Книга: Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Минщина

ЦЕРКОВЬ ВО ИМЯ УСПЕНИЯ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ

ЦЕРКОВЬ ВО ИМЯ УСПЕНИЯ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ

Феодор Кривонос в журнале «Зрок» сообщает, что недалеко от центра нынешнего города действительно существовала Марьина Горка. В середине XVIII в. на ее вершине стоял обычный деревянный крест, который можно было увидеть издалека. В то время рядом с этим возвышением еще никто не жил. Одноименное поселение возникло тут значительно поздней и получило свое название от этой горы.

В конце XVIII в. на горе, рядом с крестом, возвели деревянную часовню. Средства на ее постройку выделил богатый помещик (шляхтич) Буржинский, усадьба которого находилась недалеко отсюда, в деревне Новоселки.

В скором времени старое языческое капище вернуло себе богомольцев, только теперь в новом качестве, в качестве христиан.

В 1810 г. неожиданно в часовне на Марьиной Горке обнаружились две иконы Божьей Матери: одна из них до этого хранилась в Лядынском Благовещенском монастыре, а другая — в церкви соседней деревни Дукора. Обе оказались чудотворными. Из-за этого слава про место непомерно возросла.

Во время войны 1812 г. отряд вестфальцев сжег часовню. Но обе иконы удалось спасти.

Летом 1813 г. в данной местности случился мор, люди умирали от неизвестной болезни. Решено было взяться за обновление бывшей часовни.

В 1814 г. строительство последней было успешно завершено. Эта часовня просуществовала семьдесят лет. Приписана она была к Покровской церкви в Новоселках.

В 1859 г. настоятелем Покровской церкви стал энергичный молодой священник Фома Русецкий, только-только закончивший Минскую духовную семинарию. Он задумал возвести на Марьиной Горке церковь в честь освобождения крестьян от крепостной зависимости.

Свою деятельность по возведению храма отец Фома начал со сбора пожертвований. Деньги вносили местные крестьяне, которые с вдохновением отнеслись к идее строительства. А вот шляхта не поддержала.

Более того, в 1863 г. шляхта поставила своей целью избавиться от Фомы Русецкого. Им не понравилось, что годом раньше этот человек открыто выступил против их петиции о присоединении Минской губернии к некоему, несуществовавшему в то время Царству Польскому. События того года, и это, наконец, надо признать, носили в себе элементы гражданской войны: магнаты объединились вокруг своей цели, а большинству населения до этих целей было, как до Луны. Об этом догадываешься, когда читаешь летописи местной Новоселковской церкви... Итак, узнав о намерении повстанцев, крестьяне «бросились на мятежников, чтобы схватить их и... тогда раздался залп ружейных выстрелов, потом в дело были пущены сабли... четверо из крестьян были убиты...» Об этом сообщает, повторюсь, приходская летопись. Там же приводятся имена и фамилии тех крестьян, кто был убит в тот трагический день: Петр Казак, Антон Варивончик, Дорофей Торбачик, Герасим Андросик. Все они были похоронены на кладбище недалеко от Марьиногорской часовни.

После этих событий новый храм в Марьиной Горке решили возвести не только в память отмены крепостного права, но и в память о тех безвинных, которые были убиты в 1863 г.

Между тем, отец Фома продолжал сбор средств, пожертвований, необходимых для постройки церкви. К собранным ранее 3300 рублям крестьяне добавили в 1865 г. еще 2500 рубля, к тому же бесплатно свезли на место постройки камни. Но этого оказалось крайне мало. И тогда священник решил проехать по крупным городам, поискать меценатов. В 1866 г. он побывал в Москве, Казани, Нижнем Новгороде, Вильне и собрал 15000 рублей. Сбор денег продолжался, а параллельно создавался проект. Наконец, в 1871 г. начали закладывать фундамент храма.

Г.И. Грабчиков в своей книге «125 лет Поиска и Свершений», изданной в 2001 г., приводит слова Члена Технического Строительного комитета Министерства Внутренних Дел, профессора архитектуры, Тайного Советника И.В. Штрома: «Мне пришлось в 1873 г. по просьбе Статс-Секретаря, Члена Государственного Совета Л.С. Макова составить проект каменной церкви для Марьиной Горки. Так как эта церковь строилась по инициативе Фомы Русецкого, священника села Новоселки, то Л.С. Маков представил мне его как человека, обладающего замечательными пастырскими достоинствами, с неистощимою ревностью заботившегося в течение 25 лет о христианской жизни своей паствы и тем снискавшего себе истинную любовь их, он с 1862-го по 1872 год, имея возможность, сам собрал до 26 тысяч рублей между крестьянами и прочими лицами на постройку этого Храма». Поэтому, пишет далее архитектор, «я не только составил проект, но и использовал практические советы и детальные чертежи Русецкого, по которым он выполнил затем всю эту постройку, не прибегая к помощи местного архитектора. Исполнил он это с полным рвением и знанием дела, и с несомненной добросовестностью, в чем я лично мог убедиться в многократных своих пребываниях в Марьиной Горке, куда меня приглашал Л.С. Маков в свое имение».

Что касается владельца имение Льва Саввича Макова, то он принимал самое живое участие в сооружении этого храма, так что исходатайствовал даже от Министерства Внутренних Дел Российской Империи на эту цель до 70 тысяч рублей.

Тот же И.В. Шторм писал: «Я лично до такой степени сочувствовал этому делу, что вследствие недостаточности средств для внутренней отделки этого храма упросил М.Е. Комарова пожертвовать 10 тысяч рублей на устройство иконостасов с образами и всей внутренней отделкой декорационной живописи внутри этого храма» (церковь изнутри была расписана фресками).


Церковь строили и украшали долгих восемь лет. 30 августа 1879 г. ее осветили во имя Успения Божьей Матери. Каменная и довольно вместительная, она по своему архитектурному стилю напоминала греческие церкви. Строили ее по проекту церкви Святого Димитрия, которая уже действовала на тот момент в Санкт-Петербурге и по своему внешнему виду была похожа на собор Святой Софии в Константинополе.

В 1894 г. в Марьиногорской церкви высвятили еще один престол — в честь Святого Александра Невского. В начале XX в. при церкви образовался особый приход. Церковь стала собором.

В пятидесяти метрах от собора стояла часовня. Они соединялись подземным ходом. В нишах последнего впоследствии были обнаружены захоронения родственников Макова и Русецкого.

В 20-е и даже 30-е гг. храм работал. Но в 1939 г. местные власти принимают решение переоборудовать его в районный клуб. И над ним началось глумление. А 4 ноября 1940 г. храм взорвали... Тем самым уничтожили усилия сотен тысяч тех, кто жил здесь и отдал на возведение этого храма может быть последнее из того, что у него было. Уничтожили память о предках, преемственность традиций прошлого, уважение к этим предкам и традициям.

Оглавление книги


Генерация: 0.098. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз