Книга: Государственная Третьяковская галерея

Искусство XVIII века

Искусство XVIII века


Луи Каравак. «Портрет императрицы Анны Иоанновны». 1730


Иван Никитич Никитин (Около 1680–1742) Портрет графа Г. И. Головкина 1720-е. Холст, масло. 73,4x90,9

Граф Гавриил Иванович Головкин (1660–1734) — один из верных сподвижников Петра I, первый канцлер Российской империи, родоначальник графского рода Головкиных. В 1717 при учреждении коллегий был назначен президентом Коллегии иностранных дел. Будучи умным и ловким царедворцем, продолжил успешную карьеру и после смерти Петра I принял активное участие в возведении на престол Екатерины I, а позднее Петра II и Анны Иоанновны.

И. Никитин — крупнейший художник петровской эпохи, один из основоположников новой русской живописи, создал «Портрет графа Г. И. Головкина» после возвращения из пенсионерской поездки. Это — самый значительный и совершенный портрет среди созданных художником. Он написал образ энергичного человека, облаченного властью и полезного своему государству. О его заслугах перед отечеством свидетельствуют Лента и звезда ордена Святого Андрея Первозванного, а также польский орден Белого Орла. Худое и уже немолодое лицо модели преисполнено чувства собственного достоинства, что ясно читается в спокойном и уверенном взгляде, в улыбке на тонких губах. Живописец легко лепит форму, уверенно создает иллюзию пространства вокруг фигуры модели. Сложный и многоплановый образ на портрете отражает великие перемены в истории России, олицетворяя новую жизнь, ворвавшуюся через прорубленное Петром «окно в Европу».


Георг Христофор Гроот (1716–1749) Портрет императрицы Елизаветы Петровны на коне с арапчонком 1743. Холст, масло. 58,5x85

Произведение, написанное Георгом Гроотом, немецким живописцем, приглашенным в 1741 в Россию, выполнено в стиле рококо.

Торжественный парадный портрет, изображающий императрицу Елизавету Петровну (1709–1762), дочь Петра I и Екатерины I, воплощен изящно и легко. Вместо суровой государыни на коне сидит кокетливая дама, переодетая в мундир Преображенского полка — первого полка русской гвардии.

Разряженный арапчонок восхищается своей повелительницей, причем не столько ее монаршим величием, сколько женственностью и красотой.

Пейзаж полотна — розовое закатное небо, пышная листва деревьев, скульптура, водоем на заднем плане — достаточно условный и носит декоративный характер. Паруса кораблей, виднеющиеся на дальнем плане, вызывают ассоциации с любимым увлечением Петра.

Колорит полотна построен на контрастном сочетании теплых и холодных цветов — розового, сиреневого, охристого, голубого и зеленого. Парадный портрет императрицы на наших глазах трансформируется в галантную сценку, полную изящества и легкомысленной радости.


Алексей Петрович Антропов (1716–1795) Портрет статс-дамы А. М. Измайловой 1759. Холст, масло. 44,5x57,2

А. П. Антропов — представитель стиля барокко, в творчестве которого окончательно сложился национальный вариант светского камерного портрета. Своего рода экзаменом для него стал именно портрет статс-дамы Анастасии Михайловны Измайловой, урожденной Нарышкиной. Работа очень понравилась модному тогда итальянскому портретисту П. Ротари, который весьма лестно отозвался о ней. Эта хвала известного мастера вскоре принесла Антропову славу одного из лучших русских портретистов, повышение жалованья и чин подпоручика.

Анастасия Михайловна являлась ближайшей подругой и дальней родственницей императрицы Елизаветы Петровны. Яркие крупные черты лица выдают сильную и властную натуру героини. Она исполнена достоинства, во взгляде сквозят уверенность и спокойствие, поза сдержанна и величава. Колористическое решение полотна, построенное на звучном и контрастном сочетании розового, синего и белого цветов, придает портрету повышенную декоративность. Автор не стремится проникнуть во внутренний мир своей модели, он лишь тщательно прорабатывает черты ее лица, а через них показывает властную и волевую натуру. Антропов отмечает также и статус модели: на груди Измайловой — брошь с портретом Елизаветы Петровны, усыпанная алмазами, что говорит о личном расположении императрицы к своей придворной даме.


Федор Степанович Рокотов (1735(?)-1808) Портрет А. П. Струйской 1772. Холст, масло. 47,5x59,5

Портрет А. П. Струйской отличают особая утонченность и трепетная одухотворенность. Написанное переливами пепельно-розового и бледно-золотого цветов (что усилено прозрачной лессировкой) лицо молодой женщины словно выступает из легкой таинственной дымки. Темно-карие внимательные глаза, нежные губы и легкий румянец на молодом прекрасном лице, открытое декольте делают Александру Петровну пленительной и очаровательной.

Почти через два столетия после написания портрета поэт Н. Заболоцкий посвятил изображенной на нем модели стихи:

Ты помнишь, как из тьмы былого,Едва закутана в атлас,С портрета Рокотова сноваСмотрела Струйская на нас?Ее глаза — как два тумана,Полуулыбка, полуплач,Ее глаза — как два обмана,Покрытых мглою неудач…

Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735–1822) Портрет П. А. Демидова 1773. Холст, масло. 166x222,6

Мастер парадного и камерного портрета Д. Г. Левицкий изобразил Прокофия Акинфиевича Демидова (1710–1786), сына уральского горнозаводчика, сподвижника Петра I А. Н. Демидова, благотворителя и мецената, опекуна Московского Воспитательного дома, при котором он основал Коммерческое училище. Несмотря на «парадный» размер полотна и репрезентативность позы, герой представлен в домашнем костюме, что говорит о неофициальном характере его деятельности. Демидов не состоял на государственной службе, хотя носил чин действительного статского советника, который получил за широкую благотворительность. Левой рукой он опирается на лейку, рядом с которой раскрытая книга и луковицы растений, олицетворяющие пользу просвещения. Правой рукой указывает на цветущие растения и на здание Воспитательного дома, обитатели которого так же, как и цветы, нуждаются в заботе и уходе. За внешней простотой и эксцентричностью скрывался мощный ум Демидова — человека, который ратовал за всеобщее образование, независимое от сословной принадлежности.

В произведении, сочетающем черты парадного и камерного портретов, Левицкий широко использует язык аллегории и иносказания, чтобы передать идею: каждый человек может приносить большую пользу обществу, не занимая при этом государственных постов.


Антон Павлович Лосенко (1737–1773) Прощание Гектора с Андромахой 1773. Холст, масло. 1 55,8x211,5

В основе произведения сюжет из поэмы Гомера «Илиада». В центре композиции — фигура троянского героя — Гектора. Он стоит в красном плаще в эффектной позе, патетически подняв левую руку вверх. Взгляды, жесты, мысли остальных персонажей всецело устремлены в его сторону. Гектор отправляется на битву, прощается со своей семьей и согражданами. Герой полон переживаний, но это не мешает принятому им решению, несмотря на то, что он предчувствует свою гибель. Рядом справа — его супруга Андромаха с младенцем на руках.

Основоположник исторической живописи, Лосенко делает акцент не на личных переживаниях героев, а на проповеди высоких гражданских идеалов, характерных для эпохи классицизма. Колорит полотна строг и лаконичен. Работа выполнена на сочетании коричневых и серых тонов, контрастных серебристо-желтых и красных.


Федот Иванович Шубин (1740–1805) Бюст бывшего вице-канцлера А. М. Голицына 1773. Мрамор. Высота 69

Бюст прекрасно демонстрирует зрелость мастерства одного из крупнейших представителей классицизма в русском искусстве XVIII века Ф. И. Шубина. Языком пластики он создает образы необычайной выразительности, исключительной энергии и мощи. В этом портрете русского аристократа Шубин передал сложность его натуры, психологический склад и движение мысли: чувство превосходства, незаурядный ум, иронию с легким оттенком скепсиса, самодостаточность и силу воли — все это читается во взгляде князя Голицына. Мастерская и тончайшая работа с мрамором позволила передать гладкость кожи лица, переливчатость шелковой накидки, сложную фактуру кружев на ней, витиеватые кудри парика… «Чередою шли к тебе забавы и чины» — так Пушкин написал и о Голицыне, и о братьях Орловых, изображение которых Шубин сделал для Мраморного дворца.

Шубин был непревзойденным мастером скульптурного портрета. Никогда не повторяясь в решениях, он всякий раз находил своеобразную композицию и особый ритмический рисунок, идущий не от внешнего приема, а от внутреннего мира модели.

В 1774 Шубину было присуждено звание академика. Жизненную трепетность шубинских образов прекрасно чувствовали его современники. Недаром на его надгробии начертаны слова «…и под его рукою мрамор дышит…».


Михаил Иванович Козловский (1753–1802) Бахус видит Ариадну, задремавшую на острове Наксос 1780. Терракота. 47x67


Барельеф создан в Париже в 1780. Автор вернулся после пенсионерской поездки в Рим, где познакомился с подлинниками Античности и эпохи Возрождения, исполненными ясной гармонии, простоты и величественности. По преданию, дочь критского царя Миноса Ариадна помогла греческому герою Тесею убить чудовище Минотавра и выбраться из лабиринта. В благодарность Тесей решил увезти царевну с собой в Афины, но на острове Наксос, когда она спала, покинул ее. Бог виноделия Бахус нашел прекрасную девушку, сделал ее своей супругой и жрицей. По античной традиции Ариадну обычно изображали спящей, позже этот сюжет стал одним из популярнейших в искусстве классицизма. Именно такой дочь критского царя Миноса представлена на барельефе Козловского. Доподлинно неизвестно, но, возможно, этот терракотовый барельеф является одной из тех работ, за которые скульптор получил во Франции звание почетного академика — это предстоит выяснить специалистам Государственной Третьяковской галереи.


Федор Яковлевич Алексеев (1753–1755). Вид Дворцовой набережной от Петропавловской крепости 1794. Холст, масло. 70x108

Крупнейшего представителя пейзажной живописи начала XIX века Ф. Я. Алексеева называли «русским Каналетто» в честь итальянского художника, мастера городского пейзажа XVII века.

«Вид Дворцовой набережной от Петропавловской крепости» — одна из самых известных работ живописца. Панорама Дворцовой набережной Санкт-Петербурга величественна и монументальна. Над закованной в гранит Невой возвышаются здания, отражаясь в зеркальной глади воды, над скользящей по реке лодкой — высокое небо.

На переднем плане слева — стена Петропавловской крепости, на дальнем плане справа, на берегу Невы, — Мраморный дворец со служебным корпусом. Левее от него — дом князей Барятинских и дворец контр-адмирала X. де Рибаса, затем Летний сад, узнаваемый своей кованой оградой.

Поэт К. Н. Батюшков с восторгом отзывался об этом пейзаже: «Взгляните теперь на набережную, на сии огромные дворцы один другого величественнее! На сии домы один другого красивее! Как величественна и красива эта часть города!»

Обращаясь к конкретному городскому мотиву, Алексеев создал на холсте идеальный гармонический мир. Вода, воздух и архитектура сливаются в единое неразрывное целое. Неслучайно современники художника неизменно отмечали «гармонию и прозрачность, кои составляют главное достоинство его кисти».

За работу «Вид Дворцовой набережной от Петропавловской крепости» Алексеев получил звание академика.


Владимир Лукич Боровиковский (1757–1825). Портрет М. И. Лопухиной 1797. Холст, масло. 53,5x72

Портретам Боровиковского присущи черты сентиментализма, сочетание декоративной тонкости и изящества ритма, правдивая передача характера модели. «Портрет М. И. Лопухиной» является заказом ее мужа, егермейстера и действительного камергера при дворе С. А. Лопухина.

Эта картина — признанный шедевр Боровиковского — представляет абсолютное воплощение эстетических идей сентиментализма. Образ Марии Лопухиной пленяет нежной меланхоличностью, необыкновенной мягкостью черт лица и внутренней гармонией, которая ощущается во всех художественных и живописных элементах картины: в позе героини, повороте очаровательной головки, выражении лица. Гармоничны и мелодичны все линии, привлекают внимание детали. На полотне также изображены цветы — сорванные и уже слегка поникшие на стебле розы. Что это, зарисовка природы или здесь заключен некий смысл. Символическое значение цветов было хорошо известно: красота их цветения завораживает, но очень скоро блекнет. Такова и красота женщины.

Однако художника особенно привлекают нюансы в состоянии модели, ее ускользающая красота, глубокая грусть души, которые он передает благодаря почти незаметным элементам символики и тонкому колористическому решению портрета.

Оглавление книги


Генерация: 0.031. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз