Книга: Улицы Петроградской стороны. Дома и люди

Петровская набережная

Петровская набережная

От Троицкой площади до Петроградской набережной. Длина — 780 метров. Береговая линия от Троицкого моста до Большой Невки стала первой набережной строящегося города. Первоначально она называлась Набережной линией. На плане 1753 г. обозначена как Невская набережная. На плане 1798 г. новое название — Троицкая набережная. До 1903 г. она называлась набережной Большой Невы, с 9 мая 1903 г. — набережной Императора Петра Великого, или просто Петровской.

Береговая линия набережной неоднократно видоизменялась. При постройке деревянной, а позже гранитной стенки, она значительно выдвинулась в Неву.

В 1824–1826 гг. по проекту инженера Лебедева сооружались гранитные устои для наплавного Троицкого моста через Неву. Вследствие мели их отнесли далеко в русло Невы, а от берега к ним подвели земляную дамбу.

В 1889 г. при проектировании каменной набережной береговую линию выровнили и отнесли на 30 метров вперед. В результате этого Домик Петра I остался далеко в глубине территории.

Владельцы участков неохотно отдавали свои земли вдоль набережной. Так один из них (великий князь Николай Николаевич) отказался предоставить свой участок под склад материалов при производстве работ по постройке Троицкого моста. Причем, в обмен ему предлагался еще больший участок, но это не устраивало владельца. Инженер В. Я. Савицкий взялся строить набережную с воды. Xотя вынос набережной на 30 метров вперед позволил создать за участком великого князя новую полосу городских владений, земельный спор затянулся до 1901 г.

Строительство Троицкого моста (1897–1903 гг.) повлекло за собой сооружение гранитной набережной. Она возводилась в 1901–1903 гг. по проекту Л. И. Новикова, В. А. Берса, А. П. Пшеницкого и Ф. Г. Зброжека. Архитектурное оформление новой набережной стало соответствовало облику гранитных набережных Петербурга в конце XVIII в.

Значительный интерес представляет спуск к Неве шириной 20 метров, выполненный из серого сердобольского гранита. В 1907 г. по его бокам на гранитных постаментах по проекту Л. Н. Бенуа установлены две скульптуры сказочных китайских львов-лягушек «Ши-цза», выполненных из серого маньчжурского гранита. Высота их достигает 4,5 метра, а вес каждой статуи — 2,4 тонны. Первоначально их предполагалось установить в храме-молельне гиринского наместника Чана. Но каменные звери оказались слишком велики для кумирни. У генерала от инфантерии Н. И. Гродекова, помощника Приамурского генерал-губернатора, возникла идея подарить эти изваяния Петербургу. 4 сентября 1907 г. они прибыли в Петербург.


Ши-цза

На протяжении XIX и начала XX вв. на набережной находилось множество амбаров и складов. До 1932 г. от нынешней Мичуринской улицы до Петроградской набережной стояли здания Гагаринского пенькового буяна, при разборке которого найден камень с высеченной на нем датой «Нача 1714», говорящей, по всей вероятности, о начале постройки особняка М. П. Гагарина (буянами назывались складские помещения для бракировки и оптового сбыта товаров, а пенька в то время была одним из главных предметов экспорта).

Образовавшаяся, таким образом, гранитная набережная делится на два участка: первый — от Петропавловской крепости до устоев Троицкого моста, второй — от моста до стыка Невы с Большой Невкой. Первый участок огражден от Невы ажурной чугунной решеткой, перенесенной с бывшего наплавного Троицкого моста, а второй участок — сплошным гранитным парапетом.

У моста на набережной привлекают внимание фонарные столбы в виде обелисков, тоже перенесенные с наплавного моста. Они двух видов: один из них имеет глухой верх, завершенный каской, другой представляет собой ажурный пучок копий. Оба столба украшены пересекающимися мечами с овальными щитами, на которых изображены крылатые медузы. Известен автор проектов этих столбов. В одном из документов по строительству устоев моста сообщается: «Шесть фонарных столбов… заменить фонарями другого образца, 476 показанными на рисунке капитана Зуева».

Благоустраиваться набережная стала только в 1930-е гг. В 1949–1950 гг. набережная обсажена липами и заасфальтирована.

Мысленно вернемся к моменту основания города и посмотрим, что же представляла собой территория нынешней Петровской набережной.

В результате Северной войны (1700–1721 гг.) произошло полное освобождение устья Невы от засилья шведов. Для сохранения отвоеванной местности 16 мая 1703 г. на Заячьем острове заложили Петропавловскую крепость. Вслед за возведением крепости появились строения на близлежащем к востоку от нее, покрытом зеленеющим березняком Фомине острове (он же Березовый, Городской, Петроградский). Центром рождающегося города стала на этом острове Троицкая площадь.

На восточной стороне площади, на берегу Невы, стоял мазанковый дом губернатора Ингерманландии (с 1703 г.; позднее — Санкт-Петербургской губернии) А. Д. Меншикова, так называемый Посольский дом. И не случайно: в главном зале его, носившем название аудиенц-камеры, происходили торжественные приемы послов.

Недалеко от дворца Меншикова находился первый царский дворец — маленький рубленый домик из двух светлиц, разделенных сенями. Это сооружение представляет для нас двойной интерес. Во-первых, потому, что это единственный уцелевший деревянный памятник эпохи Петра I; во-вторых, в нем ярко отразились характерные черты тогдашнего строительства. Это небольшое одноэтажное здание было построено в течение двух дней — с 24 по 26 мая 1703 г. гренадерами Семеновского полка. Под пушечную стрельбу Петр I 28 мая в сопровождении свиты переехал в свой «дворец».

«Красные хоромы», «Первоначальный дворец» — так называли современники этот небольшой домик на Петровской набережной.

Экскурсовод Летнего сада и дворца-музея Петра I В. Максимов в статье «Строены из лесу брусового…», опубликованной в «Смене», задается вопросом: действительно ли Домик был построен в мае 1703 г.? В рукописи анонимного автора «О зачатии и здании царствующего града Санкт-Петербурга» есть такие строки: «На острову, который нынче именуется Санкт-Петербургским, царское величество повел рубить лес и изволил обложить дворец. Генерал светлейший князь Александр Данилович Меншиков предлагал его царскому величеству в Канецких слободах многие домы в остатке. не соизволит ли перенести и построить дворец. Царское величество изволил говорить: для того и велено на сем месте рубить лес, из того лесу строить дворец впредь для знания, в какой пустоте оный остров был».

Возможно, что, будучи человеком практического склада ума, Петр внял разумному совету Меншикова. Во всяком случае в книге Я. Штелина, будущего президента Академии наук читаем: «До сего по всей округе не нашел он инаго строения, кроме деревянной рыбачьей на Петербургской стороне избы, в которой он сперва жил, и для сохранения о сем памяти видим мы ее ныне обведенною каменными сводами и столбами под кровлею».

Итак, либо Домик — это изба со срубом, типичным для северо-запада России начала XVIII в., построен солдатами-плотниками, либо это деревянная рыбачья изба, перевезенная из «Канецких слобод»? К тому же мы видим сочетание русского деревянного жилища с элементами европейской архитектуры.

Другие дома на набережной, как и домик Петра I, были деревянными. Для солидности их обивали тесом и расписывали под кирпич. Затем стали строить глинобитные мазанковые дома с деревянными связями, они были прочнее деревянных строений. Глинобитные, наиболее крупные по размерам дома строили главным образом приближенные Петра I, участки которых тянулись вдоль набережной Невы и Большой Невки.

По «Дворовой описи Городского острова» за 1713 г., начиная от стоявшего у самой Невы домика Петра I на набережной вверх по Неве, стояли дома: подполковника артиллерии В. И. Генина, обер-коменданта Санкт-Петербургской крепости РВ. Брюса, его брата генерал-фельдцейхмейстера и директора Литейного двора Я. В. Брюса, обер-комиссара, а позднее директора Комиссии городских строений УА. Сенявина. Далее стоял дом зятя А. Д. Меншикова — И. К. Пушкина, за ним поставил свой дом сибирский генерал-губернатор М. П. Гагарин, который за неимоверное лихоимство и насилия был казнен в 1721 г. Затем шли дома вице-канцлера и дипломата П. П. Шафирова, петербургского воеводы И. П. Строева, стольника И. П. Ржевского, учителя Петра I Н. М. Зотова. Завершал первую улицу города небольшой дом с мезонином первого государственного канцлера России Г. И. Головкина, руководившего внешней политикой России.

Дом Г. И. Головкина на слиянии Большой Невы и Большой Невки, построенный в 1710 г. из камня, добытого на развалинах шведской крепости Ниеншанц, являлся первой значительной каменной постройкой зарождающегося города. Первоначально это был небольшой дом с мезонином. В 1720 г. Головкин перестраивает дом, делая его двухэтажным с выступающим центром в три окна и с балконом на втором этаже. После смерти Головкина дом унаследовал его сын — Алексей Гаврилович. В 1734 г. в доме была устроена церковь, действовавшая до смерти матери. Из подражания Головкину и остальные петровские вельможи принялись строить себе каменные дома.

Кроме Меншиковского дворца на набережной выделялись своей пышностью и наружной отделкой дома П. П. Шафирова и М. П. Гагарина.

М. П. Гагарин начал возводить пышный дворец «о трех этажах» с голландской крышей, богато украшенный скульптурой. Но не достроил. В 1719 г. его арестовали за взятки и казнокрадство и вскоре повесили на Троицкой площади. Его дом отдали вновь образованному Синоду, который закончил строительство, сильно при этом упростив здание.

С конца XVIII в. здесь находился Гагаринский буян вместе с пристанью у перевоза через Неву.

П. П. Шафиров был одним из сподвижников Петра I, дипломатом, в 1713 г. заключившим мирный договор с Турцией. В 1717 г. вышла книга Шафирова о войне со Швецией. Эта книга, написанная по указу Петра I, выдержала несколько изданий.

Более скромным был двухэтажный дом Н. М. Зотова, некогда дядьки молодого царя, ставшего впоследствии начальником Канцелярии Петра I. Он более известен как «князь-папа» «Всешутейшего собора», созданного Петром I. У Н. М. Зотова было три сына: генерал-ревизор Сената Василий Зотов, переводчик книг Иван Зотов и морской офицер Конон Зотов. После смерти отца дом перешел к Василию. В 1721 г. последовал указ Петра I о передаче здания новому «князь-папе» Бутурлину.

Владельцы участков, расположенных вдоль набережной, были обязаны укреплять ее. Вскоре первая набережная города стала выглядеть наряднее.

О внешнем облике первых построек города можно судить по гравюрам, выполненным гравером А. Ф. Зубовым, работавшим в Петербургской типографии на Троицкой площади.

С 1712 г. юный Петербург стал столицей России. Начался его быстрый рост. Столице требовались образованные люди, поэтому уже в начале века было открыто несколько учебных заведений, в том числе и на Петровской набережной.

Важнейшим мероприятием Петра I в области науки стало основание Академии наук. 13 января 1724 г. он подписал в Сенате «Определение об Академии». После этого последовал указ об отведении «под жилье академическим чинам… также и для обучения студентов» особняка П. П. Шафирова. Сам Шафиров к этому времени оказался в опале, и его дом использовался для приема высокопоставленных гостей Петербурга.

28 января 1724 г. опубликован сенатский указ об учреждении Академии наук, извещавший, что «Петр Великий. указал учинить Академию, в которой бы учились языкам, а также прочим наукам и знатным художествам и переводили б книги». На содержание Академии отпускались денежные средства в размере 24 912 рублей, которые собирались с городов Нарвы, Дерпта, Пернова и Аренсбурга.

В июне 1724 г. дано распоряжение о найме работников для чистки «Шафирова двора». «К смотрению за домом» определен канцелярист Волков, а секретарь кунсткамеры И. Шумахер 28 января 1725 г. получил высочайшее распоряжение произвести опись дома.

Комнаты ученых благоустраивались особо. Для украшения комнаты Даниила Бернулли велено купить «русских суконных шпалер и оными помянуты покои обить. а если нет готовых, купить заморских». Роскошно был убран зал заседаний. Для его украшения из Сената взяли красный бархатный с двумя завесами из золотой парчи и позументом балдахин. Впоследствии в конференц-зал по торжественным случаям из дворца присылали «для приветствия высоких особ кресла бархатные и стулья». По мысли Петра I, вся жизнь академиков должна была протекать в этом доме.

27 декабря 1725 г. в доме Шафирова в присутствии членов правительства и виднейших представителей двора и духовенства состоялось первое торжественное академическое заседание. На нем выступали академики Я. Герман и Г. Б. Бюльфингер, отметившие создание Академии наук в России как крупнейшее событие того времени. 1 августа 1726 г. состоялось второе торжественное заседание Академии наук. В период нахождения Академии в доме Шафирова (1724–1727 гг.) в нее вступило 22 человека, среди которых математики Я. Герман, X. Гольдбах, Л. Эйлер, Н. и Д. Бернулли, физик Г.-В. Крафт, астроном Ж.-Н. Делиль, натуралист И.-Г. Гмелин, историк Г. З. Байер, крупный анатом И. Г. Дювернуа, физиолог И. Вейтбрехт, юрист И. С. Бекенштейн, оптик И. Г. Лейтман, химик М. Бюргер и другие. Из них Леонард Эйлер и Даниил Бернулли составили подлинную гордость Академии. Заседания Академии проходили также и в доме М. П. Гагарина.

В 1726 г. при Академии наук основана первая в России Гимназия. Проект устава определял ее как подготовительную при Академическом университете школу, в которой обучали бы «первым фундаментам наук» начинающих учиться, чтобы они «со временем учениями академическими пользоваться могли». Гимназия разделялась на 5 классов. В первых классах изучали латынь, как основой язык. На втором месте был немецкий язык. Дополнительными являлись греческий, французский и итальянский языки. В последних классах изучались общеобразовательные предметы — «история и первые математики начатки, также география с глобусом соединенная».

Устройство гимназии и управление было поручено профессору Г. Байеру. В 1726 г. в гимназию приняли 112 человек, в 1727 г. — 58 человек, затем число поступавших резко упало. По свидетельству Байера, это вызвано отъездом двора Петра II из Петербурга в Москву, куда уехали со своими родителями и многие ученики, а также основанием в Петербурге в 1731 г. Шляхетского кадетского корпуса.

В августе 1725 г. воеводе И. П. Строеву велели освободить дом (он стоял за домом Шафирова) для жилья академическим служителям, за что определена ему плата 250 рублей в год. 30 января 1726 г. сюда перевели канцелярию академии со строгим наказом, чтобы служители ее «в положенные часы были всегда на своих местах и без ведома командиров своих не отлучались».

В 1726 г. в доме Строева начала работу первая в России гимназия. Устав определял ее как подготовительное заведение при Академии, в которой обучали «первым фундаментам наук» начинающих учиться.

В 1726 г. в гимназию приняли 112 человек, в 1727 г. — 58 человек. В доме Строева гимназия просуществовала до 1727 г.

В конце 1727 г. последовал высочайший указ «из домов г. Шафирова и Строева Гимназиум, профессоров и студентов перевести на Преображенский остров, в данные под академию блаженные памяти Прасковьи Федоровны палаты» (Преображенским назывался Васильевский остров). Туда же из дома Шафирова перекочевала и его библиотека, состоявшая из 484 книг, в числе которых имелись рукописные издания.

19 августа 1728 г. дом Шафирова возвращен Петром II его семье. Вдова Шафирова пыталась дом продать, но покупателей не нашлось, и его взяли в казну для размещения «мундирного магазина».

Стоявший рядом с домом Шафирова дом Гагарина после казни его владельца отдали Синоду. Но так как Академии требовались помещения, то на время ей отдали несколько зданий, в том числе и «синодальный дом».

В доме сподвижника Петра I Я. В. Брюса имелась богатая биб лиотека, в которой были книги преимущественно по математике и астрономии. Позднее эта библиотека вместе с этнографической коллекцией и физическими приборами перешла в Академию наук.

Рядом с домом Я. В. Брюса стоял дом УА. Сенявина. Обнаружив большую расторопность в качестве надсмотрщика за работами на верфи Лодейного Поля, он в 1705 г. переведен в Петербург, где ему поручили пост «комиссара» всех строительных работ в городе. В 1706 г. Сенявин открыл «Канцелярию городовых дел» — особое учреждение, которое позднее (до 1723 г.) стало именоваться «Канцелярией от строений».

В конце первой четверти XVIII в. постоянной заботой правительства было изыскание источников пополнения Государственной казны. С этой целью в Петербурге продолжали возводить казенные бани и постоялые дворы. В 1723 г., в связи с постройкой постоялых дворов на Петровской набережной, издан указ, запрещавший жителям города пускать за плату в свои дома приезжих, тем предлагалось останавливаться лишь в казенных постоялых дворах. Эти дворы были своего рода предшественниками городских гостиниц.

К концу 30-х гг. XVIII в. из приближенных Петра I, живших на набережной, уже никого не осталось. В их домах поселились другие люди. Старые дома сносились, перестраивались, на месте некоторых из них появились склады.

Еще в 1824 г. по распоряжению Санкт-Петербургского генерал-губернатора графа М. А. Милорадовича около Гагаринского буяна устроили «заведение для спасения утопающих», на содержание которого отпустили деньги из средств, назначенных «на непредвидимые по городу издержки» (2780 рублей единовременно и почти столько же ежегодно). Заведение не было загружено работой. В 1827 г. обер-полицмейстер докладывал, что за истекшие год и десять месяцев «ни одного утопшего не было в сие заведение представлено». И поэтому предлагал «оное уничтожить».

Домик Петра I — первое строение города — продолжал стоять в неприкосновенности. Мало того, уже в петровское время принято решение о его предохранении от разрушений. В документах 20-х гг. XVIII в. Домик носит название «старых красных хоромцев, что у двора Романа Вилимовича Брюса в роще», или просто «красных хором».

В 1731 г. «красные хоромы» были защищены от «влияния непогод особенною постройкою». В 1784 г. над домиком соорудили каменный чехол в виде галереи, который в 1844 г. по проекту архитектора Р. И. Кузьмина заменили каменным шатром с застекленными арками, частично переделанным в 1889 г. В 1852 г. домик обнесли оградой, а в 1872 г. возле него разбили сад, в котором установили бюст Петра I работы скульптора П. П. Забелло (1875 г.) с модели Н. Ф. Жилле (XVIII в.). С 1930 г. в Домике размещается историко-мемориальный музей.


Петровская набережная, 2

В 1971–1976 гг. проведена реставрация, в ходе которой воссозданы раскраска стен, росписи на дверях и наличниках окон. Эти работы проведены архитектором А. Э. Гессеном и художником Н. Н. Благовещенским.

В связи с оформлением набережной на ней возникли большие каменные постройки. В 1910 г. по проекту архитектора А. С. Хренова возведено трехэтажное здание с портиками и угловой ротондой (дом № 2). Этот особняк, последняя постройка в Петербурге для великокняжеской особы, — образец неоклассицизма. Его владельцем был великий князь Николай Николаевич, двоюродный дядя Николая II. Ранее на этой территории находились военные провиантские склады, построенные Ф. И. Демерцовым в 1800-е гг.

В 1909 г. рядом с особняком А. С. Хренов возвел шестиэтажный доходный дом (Петровская улица, 3). Здание отличается ясностью форм и гармонирует с обликом дворца.

Жена Николая Николаевича (во втором браке, с апреля 1907 г.), великая княгиня Анастасия Николаевна, была дочерью черногорского князя Николая I. От первого брака (с Г. М. Лейхтенбергским) у нее был сын С. Г. Лейхтенбергский, проживавший в этом же особняке. Он воспитывался во Втором кадетском корпусе, затем переведен в Морской корпус, который закончил в 1911 г. В Первую мировую войну служил на Черном море. В марте 1920 г. генералом П. Н. Врангелем произведен в капитаны 2-го ранга. В эмиграции проживал в Италии.

Николай Николаевич одним из первых предоставил свой особняк Г. Распутину и способствовал его дальнейшему продвижению при дворе. Николай Николаевич недолго прожил в особняке. Оказавшись за границей, он стал лидером монархического крыла белой эмиграции.

С февраля 1917 г. до мая 1918 г. в великокняжеском особняке находилась Следственно-юридическая комиссия ВЦИК, затем — Следственная комиссия ВРК.

После октября 1917 г. в особняке заседал один из первых революционных трибуналов. 28 ноября 1917 г. состоялось первое заседание. Перед судом предстали два человека: один из лидеров партии кадетов графиня С. В. Панина, известная до революции благотворительной деятельностью, и бывший лидер крайне правых монархистов в Государственной думе В. М. Пуришкевич, в октябре 1917 г. возглавлявший контрреволюционный заговор в Петрограде. Пуришкевич отделался небольшим сроком тюремного заключения, а Панина, бывший товарищ министра общественного призрения в правительстве А. Ф. Керенского, обвинявшаяся в хищении министерских денег, — общественным порицанием. Через несколько дней она внесла присвоенные деньги и была освобождена.

На судебном заседании присутствовали два американских журналиста Бесси Битти и Альберт Рис Вильямс, в то время работавший в отделе пропаганды Наркоминдела. Он рассказал об этом в книге «Путешествие в революцию».

В июне 1918 г. в особняке разместился Научно-исследовательский институт по изучению мозга и психической деятельности, руководителем которого был В. М. Бехтерев, работавший здесь до 1927 г. В институте работали: в 1918–1931 гг. — физиолог Н. М. Щелованов; с 1924 по 1930 г. — терапевт А. Ф. Тур; с 1931 г. — психиатр А. Д. Зурабашвили. В 1920-е гг. смотрителем Института мозга служил будущий известный биолог академик Е. Н. Павловский.

Здание длительное время находилось в ведении Академии наук СССР. В 1954 г. сюда въехал Институт полупроводников, основателем и директором которого был А. Ф. Иоффе.


Петровская набережная, 4

С 1963 г. в здании размещалась лаборатория озероведения, в 1971 г. преобразованная в Институт озероведения АН СССР, который многие годы возглавлял академик С. В. Калесник. В 1983 г. институт переехал в другой район.

В 1985 г. после реставрации интерьеров в бывшем особняке открылся Дворец бракосочетания.

В настоящее время в особняке находится резиденция Полномочного представителя Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе.

В 1963–1964 гг. на набережной возведен большой семиэтажный дом № 4 (архитекторы В. Ф. Белов, А. А. Лейман, А. В. Говорковский) с магазином «Петровский», формирующий центр композиции набережной. Ленинградцы получили еще 210 одно— и двухкомнатных квартир общей площадью более 6,5 тысячи квадратных метров. Первый этаж украшают росписи по кафелю на темы петровского времени. Их автор — художник С. А. Коваленков (1969 г.).

Дом предназначался для заселения особо заслуженными горожанами. Помимо жилых квартир в доме имеются творческие мастерские. В квартире 74 жил один из авторов проекта этого дома — архитектор А. В. Говорковский.

В разное время здесь жили народные артисты СССР, Герои Социалистического Труда Е. А. Мравинский, Г. А. Товстоногов, Е. А. Лебедев, Ю. В. Толубеев, режиссер, народный артист СССР Н. П. Акимов и его жена, народная артистка РСФСР Е. В. Юнгер, дирижер, народный артист СССР К. А. Симеонов.

В доме жили художники: А. А. Мыльников, В. М. Орешников, Г. Д. Епифанов, Б. С. Угаров, Л. В. Кабачек, Э. В. Козлов, Ю. Н. Тулин, Я. С. Николаев, певец Б. Т. Штоколов, композитор А. П. Петров.

На месте Гагаринского буяна (в 1907 г. буян использовался Советом безработных для агитационной большевистской работы) возведен монументальный жилой дом для начсостава Краснознаменного Балтийского флота (дом № 8). Любопытна его история. Еще в 1930 г. состоялся всесоюзный конкурс на проект гостиницы «Интурист», победителями которого стали архитекторы Е. А. Левинсон и И. И. Фомин, при участии С. И. Евдокимова. В 1932 г. в Ленинград пришло судно с иностранными туристами. Рейс прошел успешно. Для укрепления дружественных связей с заграницей правительство приняло решение о постройке гостиницы. Здание возводилось с большим размахом. Внутри дома спроектирован бассейн и должны были быть прорыты два канала, выходящие через арки на Неву и в Большую Невку, но в связи с военными событиями на Дальнем Востоке и началом Великой Отечественной войны постройка гостиницы прекратилась. Возобновление строительства началось после войны. В процессе работы произошли существенные изменения: вместо гостиницы решено построить жилой дом. Его строительство закончилось в начале 1950-х гг. Здание построено в неоклассических формах. Xарактерная черта дома — высокая арка в четыре этажа, ведущая во двор. Туда можно спуститься по широкой каменной лестнице. Фасад украшен колоннами, скульптурой и лепкой.

За домом № 8 — небольшая площадь, превращенная в благоустроенный сквер с фонтаном, открытый в сторону широкой водной поверхности. Рядом — последнее творение М. К. Аникушина — бронзовая Ника, покровительница моряков. Памятник установлен к 300-летию Российского флота. Архитектурное решение Т. П. Садовского (1996 г.).

Во время Великой Отечественной войны на набережной были вынуты секции гранита приблизительно через каждые 20 метров и там приготовлены места для отражения немцев.

В 1949–1950 гг. всю набережную засадили липами.

Ныне это одно из красивейших мест нашего города.

Оглавление книги


Генерация: 0.067. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз