Книга: Корея и корейцы. О чем молчат путеводители

1. Вулкан корейского характера

1. Вулкан корейского характера

В 2002 году в Южной Корее, а вместе с ней и в Японии проводился Чемпионат мира по футболу, и это было поистине незабываемое зрелище. Создавалось ощущение, что вся страна болела за свою сборную. На главных площадях городов собирались по несколько десятков тысяч человек, все одетые в цвета «красных дьяволов» – так называли корейцы свою национальную футбольную команду. Надпись «Будь красным!» была видна везде: на растяжках, висящих на высотных зданиях, на футболках, на банданах, в конце концов, даже на лицах болельщиков! Страна действительно жила футболом, в том числе и те, кто поклонником этой игры никогда не был. Футбольная лихорадка захлестнула всех. Интересно было наблюдать за обычными домохозяйками, многие из которых и правил-то игры не знали, но раньше других шли в спортивные бары и с кружками пива в руках вопили во всю мочь, поддерживая национальную сборную. В результате корейские футболисты, хотя, как многие могут сказать, не без помощи в одной из ключевых игр судей, добились беспрецедентного успеха. Если раньше они никогда не выходили из группы, то у себя на родине дошли до полуфинала, заняв четвертое место.

Аналогичная футбольная лихорадка вспыхнула и во время проведения Чемпионата мира 2006 года. Опять вся страна оделась в цвета «красных дьяволов», но как только сборная Кореи не смогла выйти из группы, все резко изменилось. Чемпионат мира словно перестал существовать: в новостях про него говорили в последнюю очередь, сами корейцы бросили обсуждать футбольные темы, хотя буквально несколькими днями ранее все разговоры крутились исключительно вокруг этой игры.

Как мне кажется, все эти страсти вокруг футбола хорошо показывают главные черты корейского характера – эмоциональность, вспыльчивость, способность к спонтанной мгновенной мобилизации. Вместе с тем корейцы очень отходчивы и способны быстро забывать про те эмоции, которые еще совсем недавно их захватывали целиком. Для корейцев в подобных состязаниях главное – участие их сборной – и неважно, в каком виде спорта: футболе, стрельбе из лука, бейсболе, – а уже потом сама игра. Конечно, такой подход свойствен не им одним, но в России многие продолжают с большим интересом смотреть чемпионаты и после вылета наших участников. В Корее же предпочтут полностью забыть об игре. Главное, чтобы звучало слово «Корея» – именно упоминание о стране создает определенное настроение, вызывает взрыв эмоций, – если же оно исчезает из списков участников чего бы то ни было, то корейцы в момент успокаиваются. Об этом, кстати, в свое время сказал бывший тренер южнокорейской футбольной сборной Дик Адвокат, который, оставляя свой пост, посоветовал корейцам «любить футбол, любить в первую очередь игру, развивать клубный чемпионат» – и настанет час, когда сборная Южной Кореи будет стабильно находиться в числе грандов мирового футбола, – не ограничиваясь воспоминаниями об удаче Чемпионата мира 2002 года.

Да, корейцы в целом темпераментны и обладают весьма горячим нравом. Подобные черты, может, не сразу заметны, но рано или поздно выплывают наружу. Пообщавшись некоторое время с корейцами, достаточно легко понять, нравится им что-то или нет – им не удается сдерживать эмоции. Этим они отличаются от японцев. Кстати, многие корейцы называют своих островных соседей «людьми в маске», так как при взгляде на них невозможно понять, что они думают. У корейцев же все на лице написано.

Вместе с тем, несмотря на свою эмоциональность, южные корейцы совершенно неагрессивны. Обычный конфликт между двумя корейцам выглядит как обмен ругательствами, наскоки друг на друга, легкие тычки в грудь, но до реальной драки доходит редко. Кстати, возвращаясь к футболу… Практически все зарубежные специалисты хвалили корейских болельщиков за их корректность и мирное отношение к тем, кто поддерживал соперников. Несмотря на то что в 2002 году вся страна в едином порыве искренне и очень эмоционально болела за свою сборную, вы могли спокойно стоять на стадионе в толпе корейцев и радостно кричать, когда им забивали гол. Вас никто бы не тронул. Представьте, что было бы в России, если бы среди болельщиков оказался тот, кто радуется успехам противника! А вот корейцы, при всей своей эмоциональности, способности к мгновенной мобилизации и вспыльчивости, крайне редко проявляют реальную агрессию.

Кстати, способность к стихийной, массовой мобилизации хорошо проявляется в одном из свойственных Корее явлений – многочисленных демонстрациях. В корейском обществе глубоко укоренились традиции таких массовых выступлений. В результате непрекращающихся студенческих демонстраций, которые были спровоцированы подтасовками результатов выборов, первый президент Южной Кореи Ли Сын Ман в апреле I960 года был вынужден уйти в отставку. В 1987 году, после того как «генералы» находились у власти в течение десятилетий, они все же были вынуждены пойти на демократизацию страны, так как митинги протеста стали постоянным ежедневным явлением и реально угрожали перерасти в гражданскую войну. Спросите любого корейца, которому за сорок, что он делал в вузе. Ответ будет один: «Ходил на демонстрации». Тогда почти все студенты больше времени проводили на митингах и прочих акциях протеста против авторитарных режимов, чем сидели на лекциях. Так что корейцы прекрасно помнят свою историю и очень часто прибегают к демонстрациям в борьбе за свои права.

Показательна история с Ли Мен Баком, который в декабре 2007 года с огромным отрывом победил на президентских выборах. Буквально через несколько месяцев рейтинг его упал до минимума, а страну захлестнули демонстрации. Начавшиеся как отдельные выступления, общественные акции в итоге приобрели всеобщий характер. Митинги протеста длились ровно сто дней – как и обещали организаторы, недовольные первыми шагами нового президента. Все началось с протестов против решения открыть южнокорейский рынок для американской говядины, на чем настаивали в Вашингтоне, но в итоге на улицы вышли все, кто был хоть чем-то недоволен: профсоюзы, домохозяйки, студенты, рабочие… Кадры многотысячных митингов протеста, участники которых держали в руках свечи, благодаря чему по улицам городов разливалось море огней, обошли все мировые СМИ. К силовому решению вопроса правительство прибегнуть не могло – этого в Корее сейчас не простят даже самому популярному лидеру, – поэтому власти попытались мобилизовать консервативные газеты, стали намекать на то, что всем участникам демонстраций попросту заплатили, высказывали и версию о «северокорейских происках». Не знаю, может, кому-то и заплатили за выступления, но, пообщавшись с простыми участниками акций, я сделал вывод, что это были самые обыкновенные люди, ходившие каждый день на работу и растившие детей. Один из них сказал мне: «Да, я голосовал за Ли Мен Бака. Однако сейчас я пришел, чтобы напомнить нашему президенту, что управлять страной так, как управляют фирмой, нельзя. Мы его выбрали, он нам должен служить, а не относиться как к подчиненным. Если он изменит отношение, все уйдут с площадей».

Ли Мен Бак до прихода в политику был главой строительного подразделения концерна «Хёндэ», прославился своим авторитарным стилем руководства, но в любом случае был успешным бизнесменом. Мой собеседник тогда намекал как раз на то, что Ли перенес свои привычки руководителя фирмы на руководство государством. Так или иначе, все закончилось, когда президент пошел на компромисс, отменил ряд наиболее спорных реформ, а митингующие затем отказались от многих своих радикальных требований.

Другой пример – те же демонстрации со свечами, но уже в поддержку предыдущего президента Но Му Хена, которому в свое время парламент объявил импичмент, отмененный в итоге Конституционным судом. Чтобы поддержать своего лидера, на улицы моментально выплеснулись десятки тысяч людей, а оппозиции отомстили на ближайших всеобщих выборах, когда с большим преимуществом победила правящая партия.

Немало иностранцев поразила и история со сдачей золота в 1998 году. Тогда Южная Корея сильно пострадала от мирового валютно-финансового кризиса и была вынуждена принять помощь от Международного валютного фонда на условиях проведения коренных реформ. Страна испытывала сильный недостаток валюты. И что корейцы стали делать? Люди в едином порыве понесли в банки свои драгоценности, в первую очередь золото. (Этот металл, как известно, конвертируется в любую валюту.) Таким образом корейцы стали пополнять валютно-финан-совые резервы государства. Они несли свои обручальные кольца, ожерелья, цепочки, серьги, золотые фигурки, выступающие в Корее в роли подарков… И все это сдавалось очень дешево, по цене золотого лома. «Стране нужно золото!» – так думали все без исключения корейцы, снимали с себя украшения и несли их в банки. Были и спортсмены, сдававшие свои награды, полученные на мировых первенствах. Сложившаяся ситуация мне тогда чем-то напомнила движение «Все для фронта, все для Победы!». Только происходило это в наше время и в Южной Корее. Удивительные люди эти корейцы! Кстати, сданное золото действительно помогло пополнить госказну, хотя от реформ, на которых настаивал МВФ, не избавило.

Корейцы эмоциональны, легкомобилизуемы, несколько вспыльчивы, имеют склонность поддаваться порывам. Есть все-таки «перчинка» в их характере, которая, попадая в кровь, заставляет ее бурлить. Но в то же время они отходчивы и легко забывают про только что пережитые эмоциональные всплески. Чем-то напоминают они в этом плане цунами: внезапно появилось, за считаные секунды пронеслось и исчезло без следа.

Оглавление книги


Генерация: 0.484. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз