Книга: Справочник. Улицы Оренбурга.

Аренда

Аренда

В середине 1860-х годов к северу от Старой слободки, официальное название которой в это время — 3-я часть города, появляются первые промышленные заведения. Они строятся в районе улиц Гончарной и Шафеева. Земля эта считалась городским выгоном и к слободке не относилась. На планах она выделена так же, как и территория Форштадта; граница ее шла по линии современной улицы Мусы Джалиля и на север по линии улицы Курача. Постройки на этом участке обозначаются сначала как «клейные и гончарные заведения», или «гончарные и другие промышленные заведения», а затем — «арендованные места», потому что около заведений стали селиться их хозяева, или просто арендаторы. Отсюда и выражение «жить на Аренде», то есть на арендованных местах, а не «в Аренде». Застройка арендованных мест в начале XX века доходит на западе почти до современной 1-й Семафорной и на севере — до Буранной улицы, а к 1916 году — до улицы Гусева.

На плане 1902 года современные улицы, начиная от Мусы Джалиля и на север, носят названия 1-й, 2-й, 3-й и 4-й Гончарные ряды. Принято считать эти названия исконными, но документы свидетельствуют о том, что ранее они назывались соответственно — Площадь, Тухтинская, Жаломская, Светловская; все они, кроме первого названия, появились следуя, очевидно, тому же принципу, что и в слободке. Большинство перпендикулярных им переулков тоже носили другие названия, по сравнению с подписанными на вышеупомянутом плане. Поскольку административный статус у арендованных мест был иной, названия улиц, даже являвшихся фактически продолжением соответствующих проездов Старой слободки, были другими. Теперь такие улицы объединены одним наименованием. Пространство между улицей Курача и склоном оставалось незастроенным, так как не относилось к выгону. С конца XIX века оно стало называться Ардатовской площадью, или улицей, начинавшейся в бывшей Старой слободке от современной Павловской, поэтому прошлое название нескольких современных улиц сводится к Ардатовской.

Постепенно арендованные места слились с бывшей слободкой, и название «Аренда» перешло на ту часть, которая находилась под горой. Этому должно было способствовать несколько факторов: постепенное слияние части слободки, расположенной наверху, в нескольких местах с городом; отсутствие сословно-экономического единства внутри бывшей слободки, главным образом между ее низом и верхом. В верхней части выделился более богатый слой, что отразилось и в названиях улиц. Так по купцам Дееву и Дюкову были Деевская и Дюковская линии. Сыграло роль и административное объединение бывшей слободки и арендованных мест в одну часть города, и, возможно, главное — ликвидация различий в землепользовании. Само название «Аренда» и в силу ослабления смысловой нагрузки, и фонетических особенностей выражения «на Аренде», где сливаются две гласные «а», все больше превращается в «Ренду». Таким образом, выражение «жить на Аренде» в настоящее время воспринимается как «жить под горой» в этой части города.

Дальнейшему продвижению слободки и арендованных мест на запад мешал рельеф местности: наличие Банного протока, или озера в южной части и низменный характер местности в целом. С начала XX века окончательным пределом явилась Ташкентская железная дорога.

Оглавление книги


Генерация: 0.097. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз