнем случае, о прекращении стрельбы на заводе из орудий шестидюймового и большого калибров».

И еще один штрих из истории деревни Мурзинки. Близ нее находилось кладбище, основанное в начале XIX в. Одной из достопримечательностей здесь была могила юродивого «Дмитрия-гробокопателя», который много лет безвозмездно копал для бедняков могилы и пользовался за это почитанием в простом народе. К сожалению, кладбище постигла печальная судьба, как и многие другие кладбища бывших предместий, вошедших в городскую черту. Церковь на нем закрыли и снесли, а кладбище уничтожили. Сегодня на его месте – пустырь…

«От старой Мурзинки сегодня сохранился один сад „Спартак“ на берегу Невы, бывший Апраксин сад», – констатирует историк Дмитрий Шерих. К сожалению, при постройке вантового (Большого Обуховского) моста, открытого в 2004 г., сад серьезно пострадал, многие деревья вырубили.

Есть несколько любопытных эпизодов, связанных с историей Мурзинки советских времен. Именно здесь, за заводом «Большевик» (бывшим и нынешним Обуховским), то есть в том месте, где фактически начиналась Мурзинка, в июле 1945 г. стояла одна из трех триумфальных арок, воздвигнутых на пути торжественного возвращения в Ленинград воинов-победителей. А спустя чуть более двух лет, 6 ноября 1947 г., на проспекте деревни Мурзинка появился памятник Сталину – один из четырех величественных монументов «вождю народов», воздвигнутых в нашем городе к его 70-летию, отмечавшемуся в 1949 г.

Автором трех памятников (у Балтийского вокзала, на проспекте деревни Мурзинка и на Средней Рогатке) являлся известный скульптор Н.В. Томский – автор памятника С.М. Кирову на Кировской площади за Нарвскими воротами. Четвертый памятник Сталину, воздвигнутый на Поклонной горе, отлили по модели скульптора В.И. Ингала. Места установки памятников вождю выбрали не случайно: все они знаменовали собой въезды в город. Мурзинка обозначала восточный въезд в город Ленина.

Памятник в Мурзинке простоял до начала 1960-х гг. Как и все остальные памятники Сталину, его сняли после окончательного развенчания «культа личности» на XXII съезде партии в 1961 г. и выноса тела Сталина из Мавзолея…

Оглавление книги


Генерация: 0.606. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз