Книга: Корея и корейцы. О чем молчат путеводители

5. Освобождаясь от бренного мира

5. Освобождаясь от бренного мира

Представьте, что вы – кореец или кореянка в возрасте от двадцати до сорока лет. Как вы думаете, от чего вы в этом цветущем возрасте имеете больше всего шансов умереть? Болезни, ДТП, нападения бандитов? Нет! Скорее всего, вы сами добровольно решите покинуть бренный мир и приложите к этому максимальные усилия. Самоубийство – вот главная причина смерти молодых людей в Южной Корее. Как ни прискорбно, на этот страшный шаг решаются в самом счастливом возрасте, когда человек уже повзрослел и стал самостоятельным и одновременно когда он полон сил и еще не чувствует приближения неизбежной старости.

Создается впечатление, что по тем или иным причинам корейцы (кстати, как и японцы) проще, чем европейцы, относятся к возможности лишиться самого, пожалуй, дорогого – жизни. Самоубийства уже давно превратились в серьезнейшую проблему южнокорейского общества, о чем красноречиво говорит статистика. Страна утренней свежести занимает одно из первых мест в мире по числу самоубийств на сто тысяч человек населения и является абсолютным лидером по этому далеко не самому приятному показателю среди трех десятков наиболее развитых стран мира, которые входят в Организацию экономического сотрудничества и развития.

Согласно данным Национальной статистической службы Южной Кореи, каждые два часа три гражданина РК сводят счеты с жизнью. Самоубийство находится на четвертом месте среди причин, уносящих жизни южных корейцев. Впереди (по данным на 2007 год) стоит рак (27,6 % смертей), цереброваскулярные (12 %) и сердечно-сосудистые (8,8 %) заболевания. Самоубийство – причина смерти каждого двадцатого умершего южнокорейца и, как уже отмечалось, главная причина смертей в возрастной категории от двадцати до сорока лет.

Проблема осложняется и тем, что с течением времени добровольный уход из жизни постепенно становится все более распространенной причиной смерти в Республике Корея. Если, например, в 1994 году на сто тысяч человек населения приходилось 10,5 самоубийцы, то буквально через десять лет этот показатель увеличился вдвое.

За годы жизни в Корее у меня создалось стойкое впечатление, что для корейцев самоубийство – дело если не сказать привычное, то какое-то менее экстраординарное, что ли, чем для россиян. Среди моих знакомых и друзей было несколько корейцев, чьи ближайшие родственники свели счеты с жизнью. Причем подобные случаи происходят настолько часто, что по корейским меркам не воспринимаются как что-то уж чересчур особенное. Умер человек и умер…

К тому же многие известные актеры, певцы и звезды шоу-бизнеса Южной Кореи ушли из жизни самостоятельно. Только за период с 2004 по 2007 год, как минимум, четыре популярнейшие звезды корейского кинематографа и эстрады покончили жизнь самоубийством. Причины самые разные: депрессия и разочарование в жизни, долги… Были также и те, кто ушел из жизни, не сумев вынести злых насмешек в Интернете над своей внешностью. Чрезмерная впечатлительность и ранимость корейцев определенно сыграли тут свою роль.

О причинах такого феномена, я думаю, можно написать не одну диссертацию. Здесь необходимы совместные исследования этнопсихологов, психиатров, лингвистов и прочих специалистов. С моей очень личной и весьма непрофессиональной точки зрения, большую роль здесь сыграли как природная ранимость и эмоциональность корейцев, склонность их поддаваться сиюминутным порывам души, так и сама система устройства корейского общества.

Вполне возможно, что это цена, которую платят корейцы за низкую преступность. Корейское общество очень иерархично, жестко структурировано, образовательно-воспитательная морально-этическая система работает весьма эффективно. Поэтому, может быть, корейцы склонны выплескивать накапливающиеся в душе стрессы и недовольство не вовне (агрессия, жестокость по отношению к другим), а вовнутрь, направляя весь негатив на себя.

Время от времени мои хорошие корейские знакомые спрашивают, не хотел бы я стать корейцем по паспорту, поменять гражданство. Вопреки большинству восторженных иностранных туристов, которые пробыли в Корее недолго и считают это место раем, населенным доброжелательными людьми, я отвечу: «Не хотел бы». Быть корейцем и играть по корейским правилам – крайне тяжело в первую очередь в психологическом плане. Это постоянное определение своего места в системе, исходя в первую очередь из опыта работы и возраста, а не из личных качеств. Это постоянная жесточайшая конкуренция, непрерывная работа, непрекращающееся самосовершенствование, что, несомненно, напрягает людей. Корейское общество, как мне показалось, очень сильно напряжено изнутри. Те, кто не выдерживает такого специфического интенсивного темпа, сходят с дистанции, а для многих – это потеря лица, тяжелейшее оскорбление. Потому люди и предпочитают на японский манер «залить листки смертного приговора кровью».

Корейцев к суициду, кстати, подталкивают и звезды местного шоу-бизнеса. Серия преждевременных уходов из жизни ведущих актеров и певцов привела к тому, что самоубийства воспринимаются чуть ли не как самое обычное дело. Сложившаяся ситуация становится причиной формирования так называемого эффекта Вертера, то есть стремления свести счеты с жизнью под влиянием чужого примера. Так, например, если до самоубийства актрисы Ли Ын Чжу в феврале 2006 года в Южной Корее добровольно из жизни уходили 0,84 человека в день, то после – в три раза больше. Тенденция, как говорится, налицо. Как только сводит счеты с жизнью какая-либо знаменитость, то ее примеру тут же следуют многие корейцы.

Оглавление книги


Генерация: 0.688. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз