Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Вологодско-Ямская слобода

Вологодско-Ямская слобода

Точное местоположение бывшей Вологодско-Ямской слободы «Топонимическая энциклопедия Санкт-Петербурга» определяет следующим образом: «у пересечения Краснопутиловской ул. и ул. Червонного Казачества».

Целая сеть ямских слобод, учрежденных на «государевых дорогах» для перевозки почты и пассажиров, появилась вокруг Петербурга в начале XVIII в. Кроме Вологодско-Ямской существовали Смоленская Ямская слобода, Московско-Ямская слобода и другие. Свои названия они получали по имени тех мест, откуда родом были ямщики. Не случайно в Вологодской слободе жили ямщики, прибывшие из Вологодчины.

Жители слобод были приписаны к царскому двору. Каждая из ямских слобод имела свое управление, в каждой была своя церковь. Для ямщиков Вологодской слободы в 1720-х гг., на мызе Бутурлина, рядом с деревней Ульянкой, построили деревянную церковь во имя Петра Митрополита, в которой Петр I хотел отметить одержанную в этой местности победу над шведами, а потому иконы и часть утвари привезли из Успенского собора в Кремле. В середине XVIII в. храм отстроили в камне, впоследствии он не раз перестраивался. В 1930-х гг. он не закрывался и дожил до самой Великой Отечественной войны, когда оказался вблизи линии фронта и был разрушен. Остатки церкви снесли уже после войны.

В церковной ограде с давних пор существовало небольшое кладбище, где хоронили крестьян-ямщиков Вологодско-Ямской слободы и крестьян окрестных деревень. В 1756 г. хоронить при церкви запретили, поскольку она считалась домовой, а не приходской, и не имела собственной земли для кладбища. Поэтому спустя двадцать лет, в 1776 г., по просьбе прихожан ульянковской церкви из Вологодской слободы, в двух верстах от храма, на берегу Красной речки, устроили новое кладбище. Оно находилось неподалеку от знаменитого «Красного кабачка», стоявшего на другой стороне речки. Как отмечают исследователи, топоним «красный» перешел на кладбище, которое называлось по-разному: Красным, Краснокабацким, Красненским, а иногда Вологодским и Ульянковским. В итоге за ним закрепилось ныне существующее название – Красненькое.


Вологодско-Ямская слобода на карте Петрограда, 1916 г.

На кладбище находилась деревянная часовня Казанской иконы Божьей Матери, особо почитаемая у местных жителей. Каждый год 8 июля, в день Казанской иконы, из кладбищенской церкви совершался крестный ход вокруг всей Вологодско-Ямской слободы.

Даже в эпоху агрессивной антирелигиозной пропаганды, «воинствующего безбожия» и борьбы с «поповским дурманом» жители Вологодско-Ямской слободы продолжали отмечать свой любимый праздник. Отменить «сверху» религиозные праздники властям оказалось не так-то просто: традиции глубоко укоренились в народе. Антирелигиозной пропагандой денно и нощно занимался агитпроп, изо всех сил высмеивая «поповский дурман». Бессилие побороть религию «кавалерийским наскоком» вызывало у властей явную озлобленность. Выражалась она, в частности, в нескрываемой злой издевке, с которой освещались религиозные праздники на страницах газет.

Именно с такой нескрываемой издевкой писала в июле 1927 г. «Красная газета» о праздновании дня иконы Казанской Божьей Матери – престольном празднике церкви на Красненьком кладбище. «К этому дню обитатели окраин готовятся всяк по-своему, – говорилось в „Красной газете“. – Домохозяйки с утра стряпают пироги, стоят в очереди у „кирпичников“ (госспирт). Попы штопают карманы и поборные сумки, а уличные торговцы в уме высчитывают предполагаемые барыши».

Раньше в этот день фабрики и заводы не работали. Теперь же выходной отменили, но праздник Казанской иконы многие горожане все же отмечали. С самого утра на Красненькое кладбище начиналось паломничество женщин, а после заводских гудков о конце работы подтягивались паломники-мужчины, большинство из них были навьючены корзинами с «огненной водой».

«Появлялась целая армия попов, – с уничижительной интонацией сообщала „Красная газета“. – Староцерковники какие-то обдерганные, измызганные, в заплатах, лохматые, точно лешаки, выползшие из своих таинственных убежищ. Живоцерковники прилизанные, коротко стриженные, безусые или с усами по-английски. Одеты чистенько, в новых рясах, а кое-кто и в „джимми“. Все они вместе переживают страдную пору. Нечего греха таить – пока жатва обильная».


Дом по Краснокабацкому шоссе. Фото 1939 г. Из семейного архива В.П. Шек-Иовсепянц

К вечеру Красненькое кладбище начинало напоминать провинциальный базар с его шумом и гамом. Народ без стеснения, нередко нагишом, барахтался в грязной и мутной речке Красненькой, разделявшей кладбище на старую и новую части. Издевке газетчика не было предела: тех, кто поддавался «поповскому дурману», жалеть не полагалось. «В грязи, точно свиньи, с визгом и хохотом полощатся пьяные женские и мужские тела, – читаем дальше в „Красной газете“. – Реченка им по колено, а они стоят в чем мать родила. На берегу праздная толпа хохочет и улюлюкает»…

Мужское население Вологодско-Ямской слободы трудилось в городе ямщиками. Домики в слободе были в основном небольшие, деревянные – ямщики жили бедно. Однако стояло здесь и несколько богатых двухэтажных больших домов. Их владельцы не были ямщиками – они занимались промыслом золотарей, то есть очищали выгребные ямы в городе.

Каждая семья имела свое хозяйство, огороды, ягодные кусты – смородина, крыжовник. Садов почти не было – плодовые деревья плохо росли из-за близких грунтовых вод.

Со временем Вологодско-Ямская слобода разрасталась в сторону Автово. Новые дома жителей слободы возводились по Краснокабацкому шоссе, название которого происходило от располагавшегося неподалеку еще с начала XVIII в. знаменитого питейного заведения под именем «Красный кабачок». В феврале 1941 г. шоссе переименовали в Южное, а затем, в 1964 г., эта часть шоссе вошла в улицу Червонного Казачества.

В 1930-х гг. к Вологодско-Ямской слободе практически вплотную подошло городское строительство. Как отмечалось в путеводителе по Ленинграду, изданном в 1933 г., «на пустырях и огородах к востоку от улицы Стачек до Старообрядческой улицы вырастет целый город, в которой вольется и Вологодско-Ямская слобода». Так бы, наверное, и произошло, если бы не началась Великая Отечественная война. В сентябре 1941 г., когда враг подошел вплотную к Ленинграду, Вологодско-Ямская слобода оказалась в прифронтовой полосе.

В сентябре фронт оказался на расстоянии двух с половиной километров от Автово. Когда 11 сентября командующим Ленинградским фронтом назначили Г.К. Жукова, он, объезжая войска, отдал распоряжение в 24 часа срочно выселить население Южного шоссе и Вологодско-Ямской слободы из смертельно опасной прифронтовой полосы. Что и было немедленно исполнено.

В 1960-х гг. здесь развернулось новое строительство. Стройными рядами встали типовые пятиэтажки-хрущевки. Теперь историческую Вологодско-Ямскую слободу можно увидеть только на давних картах. Правда, справедливости ради, надо сказать, что этот уникальный городской топоним вернулся и на современные карты города. От самой же слободы не осталось ничего. Только старинное Красненькое кладбище напоминает о прошлом здешних мест…

Оглавление книги


Генерация: 0.528. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз