Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Французская церковь и реформатское училище

Французская церковь и реформатское училище

Французская реформатская церковь, так же как и Голландская, давно вышла из числа действующих храмов. Почти 80 лет в ее помещениях находится Городской шахматный клуб имени М.И. Чигорина. Это камерное двухэтажное здание на Большой Конюшенной улице, 25, окружено многоэтажной застройкой. Внешне оно больше похоже на особняк, а не на храм.

Община, образованная в 1723 году французами при участии немецкоязычных швейцарцев, приобрела в 1728 году у Гаврилы Мячкова земельный участок между Большой Конюшенной улицей и Мойкой. В 1731 году на улице освятили деревянную церковь, сооруженную Б. Растрелли(?)[166]. Ближе к Мойке, во дворе, построили деревянные покои и флигели. В 1762 году пожар уничтожил первую церковь.

13 мая 1770 года было заложено каменное здание Французско-немецкой реформатской церкви. Его проект составил Юрий Матвеевич Фельтен, годом раньше завершивший сооружение Шведской церкви св. Екатерины в Шведском переулке. В постройке реформатской церкви участвовал каменных дел мастер, швейцарец Дж. Руска, много работавший под началом Фельтена. Храм освятили во имя св. Павла 22 декабря 1772 года.

Здание поставлено продольным фасадом по красной линии и включено в сплошной уличный фронт. Эту особенность церкви отмечал еще И.Г. Георги: «Она стоит в ряд с прочими домами и отличается только высокими окнами своими над нижним ярусом, служащим для жительства пастора, и крестом на кровле»[167]. Молитвенный зал находился на втором этаже здания.


Французская реформатская церковь. Фото 1970-х гг.

Плоский фасад был рустован на уровне первого этажа. Простенки второго яруса строители обработали вертикальными филенками – такие элементы составляли отличительную черту раннего классицизма. Вход в здание и парадную лестницу пришлось устроить сбоку в левом ризалите. Получилась асимметричная композиция, что противоречило нормам классицизма, но правдиво отображало внутреннюю структуру. Церковный зал освещался с фасада восемью арочными окнами. Службы велись поочередно на французском и немецком языках.

В 1810 году пастором церкви назначили швейцарца Иоганна фон Муральта. Он организовал здесь частную школу (пансион) по системе Песталоции. Это заведение вошло в историю петербургского образования. В 1838 году его сменил пансион Шене.

Здание церкви в 1839-1840 годах перестроил член реформатской общины Г.А. Боссе (после этого он создал на другой стороне улицы ансамбль домов Финской церкви). В 1850 году в зале установили новый орган, изготовленный мастером Т. Метцелем из Регенсбурга. Вслед за этим немецкая часть общины отделилась. По проекту Г.А. Боссе у слияния набережной Мойки и Большой Морской улицы в 1862-1865 годах возвели Немецкую реформатскую церковь – монументальное здание в неороманском стиле с высокой башней (строительство осуществил архитектор Д.И. Гримм, в 1930-х годах храм реконструирован под Дом культуры работников связи).

Приход на Большой Конюшенной улице стал только французским. В 1850-х годах большие работы на участке вел архитектор Юлий Осипович Дютель. Из петербургских доходных домов, сооруженных этим архитектором, наиболее примечательны дома купца А.М. Тупикова на Литейном проспекте, 8/21 и 21/14. Кроме столицы, он работал в Перми и Екатеринбурге. Реконструкция участка Французской реформатской церкви относится к раннему периоду творчества Дютеля.

Церковный двор Дютель замкнул четырехэтажными корпусами. Художественным оформлением они отличаются от обычной безликой застройки дворов. Фасады корпусов поделены тягами на четыре яруса. Горизонтальный руст первого этажа, филенки и типы наличников напоминают об архитектуре раннего классицизма.

По проекту Дютеля в 1858 году был изменен внешний облик самой церкви. В соответствии со вкусами эклектики ее фасад получил обогащенную штукатурную отделку. Архитектор ввел в композицию рустованные наличники и лопатки, балкон на фигурных кронштейнах, решетку над карнизом.

Из круга исторических прообразов Дютель избрал мотивы раннего итальянского ренессанса. Общий тон задают обрамления окон второго этажа, словно перенесенные с флорентийских палаццо XV века. Знаковой деталью служит двойное окно – бифорий – на левом ризалите. Элементом иного происхождения, близким барокко, выглядит дугообразный фронтон над тройным окном повышенного бокового объема.


Французская реформатская церковь. Дворовый фасад. Фото 2017 г.

Перелицовка фасада видоизменила характер здания. Однако его первоначальная структура ясно проступает сквозь эклектическое облачение. При этом со двора постройка Фельтена сохранилась в первозданном виде. Линейный руст, филенки, архивольты, профилированные карнизы прорисованы рукой мастера раннего классицизма. Формы второго этажа церкви во многом схожи с более поздним сооружением Фельтена – галереей-переходом Эрмитажа над Зимней канавкой.

В 1864 году внутреннюю отделку Французской церкви обновил А.Х. Пель, много строивший на противолежащем участке Немецкой лютеранской церкви св. Петра. Лейтмотив интерьера составляют ложные арки стен, вторящие очертаниям окон.

В начале XX века на Большой Конюшенной улице, 25, размещались и благотворительное общество, и конторы торгово-промышленных учреждений. В их числе – фирма « Братья Зульцер», специализировавшаяся на отоплении и вентиляции, фирма «Братья Боссгард», которая занималась изготовлением и установкой древесно-бетонных полов и центрального отопления, тут же находилась контора архитектора К.К. Шмидта – видного мастера «кирпичного стиля» и модерна.


Здание бывшей Французской реформатской церкви. Зал второго этажа. Фото 2010-х гг.

На крутом повороте истории в судьбе Французской реформатской церкви произошел резкий перелом. В 1920-х годах здание стало прибежищем общины евангелических христиан, но уже вскоре ее вытеснил Дом антирелигиозного просвещения, в котором действовал Союз воинствующих безбожников. Наконец, в 1937 году здесь обосновался Шахматный клуб имени М.И. Чигорина, сыгравший большую роль в развитии древней игры в нашем городе. С клубом связаны биографии многих известных шахматистов.

Раритетом советской эпохи остается пышечная, которая работает в бывшем церковном доме с 1960 года. Здесь до сих пор функционирует старое оборудование. В 2008 году пышечную включили в «красную книгу» знаковых мест Петербурга.

Территория единого сквозного владения реформатов между Большой Конюшенной улицей и набережной Мойки в XIX веке была разделена надвое дворовыми строениями. На половине участка, ближней к Мойке, находилась школа при реформатских церквях, основанная в 1818 году пастором И. фон Муральтом. В середине XIX столетия, когда французская и немецкая общины разошлись, за немцами осталась западная часть владения – дом № 38 на набережной.

Здесь существовала периметральная застройка: четырехэтажное лицевое здание, два продольных флигеля и один поперечный, в глубине узкого двора. В 1859 и 1862 годах на участке вели работы архитекторы А.Х. Пель и Д.И. Гримм, левый (северный) флигель построил заново в 1876 году гражданский инженер А.К. Буш[168]. На исходе XIX века директор Р.И. Ланге и куратор школьного совета пастор Э. Гёльдерблом решили организовать на базе старого учебное заведение для реформатских церквей столицы: гимназию, реальное училище и подготовительное отделение. Ни основной корпус на набережной, ни весь комплекс разновременных строений не отвечали новым требованиям к учебному процессу.

В 1899 году архитектор и преподаватель Центрального училища технического рисования барона А.Л. Штиглица Иван Андреевич (Иоганнес Леопольд) Гальнбек составил проект капитальной перестройки лицевого здания и дворовых флигелей. Проектные чертежи датированы 8 апреля и одобрены Городской управой 12 мая того же года[169]. В лицевом корпусе Гальнбек оставил только фасадную и брандмауэрные стены. Вся его внутренняя структура была сформирована заново: полностью изменены планировка, высота помещений и размеры окон. Кроме того, надстроен пятый этаж. Флигели реконструированы, в северном – размещены гимнастический и актовый залы, в южном и восточном – квартиры.

В училище насчитывалось 18 классов: 8 – гимназического отделения, 6 – реального, 3 – технического и 1 – приготовительного. Наверху находились чертежные и специальные кабинеты. Обращенность фасада к Мойке и большие окна обеспечивали «массу света и воздуха». В здании были устроены паровое отопление (фирмой «Арендт и Милднер») и электрическое освещение. 3 сентября 1900 года состоялось торжественное освящение училища[170].


И. А. Гальнбек. План участка Немецкого реформатского прихода на набережной Мойки, 38. 1899 г.

Симметричный фасад, без акцентирования центральной оси, разделен на три яруса. Первый ярус охватывает два нижних этажа, которые отличаются разнофактурной отделкой и малыми размерами окон. Все простенки цокольного этажа были облицованы гранитной щепой. Второй этаж покрыт внабрызг шероховатой штукатуркой «под шубу». Из неоштукатуренного кирпича выложены очертания арок и перемычки окон. Размеры окон резко увеличены начиная с третьего этажа. Масштабный разнобой между первым ярусом и верхней частью обусловлен функционально: в двух нижних этажах находились гардероб, канцелярия, кабинет директора, учительская и т. д., а в третьем-пятом – только учебные классы. Ритмические цепочки окон отвечали разбивке помещений.

Второй ярус – третий этаж – был выделен светлой гладкой штукатуркой. Верхний ярус выложен кирпичом охристого оттенка. Широкие окна с прямыми перемычками на четвертом этаже и с криволинейными на пятом объединены попарно по вертикали пунктирными цепочками рустов. Тем самым дается намек на аркаду, вторящую аркам первого яруса.


И. А. Гальнбек. Проект фасада здания реформатского училища на набережной Мойки, 38.1899 г.

Фасад укрыт, как козырьком, свесом кровли на деревянных кобылках, заменившим традиционный карниз. По фризу тянулась майоликовая надпись стилизованным шрифтом «Училище при реформатскихъ церквахъ» с датами его основания «MDCCCXVIII» и окончания постройки «MDCCCC».

Изящный и тонкий, хотя суховатый и дробный рисунок, богатство оттенков и фактур, ритм крупных окон, разнообразие форм и размеров проемов определяют облик этого, в общем, скромного сооружения. Во всем видны признаки становления петербургского модерна, хотя и без нарочитого заострения черт нового стиля.


Здание реформатского училища на набережной Мойки, 38. Фото К. Буллы. 1913 г.

Сторонники модерна усматривали «существенную особенность нового направления, прежде всего, в том, что архитектура стремится быть рациональной, то есть производить свои формы не из требований условных, традиционных, а из требований правды, конструкции и удобства»[171]. Композиция реформатского училища вполне отвечала этим требованиям. Четкое и логичное построение фасада взаимосвязано с внутренней структурой здания. Выразительность достигнута не средствами декора, который сведен к минимуму, а разнообразием самих функциональных элементов и отделочных материалов. Рисунок перемычек и обрамлений проемов подчеркивает зримую конструктивность фасада.

Вместе с тем такое многообразие форм, какое использовал Гальнбек, переходит уже в самоцель. На фасаде можно насчитать 13 типов окон, что не диктовалось функциональной целесообразностью. Такая усложненность привнесена ранним модерном, искавшим формальной новизны и неповторимости элементов композиции.

Звучная декоративность здания на Мойке строилась на цвето-фактурных контрастах, приглушенных нынешней окраской. Полихромная гамма фасада отчетливее показывает архитектонику и вместе с тем создает самостоятельные эффекты. Сочетанием материалов оттеняются особые свойства каждого из них. Такой прием станет одним из определяющих в петербургском модерне.

Гранитная щепа и зернистая штукатурка были тогда в новинку но вскоре укоренились в строительной практике. В те же годы на фасадах петербургских зданий появились первые керамические панно и фризы. Еще одной отличительной деталью стали поддерживающие кровлю кобылки – фигурные деревянные бруски. Облицовка кирпичом возвращала к опыту «кирпичного стиля», от которого модерн унаследовал повышенный интерес к этому долговечному материалу.

Проезд во двор расположен в правой арке, вход в школу – в левой. В вестибюле входящих встречает латинский девиз: «Non scholae, sed vitae discimus» («Учимся не для школы, а для жизни»). Основную лестницу училища Гальнбек с виртуозной ловкостью вкомпоновал в тесный внутренний угол на стыке лицевого и дворового корпусов. Это совершенно необычное сооружение поражает острыми и неожиданными ракурсами.

Узкая и легкая, стремительно летящая вверх лестница совершенно не претендует на внешнюю парадность. Парящие консольные марши стыкуются под случайными углами, что подчеркивает живописную иррегулярность внутреннего пространства, пронизанного пружинящим спиралеобразным движением. (Ныне лестница укреплена дополнительными конструкциями.) Воздушный круговорот лестницы напоен светом, льющимся через широкие окна упругого несимметричного абриса. Верх проемов срезан соответственно положению маршей, но не просто по наклонной линии, а наподобие ползучей арки. Такая форма получила обиходное название «конская голова».

Лестница связана с северным дворовым флигелем, в котором размещались: внизу – гимнастический зал и столовая, над ними – актовый зал и еще выше – классы. Актовый зал, вынужденно втиснутый в существовавший ранее объем, получился очень длинным и высоким. Эту часть здания грубо изменили при реконструкции, проведенной в 1914 году В.Ф. Карповичем, который заменил перекрытия, разделив актовый зал на два этажа, а высокие окна расчленил перемычками[172].


Разрез здания реформатского училища на набережной Мойки, 38. Чертеж. 1902 г.

В архитектурной среде здание реформатского училища получило высокую оценку. «Одного беглого обзора достаточно, чтобы убедиться в том, что в оборудовании этого училища участвовали лица, глубоко проникнутые новыми, здравыми взглядами на школьное дело. Пуританская, но вместе с тем не лишенная художественной красоты простота не только классов, но и актового зала, производит благоприятное впечатление на всякого, проникнутого художественным пониманием, в этой простоте видна рука художника, не пожелавшего блеснуть бесполезными мелочами, только отвлекающими внимание от главного. Надо заметить, что задача – избегнуть по возможности всего ненужного для дела и вместе с тем достичь общего приятного, ласкающего взор вида, – далеко не из легких <…>.


Здание реформатского училища. Актовый зал. Фото К. Буллы. 1913 г.

Вообще, достигнутые здесь результаты приспособления и переделки старого негодного здания в удобную, красивую постройку, показывают большую художественность строителя и его практическое знакомство с делом. Отпечаток новейших веяний в искусстве проглядывает повсюду, но без той крикливости и преувеличений, которые, к сожалению, приходится наблюдать во многих новейших произведениях нашего зодчества»[173].

Иван Гальнбек – один из первых адептов модерна в Петербурге. Некоторые из новых приемов, воплощенные в здании Реформатского училища, были им отрепетированы при постройке в 1898-1899 годах дома Е.В. Кривцовой на Знаменской улице (улица Восстания, 6). Архитектор уделял особое внимание декоративному искусству и занимался также коллекционированием предметов русской старины. В 1902 году он основал Русское художественно-промышленное общество, ставившее задачу «содействовать развитию русской художественной промышленности» и «поддерживать художественную индивидуальность и объединить под своею сенью оригинальный труд каждого художника»[174]. Такая программа представляет Гальнбека как разностороннего художественного деятеля русского модерна.

В 1914 году на набережной Мойки, 38, разместилось Русское общество «Всеобщая компания электричества». В советский период в здании работали школьные учреждения, а в 1970-х годах – несколько мастерских института ЛенНИИпроект – ведущей архитектурно-строительной организации города. Ныне здесь – школа № 636 с углубленным изучением иностранных языков.

Оглавление книги


Генерация: 0.094. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз