Книга: Государственная Третьяковская галерея

Предисловие

Предисловие

Датой создания Третьяковской галереи традиционно считается 1856, когда московский купец и промышленник Павел Михайлович Третьяков (1832–1898) приобрел первые работы современных русских художников. Его изначальной целью было создание художественной галереи, которая впоследствии могла бы преобразоваться в музей русского национального искусства. «Для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, принесущего многим пользу, всем удовольствие, — писал Третьяков в 1860, добавляя при этом, — я желал бы оставить национальную галерею, то есть состоящую из картин русских художников».

П. М. Третьяков был достойным продолжателем дела своего прадеда — московского купца 3-й гильдии (низшей в купеческой «табели о рангах») Елисея Мартыновича Третьякова. Приумножив капитал своих предков, собиратель ушел из жизни именитым, почетным гражданином города Москвы. «Моя идея, — скажет он в конце своего жизненного пути, — была с самых юных лет наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня во всю мою жизнь…»

Сначала произведения, которые приобретал Павел Михайлович, размещались в комнатах его собственного дома в Лаврушинском переулке, купленного в начале 1850-х. Однако довольно скоро, уже к концу 1860-х, картин стало так много, что их невозможно было разместить в жилых помещениях особняка. Сам собой встал вопрос о постройке специального здания для картинной галереи.

В начале 1874 собрание живописи было перенесено в новое двухэтажное строение, примыкавшее к особняку Третьякова и имевшее отдельный вход для посетителей. Это было первое здание Третьяковской галереи, состоящее из двух просторных залов. Оно было возведено по проекту архитектора А. С. Каминского, мужа сестры Третьякова. Но растущее количество приобретений коллекционера привело к тому, что уже к концу 1880-х постоянно достраиваемое двухэтажное здание Галереи с трех сторон окружило особняк вплоть до Малого Толмачевского переулка. Собранию Третьякова, уже занимавшему 14 залов, был придан статус музея, частного по принадлежности, общественного по характеру, музея бесплатного и открытого почти постоянно для любого посетителя без различия рода и звания. В 1892 Третьяков передал свою галерею, насчитывавшую более двух тысяч произведений живописи, скульптуры и графики, в дар городу Москве.

Помимо собрания русского искусства Павла Михайловича Москве была подарена и коллекция его брата Сергея Михайловича Третьякова (1834–1892), незадолго перед тем скончавшегося. Он собирал главным образом произведения западноевропейских художников середины и второй половины XIX века. Впоследствии картины из собрания С. М. Третьякова были переданы в Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина и Государственный Эрмитаж.

По решению Московской городской думы, под юрисдикцию которой перешла Галерея, П. М. Третьяков был назначен ее пожизненным попечителем.


Как и прежде, он пользовался почти единоличным правом отбора произведений, приобретая картины как на средства, выделяемые думой, так и на свои собственные, передавая их уже в качестве дара в «Московскую городскую художественную галерею Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых» (полное название Третьяковской галереи в то время).

П. М. Третьяков неизменно заботился и о расширении экспозиции, пристроив в 1890-е еще восемь просторных залов.

Умер Павел Михайлович Третьяков 16 декабря 1898. Вскоре, в 1899-1900-х, опустевший дом Третьяковых был перестроен и приспособлен для нужд Галереи, а в 1902-1904-х весь комплекс построек объединен по Лаврушинскому переулку общим фасадом в виде древнерусского терема, возведенным по проекту В. М. Васнецова и придавшим зданию Галереи узнаваемость благодаря архитектурному своеобразию, до сих пор выделяющему его среди достопримечательностей Москвы.

После смерти П. М. Третьякова управлять делами Галереи стал Совет попечителей, избираемый думой. В его состав входили в разные годы известные московские художники и коллекционеры — В. А. Серов, И. С. Остроухов, И. Е. Цветков, С. А. Щербатов, И. Э. Грабарь. На протяжении почти 15 лет (1899–1913) бессменным членом Совета была дочь Павла Михайловича — Александра Павловна Боткина (1867–1959).


Третьяков-коллекционер был в своем роде личностью феноменальной. Многие современники отмечали безукоризненный художественный вкус этого потомственного купца. «Я должен сознаться, — писал в 1873 художник И. Н. Крамской, — что это человек с каким-то, должно быть, дьявольским чутьем». Братья Третьяковы получили обычное для своего времени и социального статуса домашнее образование, делавшее акцент на практических примерах ведения семейного дела. Но благодаря самообразованию они приобрели широкие познания, особенно в гуманитарных областях: живописи, литературе, музыке. «Третьяков по натуре и знаниям был ученый», — напишет о нем в 1902 в своей «Истории русского искусства» художник и критик А. Н. Бенуа.

Глубокое понимание прекрасного, тонкое чутье в выборе произведений и, конечно же, благородство намерений наградили Третьякова статусом самого уважаемого и непререкаемого ценителя искусства. Авторитет мецената обеспечил ему «привилегии», которых не имел ни один другой коллекционер: Третьяков обладал правом отбирать новые работы художников еще непосредственно в мастерских или на выставках до их публичного открытия. Негромко произнесенные Третьяковым слова, обращенные к художнику, — «Прошу Вас картину считать за мной» — становились для последнего равнозначными общественному признанию.

Значимость деятельности Павла Михайловича Третьякова еще при его жизни была высоко оценена современниками: художниками, критиками и историками искусства: «Без его помощи русская живопись никогда не вышла бы на открытый и свободный путь, так как Третьяков был единственный (или почти единственный), кто поддержал все, что было нового, свежего и дельного в русском художестве», — писал А. Бенуа. Об этом же говорил и М. Нестеров в своих воспоминаниях: «Не появись в свое время П. М. Третьяков, не отдайся он всецело большой идее, не начни собирать воедино Русское Искусство, судьбы его были бы иные: быть может, мы не знали бы ни „Боярыни Морозовой“ ни „Крестного хода…“ ни всех тех больших и малых картин, кои сейчас украшают знаменитую Государственную Третьяковскую галерею».


Размах собирательской деятельности и широта кругозора П. М. Третьякова были поистине грандиозны. Начиная с 1856 его Галерея ежегодно пополнялась десятками, а то и сотнями работ. Будучи деловым человеком, Третьяков не останавливался даже перед очень значительными расходами, если приобретаемое им произведение являлось безусловным шедевром или восполняло какие-то лакуны в поступательном движении национальной художественной культуры. Третьяков прекрасно осознавал, что создаваемый им по существу первый в России музей должен не столько отражать его личные пристрастия, сколько представлять историческую перспективу развития русского искусства.

Отдавая, вольно или невольно, предпочтение современному искусству, Третьяков с первых до последних шагов своей собирательской деятельности упорно отслеживал и щедро приобретал все то лучшее, что было на художественном рынке из работ русских художников прошедших эпох XVIII — первой половины XIX века и даже древнерусского искусства. Это не означает, что у Третьякова совсем не было просчетов и ошибок. Так, связывая свои надежды на великое будущее русской школы с творчеством передвижников, он почти не приобретал работы художников академического направления XIX века, чье искусство до сих пор слабо представлено в музее. Недостаточно внимания проявлял коллекционер и к знаменитому Айвазовскому. В конце жизни собиратель явно с опаской присматривался к новым художественным тенденциям русского искусства 1890-х. Страстно любя живопись, Третьяков создавал в первую очередь картинную галерею, реже приобретая скульптуру и графику. Значительное пополнение этих разделов в Третьяковской галерее произошло уже после смерти ее создателя. Но до сих пор почти все, что было им приобретено, составляет подлинный золотой фонд не только Третьяковской галереи, но и всего русского искусства.

В 1913–1918 по инициативе художника и историка искусства И. Э. Грабаря, бывшего в те годы попечителем Третьяковской галереи, кардинально менялась ее экспозиция. Если раньше новые поступления выставлялись отдельно и не смешивались с основным собранием П. М. Третьякова, то теперь развеска всех произведений стала подчиняться общему историкохронологическому и монографическому принципам, соблюдаемым и поныне.

Новый период в истории Третьяковской галереи начался в 1918 после национализации, превратившей ее в государственное достояние и закрепившей за ней общенациональную значимость. В период советской власти в связи с обобществлением частных коллекций и процессом перераспределения музейных ценностей количество ее экспонатов увеличилось более чем в пять раз.

В XXI столетии Галерея превратилась, как и мечтал ее основатель, в один из крупнейших музеев не только России, но и Европы. Музей постоянно пополняется произведениями как современного, так и классического русского искусства. В состав Галереи влился ряд малых московских музеев, представляющих сегодня филиалы Государственной Третьяковской Галереи, которые посвящены творчеству отдельных живописцев и скульпторов.

Оглавление книги


Генерация: 0.058. Запросов К БД/Cache: 4 / 0
поделиться
Вверх Вниз