Книга: Памятники архитектуры Московской области: Иллюстрированный научный каталог. Выпуск 1.Часть 2.

Долгопрудный, город (Виноградово)

Долгопрудный, город (Виноградово)

От Москвы с Савеловского вокзала до платформы Долгопрудная — 18 км, далее пешком 2 км. Дмитровское шоссе


157/1. Усадьба Виноградово. Генплан

1 — въездные ворота; 2 — дом Банзы; 3 — погреб; 4 — дом Германа; 5 — конный двор; 6 — клуб-кинематограф; 7 — скотный двор; 8 — хозяйственные ворота; 9 — контора; 10 — руины церкви XVII в.; 11 — Владимирская церковь; 12 — часовая башня; 13 — колокольня; 14 — дом причта

157. УСАДЬБА ВИНОГРАДОВО[* Ныне в черте г.Москвы.] на Долгом пруде, в XVII в. принадлежавшая Пушкиным, создана как архитектурный ансамбль в 1760 — 1770-х гг., когда ею владел поселившийся здесь А.И.Глебов. По его заказу на левом берегу пруда, близ каменной церкви XVII в., был выстроен деревянный одноэтажный дом и разбит регулярный плодовый сад. Напротив дома, справа от пруда и Дмитровской дороги сооружен новый церковный комплекс, объединенный с усадьбой общей композиционной осью. В 1790 г. усадьба перешла в род Бенкендорфов, которым принадлежала до середины 1880-х гг. В начале XIX в. она представляла развитое хозяйство, включавшее недавно перестроенные дом с флигелями, оранжереи, парники и теплицы, каретник, скотный двор, погреба и амбары. Здесь бывали и подолгу гостили Г.Р. Державин, Н.М.Карамзин, И.А.Крылов. Последний посвятил дочери хозяев басни “Дуб и трость” и “Разборчивая невеста”.


157/2. Дом Банзы со стороны пруда

Последующими владельцами имения были: с 1885 по 1910 г. — М.Я.Бучумов, который до подклета разобрал обветшавший храм XVII в., с 1911 по 1914 г. — Э.М.Банза, затем Р.В.Герман. Банза обновила усадьбу, реконструировав ее с большим размахом в формах неоклассицизма и эклектики. К этому времени относится сооружение въездных ворот с мостом перед ними и утраченной ныне кордегардии. Из вновь выстроенных домов один занял место старого, сгоревшего в 1905 г., другой, поставленный особняком, образовал второй композиционный центр реорганизованной жилой территории. Доходный характер имения обусловил масштаб хозяйственного комплекса, в состав которого наряду с новыми обширными зданиями конного и скотного дворов вошел клуб-кинематограф для наемных рабочих.

Планировочная схема усадьбы с делением на три функциональные зоны при реконструкции была сохранена. Связующим элементом плановой структуры по- прежнему осталась главная въездная дорога, которую замыкает с одной стороны изысканный силуэт церкви.

Деревянный оштукатуренный дом Банзы, 1911 г., выстроен по классической трехчастной схеме. Двухэтажный центральный корпус объединен с боковыми крыльями пониженными крытыми переходами. Ось симметрии здания подчеркнута фронтонами, полуротондой парадного крыльца, лоджией садового фасада и открытой каменной террасой с лестницей в партер. Сквозной проход через вестибюль и округлый аванзал связывает двор с парком. Приемы классицизма сочетаются с архитектурными формами нового времени. Граненые выступы — эркеры — с балконами на кровлях и большие окна связывают интерьер с окружающим пространством природы. Планировка подчинена требованиям комфорта. Переход к южному крылу дома занимает двусветный парадный зал с хорами у торцевых стен. Наборный паркет, лепные карнизы и декоративные панно над дверьми, легкие балюстрады хоров сообщают ему большую нарядность. От прежней отделки других помещений сохранились дубовый кассетированный потолок в вестибюле, парадная лестница с ограждением из точеных балясин, филенчатые двери, лепные плафоны геометрического рисунка. Стены и большая часть полов испорчены пластиком.


157/3- Дом Банзы. План первого этажа


157/4. Дом Германа со стороны двора


157/5. Дом Германа с кухонным флигелем. План первого этажа

Дом Германа сооружен в 1912 г. в усложненных формах, свойственных архитектуре модерна. Деревянный двухэтажный с открытым срубом, он объединен с кухонным флигелем остекленным переходом. Пространственно развитая свободная композиция здания обусловлена планом беспокойного ломаного абриса с разнообразными выступами, крыльцами, портиками и террасами. Парадность главного фасада подчеркнута симметрией его основной части и стройным бельведером на поперечной оси. Внешний облик дома формируется преимущественно элементами модерна и необарокко. Стилевые черты грубо искажены новой оконной столяркой. Перекрытия балочные, внутренняя планировка коридорного типа. Средоточием плана служит вестибюль с парадной лестницей, пространственно объединенный отверстием в потолке с холлом второго этажа. Отделка помещений характерна для своего времени: стены обшиты дубовыми панелями, потолки обработаны кессонами. Интерьеры обогащают паркетные полы разнообразного рисунка, двупольные филенчатые и остекленные двери. Сохранились белые кафельные печи и камины с мраморной и деревянной облицовкой; из мебели — люстра-шар в холле и резной письменный стол.

Небольшой одноэтажный рубленый домик, контора усадьбы, привлекает внимание скромными чертами неоампира. Тосканский четырехколонный входной портик на главном фасаде маскирует разделение дома на две изолированные половины. Квартира управляющего в одной из них сохранила прежнюю компактную планировку, угловую кафельную печь, ставни на окнах. Тыльный фасад с прирубом для кухни изменен пристройкой новых террас.

Парк конца XVIII — XX вв., вытянутый вдоль берега Долгого пруда, вблизи жилья имеет регулярную планировку с сеткой липовых аллей и спускающимся к пруду террасным партером. Возле партера — оригинальный погреб стиля модерн с криволинейной одернованной кровлей. К регулярному парку примыкает пейзажный смешанных пород с остатками устроенного на ручье миниатюрного каскада. У воды — холм, очевидно, место прежней беседки.


157/6. Контора

Конный двор стиля неоклассицизма сильно перестроен, утратив функциональную специфику и характерный силуэт. Здание “покоем”, бывшее в основном одноэтажным, с бельведером над повышенным центром главного северного корпуса и двухэтажными угловыми башнями, в результате реконструкции получило второй этаж. Изменена планировка, пробиты новые окна. От эффектной композиции осталась выразительная внешняя обработка здания ленточным рустом и плоской аркадой, которая выделяется побелкой на фоне краснокирпичных стен. На лицевом северном фасаде видны остатки центрального четырехколонного портика в антах. В отдельных помещениях и подвалах под главным корпусом — своды Монье.


157/7. Конный двор. Реконструкция Т. С. Борисовой


157/8. Фрагмент фасада скотного двора

Скотный двор, включавший складские, служебные и, возможно, жилые помещения, представляет замкнутый в себе компактный архитектурный комплекс, воплощающий новый подход к организации хозяйственной зоны в усадьбе. Симметричный относительно продольной оси, с глубоким внутренним двором, он состоит из трех двухэтажных корпусов, соединенных “покоем”. Нижний этаж кирпичный, верхний деревянный рубленый, над центральным корпусом — тесовый сеновал с жалюзийными решетками. Под южным крылом — подвал. Простой, утилитарный облик постройки частично изменен пробивкой многочисленных окон в некогда глухих внешних стенах крыльев. Лишь характер деталей указывает на стилистическую связь с архитектурой модерна. Гофрированные перекрытия по металлическим балкам и своды Монье сменяются в крыльях плоскими деревянными. Планировка верхнего этажа новая, однако использованы прежние филенчатые двери.

Клуб-кинематограф, выстроенный для наемных рабочих, имеет исключительное значение для характеристики усадебного быта в начале XX в. Здание нового функционального назначения еще лишено выработанных позднее типовых черт. Небольшая кирпичная одноэтажная постройка в формах неоклассицизма обладает простейшей трехчастной схемой, симметричной относительно двух осей. Центральную часть здания занимает зрительный зал на 40 чел. Смежные с ним прихожая с кинобудкой и сцена исчерпывают набор помещений. План определил структуру идентичных продольных фасадов с крепованной средней частью, выделенной плоской аркадой. Хорошо освещенный интерьер зала характерен применением сводов Монье. Внутренняя отделка поздняя.

Примечателен в усадьбе церковный ансамбль стиля раннего классицизма, созданный в 1770-х гг. на основе красиво очерченного плана барочного рисунка. Центром композиции служит ярусная церковь с треугольным основанием. Две миниатюрные постройки наподобие садовых беседок, из которых одна служила колокольней, другая предназначалась для установки часов, своим расположением образуют вместе с церковью новый треугольник генерального плана. До 1916 г. все три здания объединялись металлической оградой, от которой уцелело несколько кирпичных столбов. Трасса новой ограды изменена. Справа примыкает к погосту сильно перестроенный дом причта, прежняя богадельня. Аналогичный ему левый корпус утрачен. В ограде — остатки кладбища с надгробиями XVIII — XIX вв., в том числе А.И.Глебова и Бенкендорфов.


157/9. Владимирская церковь


157/10. План церкви

Владимирская церковь — кирпичная оштукатуренная, с деталями из белого камня — выстроена в 1772—1777 гг. Ее оригинальный трехосно-центрический план и мастерство композиции свидетельствуют о высоком профессионализме создавшего ее зодчего. Отсутствие документальных данных об имени автора позволило исследователям связывать храм с творчеством В.Баженова или М.Казакова. Несомненно, однако, что в основе проекта лежит переработка одного из увражей Ж.-Ф.Нефоржа.


157/11. Иконостас Владимирской церкви


157/12. Колокольня Владимирской церкви

Ступенчатая композиция постройки складывается из двусветного треугольного основания со скругленными углами и вписанной в него купольной ротонды, образующей верхний двусветный ярус с небольшой главкой на стройном трибуне. Чередование равноценных симметричных фасадов и крепованных углов предполагает круговой обход сооружения. Портики некогда открытых лоджий, кубикулы, массивные сандрики и особенно парные колонны вокруг ротонды сообщают архитектуре пластическую выразительность и нарядность. Тосканский ордер в нижнем ярусе здания сменяется вверху ионическим. В общей художественной концепции ощущается преемственная связь с эстетикой барокко.

Не менее интересен интерьер храма, в котором господствует пространство центрального круглого зала, освещенного тремя ярусами окон. Нижние проемы выходят в лоджии и под своды пониженных угловых компартиментов, занятых алтарем и приделами. В лепной отделке помещений использованы мотивы фасадного декора. Стены не расписаны. На их белом фоне выделяется голубой с золотом изящный иконостас в стиле Людовика XVI с иконами XVIII в. Надпрестольная сень, паникадило и украшенный живописью балкон хоров — того же времени. Красив иконостас стиля классицизма в правом приделе. Иконостас с левой стороны, 1901 г., исполненный в формах XVII в., перенесен из села Киова-Спасского в 1936 г.

ИАК. - Пг., 1916. - Вып. 61. - С. 199;

То же. - Пг., 1918. - Вып. 66. - С. 135.

Село Виноградове / А. Ильин. — М., 1912.

Ильин, с. 235.

Каждан Т.П. Новые данные о В. И. Баженове // Неизвестные и предполагаемые постройки В.И.Баженова. — М., 1951. — С. 222 — 226. МЦВ. - 1916. № 51-52. - С. 749.

ПАМО, 1, с. 101.

Памятники..., с. 17.

Подмосковье, с. 355 — 357, 529.

Скворцов, Материалы..., 1, с. 175.

Холмогоровы, 4, с. 101.

Оглавление книги


Генерация: 0.078. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз