Книга: Вокруг Петербурга. Заметки наблюдателя

«С новым счастьем и с глаголом и с причастьем!»

«С новым счастьем и с глаголом и с причастьем!»

Признаюсь, среди увлечений автора этих строк есть маленькая слабость – собирать старинные почтовые открытки. Причем в довольно странной манере, поскольку критерием отбора служит не изображение на лицевой стороне открытки, а… текст на обратной. О чем идет речь? В первую очередь, об адресах получателей, которые служат настоящей энциклопедией старого Петербурга и Петербургской губернии.

Среди адресов, обозначенных на открытках из моей коллекции, – Зимний дворец и Сиротский институт, Вдовий дом и Гаванская аптека, петербургское отделение Варшавского банка и Дом милосердия в Лесном. Не менее интересны и сообщения: встречаются и романтические послания в стихах, и деловые заметки. Но чаще всего – поздравления с именинами, Рождеством и Пасхой.

Источником пополнения коллекции служат многочисленные букинистические лавки Петербурга. Всякий раз там можно найти что-то интересное, причем за чисто символическую плату. Вот так, совершенно случайно, в моем собрании оказалась очередная потрепанная временем новогодняя почтовая открытка, которую можно назвать зашифрованным посланием из прошлого, содержащим огромное количество исторической информации. Надо только обращать внимание на самые мелкие детали…

Итак, на лицевой стороне – изображение очаровательной цыганки и четверостишие:

В ясный день иль в темны ночи,И во сне, и на яву, —Слезы мне туманят очи,Все б хотела я к нему.

А ведь это не просто какие-то стихи, а фрагмент из популярного в ту пору романса «Не брани меня, родная» (музыку на слова поэта Алексея Ермиловича Разоренова написал еще в 1857 году композитор и пианист Александр Иванович Дюбюк). Однако нас больше интересует обратная сторона открытки.

«Старица. 29-го дек.

С Новым годом, с новым счастьем и с глаголом, и с причастьем! Желаю встретить и провести как можно лучше. Ура!!! За хорошее будущее! Целую Зою и тебя, Ивану Степановичу сердечный привет. Нюта. 1912 г.».

Итак, приступим к изучению. Что такое Старица? Это старинный русский городок, ныне – административный центр Старицкого района Тверской области. В XVIII–XIX веках это была крупная пристань на Волге на водном пути в Петербург. На открытке стоит почтовый штамп – Лихославль. А это – город на железнодорожной линии Москва – Петербург между Тверью и Вышним Волочком. От Лихославля до Старицы – 120 километров. Можно предположить, что открытка, написанная в Старицах, была проштампована в Лихославле и отправлена вместе с другой корреспонденцией в почтовом вагоне в Петербург. И в послании, и на штемпеле – одно и то же число: 29 декабря.

Куда и кому адресовано послание? «Петербург. Званка. Е.В.Б. Ивану Степанову Стецурину (машинисту)». Кстати, Е.В.Б. – это сокращенно «Его высокоблагородие». Не много ли чести для машиниста?

А точно ли он машинист? Да никаких сомнений. Ведь Званка – это железнодорожная станция, появившаяся в 1904 году на левом берегу реки Волхов. Свое имя она получила по находившейся рядом одноименной деревне. Через Званку прошла железная дорога от станции Обухово Николаевской железной дороги до Вологды. Годом позже в Званке появилось депо.

«Три пути, одноэтажное деревянное здание неказистого вокзала, несколько построек – вот и все хозяйство, – так описывал Званку начала ХХ века современный волховский краевед Юрий Сяков. – За два года до ее появления, в сентябре 1902 года, на берегу Волхова рядом с деревней Дубовики началось грандиозное по тем временам строительство. Железнодорожный мост-красавец, который стоит до сих пор, стальными пролетами соединил два берега, открыл путь на север. В январе 1906 года по нему прошел первый поезд на Вологду.

Станция Званка развивалась и вскоре превратилась в крепкий рабочий поселок, где в паровозном депо, в пути, на самой станции работало более четырехсот железнодорожников. Они заложили первый камень в строительство будущего города».

По воспоминаниям старожилов, население поселка Званка дало ему иное, более характерное для рабочих окраин прозвище: «Обитай». Вплотную к домам подходил лес. До самой революции поселок имел единственную улицу, на которой только в 1913 году построили первый каменный дом. Большинство рабочих ютилось по углам, в окрестных деревнях: Борисовой Горке, Лисичках, селе Михаила Архангела и других…

«В 1913 году общество Олонецкой железной дороги начало проводить дорогу Званка – Петрозаводск, – говорилось в историко-краеведческом очерке ленинградского писателя Захара Дичарова „Волхов“. – Однако характер крупнейшего железнодорожного строительства России это сооружение приобрело лишь с началом войны. Морскому транспорту, снабжавшему русскую армию через Балтийское море, непрестанно угрожали немецкие подводные лодки; путь этот был закрыт. Нужно было установить связь с союзниками через Северный Ледовитый океан. Отрезанное немцами на Балтике от Европы, царское правительство спешно принялось строить Мурманскую магистраль; участок Званка – Петрозаводск стал ее составной частью…




Новогодняя открытка, отправленная машинисту Стецурину в Званку 29 декабря 1912 года. Из коллекции автора

Осенью 1914 года были закончены работы по прокладке вторых путей от Званки до Петрограда. С 1915 года начал эксплуатироваться участок дороги Званка – Петрозаводск протяжением 280 километров. В 1917 году было закончено строительство Мурманской железной дороги протяжением 1328 километров, связавшей между собой ряд разобщенных районов России.

С этого времени захолустная станция Званка приобрела значение важного железнодорожного узла, усилившего связь Европейской России с Беломорьем и Уралом…».

После революции на берегах Волхова возник поселок строителей Волховской ГЭС (Волховстрой) – она строилась с 1918 по 1926 год и была первой крупной ГЭС в России. В 1925 году Волховстрой получил статус рабочего поселка, а в следующем году был включен в черту Званки, одновременно также получившей статус рабочего поселка. В конце декабря 1933 года рабочий поселок Званка получил статус города, и ему было присвоено наименование Волховстрой. Наконец, в апреле 1940 года город Волховстрой переименовали в Волхов.

Впрочем, обратим внимание еще на одну деталь на изучаемой нами открытке – штемпель почтового отделения, куда она пришла. Надпись гласит: «Михаил Архангел С.П.Б.».

Село Михаила Архангела уже упоминалось выше – это было одно из ближайших поселений, где жили железнодорожники со станции Званка. Впоследствии село вошло в состав Волховстроя. А напоминает о существовании села старинная церковь Михаила Архангела, расположенная рядом с краеведческим музеем города Волхова, что напротив Волховской ГЭС.

Первое упоминание об этой церкви относится к 1500 году. «Неизвестно, каким по счету был тот деревянный храм, что сгорел от неисправной печи в ночь с 6 на 7 декабря 1812 года, – отмечает волховский краевед Виктор Астафьев. – На его месте «усердием прихожан и сторонних благотворителей» в 1820 году был сооружен каменный храм во имя Архистратига Михаила с каменной колокольней и приделом во имя св. великомученицы Екатерины. Постройку церкви производили путиловский крестьянин Иван Тюкин и тихвинский мещанин Агафон Кирпичников. За строительством вел наблюдение новоладожский предводитель дворянства и известный меценат Алексей Романович Томилов».

В приход церкви, кроме села Михаила Архангела, входили деревни Борисова Горка, Званка, Боргино, Морозово, Шкурина Горка, Пороги, Валим и Бороничево. После революции село Михаила Архангела переименовали в Октябрьское – религиозным названиям не должно было быть места в новой жизни. Тогда же село Ильинском стало деревней Плеханово, а село Петропавловское – Халтурино.

Храм Михаила Архангела закрыли в 1938 году. После войны в нем находился пункт приема и переработки молока, затем – филиал Волховского химического завода. С 1972 года храм стоял пустым, заброшенным, к началу 1990-х годов от него остались только одни стены. В годы новейшей истории он стал первым возродившимся храмом в городе Волхове и окрестностях. Первая служба в его стенах прошла 21 ноября 1994 года, в тот же день после долгих лет молчания зазвенели колокола…

Стоит обратить внимание на одну важную деталь – на скорость работы почтовой службы, и это при том, что она была особенно перегружена во время рождественских праздников и в канун Нового года (как известно, в дореволюционной России, жившей по старому стилю, Рождество предшествовало Новому году, а не наоборот, как теперь). Так вот, открытка, отправленная 29 декабря из Лихославля, 31 декабря была проштампована в селе Михаила Архангела близ Званки. Можно полагаться, что к адресату она поступила перед самым Новым годом.

И, наконец, еще одна подробность. Внимательный читатель, наверное, обратил внимание, что изучаемое нами послание 1912 года написано почти в современной русской орфографии, хотя реформа, отменившая «лишние» буквы, была проведена только в 1918 году, после революции. В частности, она отменила твердый знак («еръ») на конце слов, оканчивавшихся на согласную. Обратите внимание – в этом письме уже нет буквы «еръ». А вот «ять» в словах «встретить», «целую» и «привет» можно увидеть.

Подобное вольное обращение с правописанием – тоже знак времени. Ведь задолго до проведенной реформы проблема новых правил русской орфографии стала одним из животрепещущих вопросов, будоражащих общественное мнение. Сторонники и противники яростно отстаивали свою правоту. На состоявшемся в Петербурге в начале 1914 года съезде учителей начальных школ было принято единодушное постановление ходатайствовать об упрощении русской грамматики. «Долой букву „ять“!» – заявили народные учителя.

О необходимости реформы, в частности, об устранении «ненужных» букв – яти, фиты, ижицы и твердого знака на конце слов, заканчивающихся на согласную, говорили многие выступавшие. Громовую речь произнес народный учитель Ульянов, заявив, что буква «ять» висит как проклятие над школой и сушит мозги учащимся. «На этом собрании мы должны подвергнуть эту букву проклятию!» – провозгласил он.

Однако чиновники в основном выступили против любых изменений. «Ожидать орфографической реформы не следует, – заявил вице-директор Департамента народного просвещения Воронцовский. – Я с уверенностью могу сказать, что если выкинуть из русской азбуки пять букв, то читать по-русски без этих букв нам, привыкшим к существующей ныне орфографии, будет очень трудно».

Вот о скольких исторических эпизодах поведала простая новогодняя открытка!..

Оглавление книги


Генерация: 0.067. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз