Книга: Все о Париже

Между Наполеонами: 1815–1851 гг

Между Наполеонами: 1815–1851 гг

Период между 1815 и 1851 годами, с его частой сменой различных режимов правления, называют «межнаполеоновским». После свержения Первой империи Париж пережил три режима: Реставрацию (1814–1830 гг.), Июльскую монархию (1830–1848 гг.) и Вторую республику (1848–1852 гг.).

В этот период продолжалось финансирование научных институтов. Работали Музей естественной истории, Политехническая академия, Коллеж де Франс, Академия дорог и мостов, Академия искусств и ремесел, медицинский факультет Университета Парижа. В путеводителе 1846 года Париж был назван «сердцем Европы, столицей цивилизации».

В эпоху Реставрации и Июльской монархии приходит мода на все английское. Эмигранты привезли из Лондона в Париж модель британских скверов, искусство верховой езды, вкус к чаю, интерес к англосаксонским газетам, клубы и бега. В городе работают 150 театров, цирков и зрительных залов. Финансисты и деловые люди заказывают постройку храма в греческом стиле – это Биржа, дворец денег.

Сменяющие друг друга режимы воздают должное своим героям. На месте захоронения Людовика XVI и Марии Антуанетты во время Реставрации воздвигает Искупительную часовню. На другом конце моста Согласия Бурбонский дворец украшается фасадом в неоклассическом стиле, повторяя фасад церкви Мадлен, строительство которой было завершено.


Клод Моне. Вокзал Сен-Лазар, прибытие поезда, 1877 год

На площади Бастилии воздвигают символическую колонну, на вершине которой парит гений Свободы. Луи Филипп переделывает ратушу и начинает реставрацию многих готических памятников, в том числе собора Парижской Богоматери и Сент-Шапель. Он также строит две большие библиотеки: Библиотеку Св. Женевьевы и Национальную библиотеку. В 1840–1845 гг. Луи Филипп обносит Париж мощной крепостной стеной, усиленной внешними бастионами. На городской периферии он уступает обществам железных дорог обширные территории, для оборудования железнодорожных путей и вокзальных платформ.

Железные дороги сыграли важную роль в формировании городской промышленности, а постройка Северного (1843 г.), Восточного (1847–1850 гг.) вокзалов и вокзала Сен-Лазар (1837–1840 гг.) завершила промышленный облик правого берега Сены.

Париж, даровавший Луи-Филиппу корону, получил взамен самую теплую благодарность. Новый король объявил Париж «родным городом», титуловал своего внука графом Парижским, официально утвердил образование Национальной гвардии, проживал в Тюильри. Луи-Филипп принял либеральную конституцию и поддерживал имидж правителя, близкого народу.

Режим Луи-Филиппа чаще завершал уже имеющиеся строительные проекты, а не начинал новые. Многие стройки стояли замороженными с 1789 года. Церковь Мадлен, например, была заложена при Людовике XV и, построенная в неогреческом стиле, очень походила на здание Биржи. Была достроена Триумфальная арка Этуаль, была перепланирована площадь Согласия.

При Луи-Филиппе реконструировали дворец Бурбонов, в котором заседали депутаты, Люксембургский дворец, дворец Правосудия на острове Ситэ. Церковь Святой Женевьевы снова стала Пантеоном – усыпальницей великих людей Франции. Луи – Филиппу удалось превратить Версаль в музей истории Франции.

Были реконструированы старые и построены новые церкви и культовые сооружения. Сен-Жюльен-ле-Повр спасли от превращения в складское помещение в 1826 году, а Сен-Шапель в 1837 году избавилась от запасов муки и снова стала местом религиозного поклонения.

Заметный след в жизни Парижа оставили занимавшие пост префекта Сены в период «между Наполеонами» Жильбер Жозеф Гаспар – граф де Шаброль де Вольвик и Клод Филибер Бартело, граф де Рамбюто. Эти префекты не разрабатывали единого градостроительного плана, однако им удалось многого добиться повседневными трудами. Например, на ремонт дорог и обновление мостовых граф де Шаброль потратил вшестеро больше средств, чем было израсходовано при Наполеоне, а финансирование совершенствования системы каналов и водоснабжения возросло вдвое. Были усовершенствованы система водоснабжения города, канализация, мощение и освещение улиц, которые с 1822 года стали освещать газовыми фонарями.

Важным для истории Парижа стало решение перевезти останки Наполеона с острова Святой Елены в столицу. После долгого путешествия по морю и суше 15 декабря 1840 года останки императора провезли по улицам Парижа. Монументальный катафалк был пышно украшен и представлял собой сооружение десяти метров в высоту и четырех в ширину. Похоронное шествие прошло сквозь Триумфальную арку, вдоль Елисейских полей до Дома Инвалидов, где и покоятся останки императора.

При обоих префектах выравнивали здания и внедряли строгие градостроительные нормативы, позволявшие гармонично встраивать новые дома в существующий городской ландшафт.

«Настоящая политика, – сказал однажды граф де Шаброль, – основана на благоустройстве жизни и заботе о счастье людей». А граф де Рамбюто считал своей целью дать парижанам «воздух, воду и тень».

И граф де Шаброль, и граф де Рамбюто уделяли немало внимания островам на Сене. Граф де Рамбюто начал перестройку острова с создания новой улицы Арколь и продления улицы Лютеции. Много сил префект положил на улучшение сообщения между правым и левым берегами Сены.

В Париже расселение по классовому признаку началось еще в XVIII веке, а век девятнадцатый продолжил эту традицию. Состоятельные граждане занимали центр Парижа – например, Марэ, но они продолжали постепенно переселяться на запад, оставляя восточные и центральные районы бедноте.

Активная городская жизнь стала проходить в пассажах, которые были чисты, имели стеклянные крыши, металлический каркас, газовое освещение. Теоретически любой человек имел право войти в пассаж, но торговые дома нанимали специальных служащих при входе, как правило уроженцев Швейцарии, – швейцаров, чтобы те не пропускали внутрь недостаточно респектабельных посетителей.

Основным назначением пассажей была торговля, но они служили и местом развлечений. В них располагались кофейни и рестораны, проходили выставки, давались представления. Имелись в пассажах букинистические прилавки, читальные залы, лавки модисток, кондитерские, магазины по продаже зонтов, игрушечные мастерские и табачные лавки. «Магазины прекрасны и полны товаров, – гласил путеводитель 1828 года, – но весьма дороги». К концу правления Второй империи в городе действовало около 150 пассажей.

Особенно бурно шло строительство на севере и северо-западе Парижа. Самые успешные проекты де Шаброля и де Рамбюто связаны с улицей Шоссе д’Антен, на которой дома представителей финансовой элиты Франции. Здесь жили Жак Лафит, Казимир Перье, Бенджамин Делессер и Джеймс Ротшильд. Расположенные неподалеку «Новые Афины» – район к востоку от сегодняшнего вокзала Сен-Лазар – тоже был заселен богатыми парижанами. Жорж Санд и Фридрих Шопен первыми приобрели здесь особняки, за ними последовали Александр Дюма, актер Франсуа-Жозеф Тальма, художники Делакруа и Ари Шеффер.

В эпоху Реставрации военные подняли вопрос о строительстве современных защитных сооружений, но строить их начали лишь в 1830-х годах в ответ на усиление напряженности в Европе из-за событий на Среднем Востоке. Строительство «стены Тьера» породило волну неприязни парижан к Луи-Филиппу, как и при строительстве стены Генерального откупщика – к Людовику XVI. Стена была длиной в тридцать четыре километра и располагалось на расстоянии одного – трех километров от границ города того времени, между стеной Генерального откупщика и границей департамента Сены. В стене были сорок пять ворот, терминалы для пропуска железнодорожных составов и арки над каналами. Строительные проекты в основном воплощались в западной и восточной областях внутреннего кольца стены Тьера.

Быстрый рост населения Парижа благодаря иммиграции оказывал сильное давление на городскую инфраструктуру. За центром столицы закрепилась слава экономически ненадежного и места, где царили низы общества, но еще большей проблемой стала ширящаяся пропасть между состоятельным северо-западным сектором города и беднотой из восточной промышленной половины столицы. Париж стал городом двух обществ.

Новая география расселения в соответствии с классовой дифференцировкой стала особенно очевидна в эпидемии холеры 1832 года. Холера превратилась в болезнь бедняков, которые умирали первыми и не получали никакой помощи. Смертность от холеры среди рантье и землевладельцев была намного ниже, потому что они могли защитить себя, уехав из города или отгородив районы своего компактного проживания от больных людей – источников инфекции.

То, что распространение холеры связано с водой, было выяснено позже, а тогда считалось, что разносчиками болезни являются дурные запахи. Это заблуждение превратило весь город в рассадник заразы.

Путешественников того времени поражали контрасты Парижа: блеск магазинных витрин и вонь от опорожняемых на улицы ночных горшков, изысканность богатых районов и невероятная нищета бедноты. Когда дул восточный ветер, город задыхался от смрада, доносящегося со свалки Монфокон.

Смертность в Париже была выше, чем в среднем по стране, каждого десятого ребенка отдавали в детский дом, больше половины новорожденных умирали, не дожив до года. Сумма, которую Париж тратил на помощь бедным, вдвое превышала благотворительный бюджет всей Франции и, тем не менее, три из четырех смертей в столице происходили в домах бедняков. «Жизнь – это постоянный конфликт между богатыми и бедными» – писал Бальзак.

В январе 1848 года Алексис де Токвиль заявил своим коллегам по депутатскому корпусу: «Мы уснули на вулкане». Он был прав. Распад экономики и эпидемия холеры привели к чрезвычайному обнищанию рабочих слоев населения. Уже в феврале 1848 года по всему Парижу стали строить баррикады. Король бежал в порт, чтобы отправиться в Англию. Луи-Филипп не стал любимцем Парижа, и революционные события февраля 1848 года, в ходе которых он лишился трона, подтвердили это.

Во Франции была провозглашена республика, принята либеральная конституция, объявлено всеобщее избирательное право для мужчин, отменено рабство в колониях, установлен десятичасовой рабочий день. Несмотря на единый порыв февральской революции, расслоение общества стало очевидным. Радикал Огюст Бланки предупреждал о том, что «день Святого Варфоломея по отношению к пролетариям» не замедлит с приходом. Во время июньских событий 1848 года режим жестоко подавил радикальную оппозицию парижских предместий. Около 4000 человек были убиты, all ООО взяты под стражу. За волнениями последовали суды, и более 4000 восставших были приговорены к депортации в Алжир.

В декабре 1848 года народ Франции выбрал Луи-Наполеона Бонапарта своим президентом, хотя политическая элита и не принимала его всерьез.

Оглавление книги


Генерация: 0.228. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз