Книга: Памятники древнего Киева

Кирилловская церковь

Кирилловская церковь

Княжение Владимира Мономаха можно назвать последней попыткой сохранения власти Киева над другими городами. После его смерти междоусобицы вспыхнули с новой силой и не прекращались до того времени, когда Киевская Русь перестала существовать как единое государство. Задолго до прихода татаро-монгольских орд страна представляла собой недружественный союз уделов, управляемых бездарными, вечно воюющими правителями. В 1125 году родительское место занял Мстислав Владимирович, сумевший приобрести славу и прозвище Великий «храбростью, великодушием, правосудием, благочестием». Единственными из сохранившихся памятников периода его царствования являются каменная церковь Святого Фёдора Тирона и монастырь, просуществовавший до прихода Батыя. Ныне фундамент храма можно заметить, совершив прогулку от Михайловского монастыря к Десятинной церкви.

Прежде чем Киев утратил высокий статус и опустился до уровня рядового города, за него велась упорная борьба между претендентами на великокняжеский престол. В междоусобных войнах решающую роль играли пригороды, расположенные на подступах к крепости. Самый удобный путь к Киеву проходил через урочище Дорогожичи, куда стягивались дороги на Чернигов, Смоленск, Новгород, Полоцк. Владелец этой местности получал возможность контролировать как торговые, так и политические связи столицы.

Упорнее всех за Киев сражались князья Ольговичи — потомки великого князя Олега, отрешенные от престола наследниками Всеволода. Они основали родовой монастырь в Дорогожичах и примерно в 1146 году соорудили на его территории каменную церковь в честь святого Кирилла. Этот храм долго служил усыпальницей черниговских князей, которыми, собственно, и являлись Ольговичи.

В 1194 году здесь обрел вечный покой киевский князь Святослав Всеволодович, увековеченный автором Слова о полку Игореве. Создатели избрали для монастыря выгодное место на высоком холме, возвышавшемся над плоской долиной реки Почайны. Возведенная в центре участка Кирилловская церковь представляет собой шестистолпный трехапсидный крестово-купольный храм, тип которого был широко распространен на Руси в средневековый период.

Первоначально здание имело единственный купол, но в XVII веке дополнилось еще тремя.

Надписи на старославянском языке свидетельствуют о том, что фрески были написаны русскими художниками. Монументальность и неподвижность архитектурных масс храма дают основания предполагать, что в его сооружении участвовали черниговские мастера. Однако особенностью постройки является то, что его подкупольное пространство, придел, части центрального нефа и алтаря прямоугольные, а не квадратные, как было заведено в киевском зодчестве, и длинной стороной ориентированы перпендикулярно к продольной оси здания, благодаря чему внутреннее пространство Кирилловской церкви словно сжато в направлении центрального купола, а придел и алтарь, напротив, приближены к нему. Похожего построения не обнаружено в черниговских памятниках, поэтому участие тамошних мастеров вызывает сомнения.

Торжественный вид церкви во многом достигнут тем, что все закомары расположены на одном уровне. Тяжеловесность форм подчеркнута размером купола: огромный, помещенный на круглом барабане, он опирается на консоли, перекрывая прямые стенки подкупольного пространства. Фасады здания украшены плоскими лопатками с полуколоннами, которые по виду согласуются с опорными столбами, разделяющими внутреннее помещение на три нефа; углы обработаны массивными пилястрами. Изначально фасады на уровне основания закомар были оформлены арками и поребриком. Апсиды с узкими пилястрами не отличались от большинства древнерусских памятников.

Интерьер Кирилловской церкви также не лишен своеобразия.

Темное помещение под хорами кажется еще мрачнее рядом с ярко освещенным подкупольным пространством. В толще стен притвора устроены большие ниши, где некогда стояли гробницы Ольговичей. Сами хоры имеют П-образную форму и немногим отличаются от сооружений подобного рода. Во втором ярусе южной их части находится миниатюрная капелла игумена с апсидой в толще стены. Внизу располагается похожая по форме и размеру крещальня. Хоры и центральный неф разделяет двухпролетная арка.

Столб между арками оформлен полуколоннами из фигурного кирпича — прием, известный по архитектуре Чернигова.

Древние фрески Кирилловской церкви долго скрывались под слоем поздней живописи. После реставрации 1861–1864 годов обнаружилось, что при типичной иконографии они заключают в себе шесть индивидуальных стилей. Созданные разными мастерами росписи уникальны по цвету и монументальности форм. Кисти одного из художников принадлежит часть изображений святых в главном алтаре. Он явно предпочитал монументальные формы, если согласовывал изображения с анатомически правильной фигурой человека.

В куполе изначально находилось «Вознесение Христа», в простенках барабана — фигуры апостолов, а на подпружных арках — 40 севастийских мучеников. Роспись алтарной части храма начиналась с образов Петра и Павла. Выше них располагалась композиция «Сретение», а триумфальная арка была украшена сценой «Благовещение». Строгая последовательность показа соблюдена в росписи полукупола центральной апсиды, где сверху вниз написаны «Богоматерь Оранта», «Евхаристия», «Поклонение жертве». Ниже в круглых медальонах помещены изображения наиболее почитаемых святых. По отдельным признакам можно утверждать, что в Кирилловской церкви изначально имелись монументальное панно «Успение Богоматери», небольшая картина «Рождество Христово», изображения святых воинов, четы византийских императоров Константина и Елены. В притворе когда-то располагалась композиция «Страшный суд», которая считается первым в русской живописи воссозданием этого библейского сюжета.


Святой Кирилл проповедует веру. Фреска Кирилловской церкви

Хорошо сохранившиеся росписи на стенах южной апсиды иллюстрируют главные эпизоды из жизни святого Кирилла, в честь которого была возведена церковь. Особенно эффектно исполнена фреска «Святой Кирилл проповедует веру». Художник расположил вокруг главного героя второстепенных персонажей в светлых одеждах. Тяжелые и угловатые складки их одежды написаны так, чтобы фигуры выглядели более торжественными.

Очень крупные фигуры на фресках прекрасно согласуются с монументальными формами архитектуры. Если в Софийском соборе от пола до арок расположены четыре уровня изображений, то в Кирилловской церкви их всего три. Своеобразное размещение дает основание предположить, что здесь были написаны самые крупные в древнерусской живописи фигуры. Увеличенные до высоты 3 м, они четко выделяются светлыми силуэтами на синем фоне.

Другой мастер решил образы архидиаконов весьма оригинальным образом: белые, со складками одежды священников выделены красными, черными и коричневыми линиями. Возможно, именно его кистью создана фреска «Поклонение жертве» в главном алтаре. Согласно летописной записи, в храме существовал придел святых Бориса и Глеба. Художник, написавший Бориса в южной части подкупольного столба, несомненно, обучался у византийских живописцев.

Невинно убиенный князь смотрит прямо на зрителя, удивляя неповторимым рисунком глаз, знакомым по росписям Десятинной церкви и Софийского собора.

Четвертый художник работал в экспрессивной манере, резкими взмахами кисти, четко намечая угловатые, широкие пробелы. Пятому мастеру принадлежит часть росписи притвора, в частности композиция «Страшный суд» с образом ангела, свертывающего небо. Создатель сцены «Архангел Михаил, ведущий юного Иоанна Крестителя в пустыню» продолжил линию реалистичной иконописи, начало которой связано с именем художника Алимпия.

Освоив утонченную манеру письма, он сумел передать легкие, грациозные, воистину неземные движения героя. В его трактовке архангел, написанный на южной стене капеллы игумена, словно плывет по воздуху. Ритм складок белого гиматия, небрежно переброшенного через плечо, выполнен в технике линейной каллиграфии, использованной в мозаиках Михайловского собора.

В «Евхаристии» изящной линией очерчен силуэт Христа, одетого в яркие одежды: синий хитон и красный гиматий. С потрясающим мастерством написан апостол Павел. Прислуживающие Христу ангелы по цвету одеяний напоминают персонажи одноименной софийской фрески: розово-белые тона в одежде левого ангела согласуются с мерцающим серо-розовым колоритом наряда правого. Тем не менее эстетические идеалы кирилловских художников формировались под влиянием народной культуры. Местное влияние отразилось в особом понимании красоты и заинтересованности апокрифическим содержанием, то есть сюжетами, заимствованными из тайных книг. В композициях «Рождество Христово» и «Успение Богоматери» присутствуют непозволительные бытовые детали. Создавая красочные орнаменты, художник словно любуется сам и заставляет зрителя восхищаться своим творением.


Архангел Михаил, ведущий юного Иоанна Крестителя в пустыню. Фреска Кирилловской церкви

Несмотря на русское авторство, фрески Кирилловской церкви выражают чужеземную манеру письма, причем не только византийскую. По обилию в композициях болгарских и солунских святых, по наличию медальонов с характерными обрамлениями можно сделать вывод о воздействии на киевское искусство культуры Македонии. Романские традиции наблюдаются в форме живописных зданий и, особенно, в человеческих фигурах — плоских, угловатых, лишенных динамики, отличающей работы киевских живописцев.

К сожалению, остальная часть живописи Кирилловской церкви не сохранилась. Многократное переписывание и уничтожение фресок во время реставраций сопровождалось изменением самого здания. В конце XVII века храм обрел четыре боковые главы с восьмигранными барабанами, украшенными арками и лепными деталями в виде розеток.

Большие восстановительные работы состоялись после пожара 1734 года. Увлеченный барочной модой, архитектор Григорович-Барский устроил огромный фронтон волнообразной формы, с пышной лепниной. Столь же роскошный узор дополнил полуколонны и пилястры, над окнами появились наличники и лепные узоры. Придав куполам традиционную для украинской архитектуры грушевидную форму, зодчий смог полюбоваться зданием, которое уже ничем не напоминало древнерусский храм.


Кирилловская церковь после реставрации XVII века

С той поры массивный силуэт Кирилловской церкви стал господствовать над равниной и холмами Дорогожичи. Покрытая кружевом лепных узоров, величественная и торжественная, она сверкала белизной стен, ярко выделяясь на фоне густой зелени.

Последующие века оставили свой след и в интерьере. При восстановлении в XVII столетии были подмалеваны, а иногда и заново написаны фрески, к лучшим образцам которых можно отнести картину, известную как «Портрет игумена Красовского». По церковным книгам он скончался в 1612 году, а изображение в качестве нерукотворного образа возникло над местом его захоронения.

Вполне реалистично написанное смуглое лицо отражает прозвище священника — Чернобровец. Особенно выразительны черные глаза, выдающие образованность, незаурядный ум и жизненную энергию героя. В действительности на картине представлен образ Иннокентия Монастырского в черном клобуке, тоже настоятеля монастыря в Дорогожичах, но умершего на столетие позже.

До 1860 года на коробовом своде хоров не имелось росписей.

Они возникли благодаря М. А. Врубелю, тогда еще молодому безвестному художнику, написавшему для Кирилловской церкви композицию «Сошествие Святого Духа», иконы «Богоматерь», «Святой Кирилл» и «Христос». Позже его прекрасные работы были перенесены в иконостас.

Качественно новое искусство вместе с иной культурой возникло не на пустом месте. Известно, что языческая Русь славилась своими искусными мастерами. В стране, где дерево было основным строительным материалом, не могло не процветать плотницкое ремесло.

В больших городах работали резчики по камню, кости и даже ювелиры, обогащавшие свою технику византийскими приемами, в частности перегородчатой эмалью. Тогда местные умельцы прекрасно справлялись с изготовлением утвари и строительством деревянных церквей, но живопись и фрески им пришлось осваивать заново. В некоторых странах переходный период, то есть время усвоения системы художественных и технических навыков, занимал целые эпохи. На Руси ученичество продолжалось не больше столетия, что доказывает факт особой даровитости русского общества и внутренней готовности его к переменам.

Киевское искусство расцветало вопреки сложной политической обстановке, сложившейся в государстве после смерти очередного наследника Владимира Мономаха, великого князя Ярополка II. Остальные братья правили Киевом недолго и без особых стараний, не прилагая усилий к подчинению столице удельных княжеств.

Недоброжелательность киевлян к Ольговичам, частые перемены в союзах, постоянные заговоры привели к тому, что горожане в определенный момент отказались присягать законному правителю.

В 1145 году, не стерпев беспорядков и озлобленности народа, в Константинополь сбежал митрополит Михаил. По некоторым данным, главный священник страны получал ежегодную премию за лечение дочери половецкого князя. По отбытии непатриотичного батюшки в Подоле случился пожар, уничтоживший почти половину киевского пригорода.

В 1150 году к столице приблизился сын Мономаха суздальский князь Георгий Владимирович, оставшийся в истории под именем Юрий Долгорукий (?-1157). Берлинский отзывался о нем как о «государе, более занятом увеселениями, нежели правлением, что было бы для киевлян весьма несносным. Однако они пользовались его слабостью, всячески занимали забавами, дабы скрыть намерение посадить в Киев другого князя». В 1154 году трижды изгоняемый с престола Георгий Владимирович утвердился на нем окончательно, правда на очень короткий срок. Его княжение «не только довело до крайнего ослабления южные страны России, но и самоличное пребывание бездарного потомка Мономаха в Киеве было негодуемо.

Сие негодование обнаружилось после скорой и нечаянной его смерти, когда все любимые наперсники и прочие суздальские пришельцы были с бесчестьем ограблены и прогоняемы из города. Два его загородных увеселительных дома, яко места неумеренного расточительства, были разметаны обуявшим народом». На киевский престол вернулся однажды изгнанный черниговский князь Изяслав, а несчастный Георгий Владимирович нашел покой в церкви Спаса на Берестове, хотя ненадолго: менее чем через столетие его прах осквернили воины хана Батыя.

С середины XII века независимое существование княжеств привело к изменениям не только в политической, но и в художественной жизни русского общества. Выделение стилей с дальнейшим их самостоятельным развитием в единой мере затронуло живопись и архитектуру. Несмотря на единую основу — византийское искусство, местные варианты отличались большим разнообразием. Подобно тому как трудно не заметить различий в облике храмов Пскова, Суздаля и Киева, так невозможно перепутать иконы, написанные мастерами этих городов.


Житие святого Кирилла. Фреска Кирилловской церкви

Всеобщее принятие христианства повлияло на развитие отечественной литературы. Хотя славянская письменность была известна на Руси через посредство Болгарии еще в языческие времена, она не имела широкого распространения и употреблялась исключительно в деловых целях. Положение изменилось с принятием новой веры. Русской церкви нужны были проповедники на родном языке, и таковых начали готовить в киевских школах. Уже в XI веке русская культура обогатилась не только переводами с латыни и греческого языка, но и подлинниками. В монастырских стенах безвестные сочинители создавали летописи, поучительные труды и жития — идеализированные биографии реальных и легендарных героев.

В 1037 году будущий киевский митрополит Илларион произнес свое знаменитое Слово о законе и благодати, высказав похвалу князю Владимиру и всей Русской земле. Сегодня эта знаменательная речь относится к первым произведениям древнерусской литературы. Самым значительным памятником в этой области стало Слово о полку Игореве, где воспроизведен частный эпизод русско-половецких войн. Рукой Владимира Мономаха написано «Поучение к детям». Созданный князем труд является одновременно историческим и литературным произведением, причем имеет огромную ценность в каждой ипостаси. Однако самое крупное событие в русской культуре произошло в начале XII века, когда монах Киево-Печерской лавры Нестор завершил свою знаменитую Повесть временных лет, которая сегодня считается энциклопедией древнерусской жизни.

Оглавление книги


Генерация: 0.042. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз