Книга: Течет река Мойка... От Фонтанки до Невского проспекта

Палитра «цветных» мостов реки Мойки

Палитра «цветных» мостов реки Мойки

Выше уже упоминалось, что Мойка является единственной рекой Санкт-Петербурга, через которую перекинуты мосты, имеющие «цветные» названия. Их возвели разные специалисты, в разное время. Это Желтый (ныне Певческий) у Дворцовой площади, Зеленый (позднее Полицейский) на углу реки Мойки и Невского проспекта, Красный – на пересечении Гороховой улицы с набережной Мойки и наконец, самый широкий мост нашего города Синий – на Исаакиевской площади.

Свои «цветные» названия они получили в соответствии с постановлением Комиссии о Санкт-Петербургском строении в 1738 году. Это распоряжение неукоснительно выполнили, и выкрашенные в яркие веселые цвета мостовые сооружения через реку Мойку служили тогда для ориентации столичных обывателей и иностранных гостей столицы. Три цветных моста на Мойке по-прежнему сохраняют названия, данные им по повелению императрицы Анны Иоанновны в 1738 году, и считаются «цветными». Сегодня Зеленый, Красный и Синий мосты регулярно окрашиваются в свои «фамильные» цвета.

Пройдя через Второй Зимний мост и следуя дальше по набережной Мойки, вы увидите, что у Дворцовой площади, а точнее у бывшей площади Гвардейского штаба, реку пересекает довольно широкий Певческий мост (его ширина составляет более 70 м) с удивительными перилами и их заградительными металлическими решетками в виде изящного, замысловатого кружевного рисунка.

Певческий (Желтый) мост связывает набережную Мойки с Дворцовой площадью. Отсюда открывается величественная перспектива главной площади Северной столицы – Дворцовой, с ее уникальными зданиями и памятниками: Адмиралтейство с его золотым шпилем, Зимний дворец, здание Главного штаба и триумфальный монумент победы России в Отечественной войне 1812 года – громадная каменная Александровская колонна (общей высотой 47,5 м, установленная на пьедестале без всякого крепления).


Певческий мост. Дворцовая площадь. Акварель художника В. Парамонова

В этом месте реки Мойки на ее берег выходят боковой фасад здания Главного штаба и часть служебного корпуса Министерства иностранных дел.

Название моста обусловлено его местоположением в непосредственной близости от находящейся здесь Певческой капеллы.

Широкий Певческий мост фактически является продолжением Дворцовой площади. Это мостовое сооружение и здания, окружающие центральную площадь Санкт-Петербурга, хотя и были построены в разное время разными зодчими, ныне составляют единый уникальный архитектурный ансамбль.

История существующего Певческого моста восходит к 30-м годам XIX столетия – времени окончательного архитектурного формирования Дворцовой площади столичного города. В период 1818–1829 годов все старые дома, возведенные здесь ранее в полном соответствии с генеральным проектом зодчего К. Росси, снесли, перестроили в единый ансамбль зданий Главного штаба и министерств на набережной Мойки. Возведенная по проекту Росси величественная Триумфальная арка объединила все строения Дворцовой площади в одно целое. Для церемониального прохода гвардейских полков, участвовавших в торжественном открытии монумента Александровской колонны в 1834 году по проекту архитектора О. Монферрана, на Дворцовую площадь через Мойку перебросили деревянный мост. Его устои и перила тогда выкрасили в яркий желтый цвет. Некоторое время в официальных документах столицы он назывался Желтым мостом. Мост возводился как временный, но проходили годы, а его не сносили и не делали попыток соорудить вместо примитивной переправы долговечное мостовое сооружение по новым технологиям с обликом, соответствующим ансамблю Дворцовой площади.

В числе первых государственных российских деятелей, обратившихся с рапортом на имя императора Николая I о замене старого деревянного Желтого моста капитальным металлическим сооружением, был министр финансов граф Е.В. Канкрин. В письменном обращении к царю он предложил соорудить на месте старого Желтого моста новый металлический, во всю ширину Дворцовой площади, сократив при этом ширину реки Мойки до 17 м. Техническая комиссия, в составе известных архитекторов В.П. Стасова, Д. Адамини и инженер-полковника Е.А. Адама, подтвердила, что «ширину отверстия нового моста целесообразно довести до десяти саженей, при условии принятия надлежащих мер, исключающих просадку фундаментов зданий, стоящих на набережной Мойки». Николай I утвердил предложенный ими проект Певческого моста и определил сроки и порядок его сооружения. Одновременно с этим царь своим указом уточнил перечень основных заводов-изготовителей и поставщиков необходимых деталей и различных приспособлений для сооружения нового металлического моста на Мойке.

27 июля 1839 года столичная газета «Северная пчела» с восторгом писала: «В прошедшую субботу 22 июля происходила торжественная закладка Певческого моста на Мойке, у Дворцовой площади между зданиями Гвардейского штаба и Министерства иностранных дел. Мост сей безусловно послужит довершением великолепной Дворцовой площади. Он воздвигается из чугуна, на гранитных устоях и будет один из самых красивых в столице. Сооружение его возложено на генерал-майора Адама. Отливка чугунных частей и украшений производится на казенном Александровском заводе».


Рисунок решетки Певческого моста

К строительству нового моста приступили в 1839 году и завершили работы в 1840 году. Мост в соответствии с его соседством со зданием Придворного Певческого корпуса, а позже Певческой капеллы официально назвали Певческим. Николай I выразил желание лично опробовать крепость нового мостового сооружения. 24 ноября 1840 года, в три часа дня, царский экипаж торжественно пересек Мойку по Певческому мосту. Император остался весьма доволен новым городским объектом и дал милостивое разрешение на его постоянную эксплуатацию.

Петербургские газеты тогда писали, что «новый однопролетный арочный мост, возведенный по проекту инженера-мостостроителя Е.А. Адама вместо деревянного „Желтого“ моста, состоит из чугунных коробок (кессонов), скрепленных между собой металлическими болтами и гайками. Устои моста – каменные, облицованные гранитом, возведены на свайных ростверках. В качестве перильных ограждений на новом Певческом мосту установлены литые чугунные решетки, поистине „сказочной красоты“». К сожалению, автор этого «чуда» остался до сих пор неизвестен. Современники полагали, что создателем проекта замысловатого кружевного чугунного рисунка перильных мостовых ограждений мог быть либо В.П. Стасов, либо К.И. Росси.

Сложный и весьма изящный завораживающий рисунок перил Певческого моста изготовлен не по рисункам автора проекта инженера-мостостроителя Адама, а по совершенно иным художественным наброскам. Это был, по мнению экспертов тех лет, «мастерски выполненный рисунок, сочетавший растительный и геометрический орнаменты с набором колец единого диаметра». Решетка Певческого моста вызывала у всех искреннее восхищение филигранной работой неизвестного художника, кружевной рисунок которого отличался великолепными пропорциями, тончайшей проработкой всех деталей и их строгим сочетанием.

«Художественная газета» осенью 1840 года писала о новом мостовом сооружении вблизи Дворцовой площади: «Этот мост по своей легкости и изяществу соответствует общей красоте столицы… Его упрощенный до возможности рисунок, составляя приятную противоположность с тяжелыми, гранитными набережными, отличается своим оригинальным и вместе с тем превосходным стилем». Одновременно с введением в строй Певческого моста рабочие завершили строительство здания Штаба гвардии, возведенного по проекту зодчего А.П. Брюллова на участке снесенного здания, в коем происходило строевое обучение солдат, – старого экзерциргауза. Эти два объекта окончательно завершили формирование восточной границы Дворцовой площади и центрального участка набережной реки Мойки. Легкий, ажурный силуэт Певческого моста гармонично вписался в общую панораму главной столичной площади – Дворцовой.

Вместе с тем для многих осталась непонятной причина отсутствия на Певческом мосту осветительных фонарей, предусмотренных автором его проекта и даже утвержденных Николаем I, их нет до сего времени.

Небезынтересно также заметить, что сразу же после ввода в строй этого мостового сооружения на Мойке Певческий мост стал «головной болью» его создателей и членов городской управы в связи с регулярным исчезновением с этого ответственного и сложного технического объекта крепежных деталей (болтов и гаек), соединяющих между собой чугунные блоки и наиболее важные узлы моста.

Оперативное расследование установило, что болты и гайки Певческого моста почему-то особенно приглянулись местным обывателям округи, открывшим настоящий сезон охоты на них для своих хозяйственных надобностей. Только за один год после открытия моста местные умельцы отвернули 50 металлических болтов и 27 огромных гаек, скрепляющих узлы этого сооружения на Мойке. Причем при их допросе было установлено, что подобные «террористические» операции проводились ими «без какого-либо дурного умысла» и они совершенно не представляли себе всех возможных трагических последствий своих деяний. В общем, как в рассказе А.П. Чехова «Злоумышленник».

Полиция Петербурга оперативно разыскала и строго наказала всех виновных, предотвратив тем самым дальнейшие хищения крепежа мостового сооружения.

Почти через сорок лет Певческий мост вошел в историю одного из очередных неудачных покушений на российского императора Александра II. 2 апреля 1879 года в непосредственной близости от него была совершена повторная попытка убийства «царя-освободителя» по приговору русской террористической организации «Земля и воля».

В 1878 году в России и ее столице происходит целый ряд политических убийств и открытых вооруженных столкновений полиции и революционеров-террористов. Утром 2 апреля 1879 года государь возвращался с очередной прогулки по столице, не спеша перешел Певческий мост и на набережной правого берега реки Мойки встретил человека, вежливо поклонившегося ему. Этот прохожий, его облик и выражение лица показались императору весьма необычными. Именно это заставило царя обернуться. Увиденное, по-видимому, испугало царя, ибо прохожий направил на него тяжелый боевой револьвер. По рассказам очевидцев, государь даже несколько раз прокричал: «Спасите меня!» и на его призыв из комендантского подъезда якобы выскочил гренадер дворцовой роты, повалил стрелявшего человека на землю и связал ремнем. Позже в народе судачили, что фельдфебель, спасший царя, произведен в офицеры. Другие приписывали факт спасения царя некоему жандармскому офицеру, сбившему преступника наземь и обезоружившему злодея.

Александра II доставили во дворец, где он побеседовал в Белом зале с собравшимися там поданными. Десятиминутное непрекращающееся «ура» в зале, восторг и слезы радости на глазах подданных царя.

На допросе цареубийцы в доме градоначальника на Гороховой улице выяснилось, что в тот день у Певческого моста на императора Александра II неудачно покушался террорист, член революционной организации «Земля и воля» А.К. Соловьев, 30 лет, по профессии учитель, недовольный существующим порядком в стране и методами ее управления. Ежедневной слежкой за царем террорист досконально изучил привычный маршрут его утренних пешеходных прогулок и устроил засаду у Певческого моста на Мойке.


Зеленый (Полицейский) мост. 1806 г.

В нескольких сотнях метров вниз по течению Мойки, в створе Невской перспективы, в 1717–1718 годах соорудили деревянный подъемный мост, названный 1735 году по цвету своей окраски Зеленым.

В 1786 году пустующий участок между Большой Морской улицей и набережной реки Мойки пожаловали столичному генерал-полицмейстеру Н.И. Чичерину, построившему на нем громадный дом. Примерно с этого времени перестроенный деревянный мост на Мойке стали официально именовать Полицейским. Однако следует отметить, что еще очень долго петербуржцы в приватных беседах и даже в разного рода газетных объявлениях о продаже домов, мебели, музыкальных инструментов, животных и своих крепостных людей продолжали называть старый мост Зеленым.

Ранее уже упоминалось, что в начале XIX столетия после облицовки набережных Мойки гранитом известный городской архитектор и инженер-мостостроитель В.И. Гесте разработал оригинальный проект однотипных по конструкции металлических мостов из отдельных чугунных секций, скрепленных болтами, в совокупности образующих прочный свод.

Полицейский (Зеленый) мост на Мойке в створе Невского проспекта стал одним из первых чугунных мостов инженера И.И. Гесте, возведенных им в разные годы на реках и каналах Северной столицы.

Современники этого замечательного специалиста с удовлетворением отмечали не только надежность и высокие технические качества чугунных мостов, но и необычную легкость их конструкций, изящество, простоту изготовления и сборки. В столичных газетах появились восторженные сообщения об установке первого чугунного моста на Мойке. Корреспондент одной из них тогда писал, что «чугун есть природный материал России, всего более способный противостоять действию нашего северного климата». И действительно, испытание временем подтвердило практичность и целесообразность подобных конструкций и их пригодность для эксплуатации в условиях большого города. Кроме того, все единодушно отмечали полное соответствие нового строительного материала архитектурным формам мостов, не повторяющим конфигурации, приемлемые для образцов деревянного и каменного мостостроения.

Чугунный однопролетный, на каменных опорах Зеленый мост украшали четыре гранитных обелиска с фонарями на кронштейнах. Каждый гранитный обелиск завершался золоченым шаром. Тротуары нового моста тогда выложили гранитными плитами и отделили от проезжей части несложной оградой из металлических прутьев между парапетными гранитными тумбами.

Движение по центральной магистрали города – Невскому проспекту, с каждый годом возрастало и настоятельно требовало расширения мостового пролета. Эту задачу реализовали в 1842 году в полном соответствии с проектом инженера А.Д. Готмана, сумевшего устроить тротуары на консолях и установить глухие гранитные парапеты. Тогда же заменили гранитные фонарные обелиски более легкими чугунными столбами с четырехгранными стеклянными фонарями.

В 1844 году на Зеленом мосту заменили настил. Впервые в России его проезжую часть выложили из асфальтовых кубиков. Вот как описывала это событие одна из столичных газет: «Асфальт, вылитый в кубическую форму, выдерживает самую жесткую пробу, потому что едва ли где бывает более езды, как по Полицейскому мосту». Прокладка на Невском проспекте сначала путей для конки, а позже трамвайных составов заставила городскую управу выделить финансовые средства не только на расширение пролета моста, но и на укрепление его прочности.


Невский проспект у Полицейского моста

В 1904–1907 годах мост не только расширили до современных размеров, но и добавили по пять рядов чугунных коробчатых арок вместе с необходимым расширением мостовых опор. Перестроечный проект Полицейского моста подготовила группа столичных инженеров-мостостроителей в составе В.А. Берса, А.Л. Станового. Одновременно с этим архитектор Л.А. Ильин разработал оригинальный проект нового художественного оформления мостового сооружения через Мойку. Его металлические фасадные арки зодчий украсил орнаментальными деталями и удачно включил в архитектурную композицию моста железные торшеры с позолотой и шестигранными стеклянными фонарями. В итоге перестроечных работ Полицейский (Зеленый) мост явил собой городской объект весьма высокого архитектурного качества и поражал всех легкостью пролетного строения, умеренной пологостью свода и изяществом художественного декора.

Зеленый мост значительно пострадал в период страшного бедствия, обрушившегося на столицу в 1736–1737 годах, когда Петербург охватил опустошительный пожар. Немецкий исследователь, путешественник, этнограф и историк Иоганн Готлиб Георги – академик Санкт-Петербургской академии наук, рассказывал: «Величайший пожар учинился 11 августа 1736 года. В полдень загорелся дом на Мойке возле Зеленого моста. Пламя распространялось чрезвычайно быстро и вскоре охватило многие деревянные строения вкупе с деревянным мостом. Яростью своею пожар испепелил множество обывательских домов вплоть до Синего моста».

Этот мост на Мойке за годы своего существования в столичном городе оказался невольным свидетелем невероятных исторических событий и политических изменений. Он периодически страдал вместе с жителями города, пережил годы кровопролитных войн и революционных потрясений. На нем устраивались засады из отборных гвардейских частей, расстреливающих народные демонстрации, двигающиеся на поклон к царю-батюшке 9 января 1905 года. После Октябрьского переворота 1917 года его переименовали, и до 1997 года он назывался Народным мостом.

В 1997 году ему вернули первоначальное название, он снова называется Зеленым мостом. Справедливости ради следует отметить, что в годы существования советского государства мост находился под бдительным надзором компетентных специалистов и не был обделен периодическими профилактическими ремонтными работами.

Б.И. Антонов в 2002 году писал, «что в 1938 году Народный (Зеленый) мост испытывал значительную транспортную нагрузку. Кроме автомобилей по нему проходили многочисленные трамвайные маршруты (вплоть до 1950-х годов). Для предохранения мостового сооружения от так называемой электрохимической коррозии блуждающими токами свод Зеленого моста под трамвайными путями надежно изолировали двумя слоями рубероида между рядами прослойки смазки по 30 мм, а всю его проезжую часть и тротуары покрыли тогда асфальтом».

В 1951 году при производстве плановых ремонтных работ на Зеленом мосту восстановили утраченные к этому времени шестигранные стеклянные фонари, а позже (в 1961 и 1965 гг.) произвели основательную реставрацию его канделябров и фонарей.

Сегодня Зеленый мост, длиной 39,8 м и шириной 38,67 м, первое чугунное сооружение талантливого архитектора и мостостроителя В.И. Гесте, по-прежнему в строю и продолжает служить Петербургу на самой напряженной его магистрали – Невском проспекте.

После успешного завершения в 1823 году перестройки старого здания Адмиралтейства по проекту зодчего А.Д. Захарова решено было в ближайшее время проложить в соответствии с восьмым пунктом строительного реестра Комиссии о Санкт-Петербургском строении«вторую от Адмиралтейства проспективную улицу, что идет через Мойку-реку, и впредь именовать ее Среднею проспективою». По мнению руководителя Комиссии архитектора П.М. Еропкина, «трехлучевая композиция столицы» закрепит за Адмиралтейством его градостроительное значение. Прибавленная к двум проложенным ранее «проспективам» (в начале XVIII столетия) – Большому (Невскому проспекту) и Вознесенскому, «Средняя проспектива» завершила окончательное формирование знаменитого петербургского трезубца, составленного этими тремя прямолинейными лучами-магистралями.

Прилагательное «проспективная», или, позже, «перспективная», в названиях каждой из трех этих улиц означало, что они являлись сквозными городскими магистралями, проложенными от Адмиралтейства сугубо по прямой линии.

В 1738 году улицу «Среднюю проспективу» включили в специальный реестр по «…улицам, каналам, мостам Адмиралтейского острова, с означением как оные впредь именовать».

За время своего существования эта одна из старейших центральных магистралей города неоднократно переименовывалась. В середине XVIII века она называлась Адмиралтейской улицей. В 1756 году, когда иноземный негоциант Гаррах-Горохов возвел здесь свой каменный дом с лавкой, ее неофициально стали называть Гороховой. Длительное время на старых картах и планах Санкт-Петербурга улица обозначалась то Адмиралтейской, то Гороховой.

Кстати, в книге «Родовые прозвания и титулы России и слияние иноземцев с русскими» (СПб., 1886) историк Е.П. Карнович отмечал: «При Петре Великом в числе служащих иноземцев находился Гаррах, которого переделали на Горох, а затем в Горохова, и от него получила свое название улица в Петербурге».

Революционные события 1917 года и конец ХХ столетия внесли свои коррективы в название этой улицы. Первые годы советской власти она называлась Комиссаровской, затем, до середины 1990-х годов, значилась улицей Ф.Э. Дзержинского – главы Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, в конце 1990-х годов улице возвращено ее историческое название – Гороховая.


Красный мост

В период начала прокладки Среднеперспективной улицы «для удобства передвижения по ней» вынуждены были соорудить первые деревянные мосты через Фонтанку (Новый мост), реку Кривушу (Средний мост) и один из цветных мостов через Мойку, названный Красным. Кстати, тогда через Мойку не только навели переправу, но и одновременно провели на ней целый ряд важных работ: расширили и углубили ее русло, очистили от ила и загрязнений, а берега укрепили сваями и деревянными щитами. По окончании очистных мероприятий и комплекса технических работ в столичных газетах появилось следующее сообщение: «После очистки русла Мойки вода в ней стала видом ясная и чистая, ко вкушению преизрядная».

Теперь на Среднюю перспективу потоком шли городские обыватели, чтобы в свое удовольствие попариться в прекрасной казенной бане, обустроенной по всем российским канонам в доме купца Кусовникова у Красного моста на набережной реки Мойки. Парились истово, по-старинному, причем семьями, не опасаясь сенатского запрета «ходить в торговые бани мужскому и женскому полу вместе».


Красный мост. 1814 г. Неизвестный художник

Заметим, что первый деревянный мост на пересечении реки Мойки и Средней перспективы построили уже в 1717 году, и по цвету своей первоначальной окраски он назывался Белым. В 1737 году после грандиозного пожара на Мойке, в котором пострадало и это мостовое сооружение, его основательно переделали. Тогда по проекту голландца Германа ван Болеса возвели по сути новый деревянный мост. Его средний разводной пролет допускал зазор шириной 70–80 см, позволяющий пропускать небольшие мачтовые суда. Подобное устройство прикрывалось массивными деревянными щитами. Должен отметить, что подобные проекты и идея мостостроителя Германа ван Болеса не смогли в дальнейшем получить особого признания и распространения на водоемах столичного города. Начиная с 1803 года мост стал именоваться Красным, ибо с этого времени его постоянно красили в яркий красный цвет, так он называется по сию пору.

В 1806 году городская дума приняла предложение архитектора и инженера-мостостроителя В.И. Гесте построить на Мойке ряд однотипных мостов, у которых вместо каменных сводов предполагалось использовать чугунные пустотелые коробчатые секции. Подобное новшество в мостостроении позволило автору проектов уменьшить высоту арок и, естественно, крутизну въезда на мост. Гесте тогда удалось реализовать свои оригинальные разработки при строительстве шести прекрасных мостов, в том числе четырех «цветных» – Желтого (Певческого), Зеленого, Красного и Синего.

Красный мост возвели в 1808–1814 годах. Большинство его металлических конструкций изготавливали в те годы знаменитые уральские заводы Н.Н. Демидова. При возведении чугунного Красного моста талантливый инженер и архитектор сумел одновременно привести его фонари в соответствие с новыми архитектурными ансамблями набережной старинного водоема. Одноарочный, на каменных опорах, облицованный гранитом, Красный мост (длина 42 м, ширина 16,8 м) был прекрасно оформлен. Его архитектурное решение, разработанное автором проекта, с четырьмя гранитными обелисками и укрепленными на них фонарями с чугунной решеткой, соответствующей рисунку набережной Мойки, и сегодня отличается своей изящной композицией и пропорциями.

Техническая контрольная проверка состояния мостового сооружения, проведенная специалистами в 1953 году, установила, что за период с 1924 по 1950-е годы происходила постепенная прогрессирующая деформация мостовых опор и пролетного строения Красного моста. Результатом подобных негативных процессов стали раскрытие швов в стенках чугунных коробок, появление глубоких трещин в вертикальных ребрах коробок и в их днищах.

Экспертная комиссия, ознакомившись с актами периодических контрольных осмотров основных компонентов мостового сооружения признала состояние Красного моста аварийным, подлежащим немедленной реконструкции. Проект его ремонта и реконструкции разработал инженер В.В. Блажевич. Процесс реконструкции Красного моста проходил в период с 1953 по 1954 год.


Рисунок решетки Красного моста

В ходе работ старые чугунные своды заменили новыми сварными металлическими арками. Гранитные обелиски с полированными бронзовыми позолоченными шарами и реставрированными четырехгранными стеклянными фонарями на обелисках были полностью восстановлены и сохранены в авторском архитектурном оформлении. По окончании ремонтных работ фасады моста вновь окрасили в традиционный красный цвет.

Красочная череда мостов с «цветными» названиями, возведенными на Мойке, завершается Синим мостом, расположенным на Исаакиевской площади, в створе Вознесенского проспекта – одной из трех прямых «проспектив», прорезающих город от Адмиралтейства. Синий, названный по цвету своей традиционной исторической окраски, является самым широким мостом не только в нашем городе, но и в мире. При длине 35 м этот мировой рекордсмен имеет ширину 99,95 м. Небезынтересно заметить, что его немалая ширина обусловлена не только техническими или эксплуатационными соображениями, но и прежде всего архитектурной целесообразностью компоновки Исаакиевской площади. В соответствии с планом Санкт-Петербурга 1717 года первый деревянный мост на этом месте перебросили через русло реки Мойки (Мьи) уже в 1716 году. Позже деревянные Синие мосты в створе Вознесенской улицы неоднократно перестраивались и реконструировались. На них обновляли деревянные пролеты, перильные ограждения и опоры.

В 1737 году деревянный Синий мост на Исаакиевской площади перестроили довольно основательно. Автором нового деревянного подъемного моста стал голландец Герман ван Болес. В 1797–1810 годах на реке Мойке проводились работы по облицовке стенок набережной гранитом. В этот период на месте разобранного старого Синего моста возвели новое деревянное трехпролетное мостовое сооружение на прочных каменных опорах, традиционно окрашенных в яркий синий цвет.

В 1805 году инженер-архитектор В.И. Гесте разработал уникальный проект однопролетного широкого арочного моста из чугунных пустотелых отливок, образующих в сборе прочный арочный свод мостового сооружения над водоемом. Постановлением городской управы в те годы было решено постепенно заменить все деревянные мосты над Мойкой чугунными. В этот список включили и мосты с «цветными» названиями. Очередь Синего моста на капитальную реконструкцию по проекту инженера В. Гесте подошла в 1818 году. Тогда деревянное мостовое сооружение заменили постоянным Синим мостом с чугунным коробчатым арочным пролетным строением и массивными каменными опорами, облицованными гранитными плитами. Проект реконструкции Синего моста в те годы подготовили отечественные инженеры-мостостроители П.П. Базен и В.Е. Гесте. Правда, первоначально новый мост оказался более узким, чем нынешний, его ширина тогда составляла 41 м.


Синий мост

Капитальную перестройку Синего моста вторично были вынуждены провести в 1843 году в связи с постройкой Мариинского дворца на Исаакиевской площади – свадебного подарка императора Николая I своей любимой дочери Марии. Место для презента предложил придворный зодчий А.И. Штакеншнейдер, поскольку из окон будущего Мариинского дворца открывался волшебный обзор практически всей Исаакиевской площади с ее величественными зданиями и собором.

Строительные работы по возведению дворца начались в 1842 году, при этом боковые части старого дворца графа Чернышева снесли, а фасад, выходящий на историческую часть площади, удлинили. Часть реки Мойки, протекавшей в непосредственной близости от нового дворца, оригинально скрыли под удлиненным мостовым сооружением, сделав его и часть водоема незаметными. Многие даже стали называть Синий мост невидимкой. Проект нового, почти стометрового, широкого моста, ставшего практически продолжением Исаакиевской площади, тогда разработали инженеры Е.А. Адам, А.Д. Готман и С.С. Завалишин. Им удачно удалось расширить Синий мост в сторону Красного моста на Мойке, пристроить новые дополнительные чугунные арки и заменить старые массивные гранитные обелиски более изящными, легкими конструкциями из чугуна. Именно тогда Синий мост, ставший продолжением одной из красивейших столичных площадей, достиг своих современных размеров.

Судьба чугунных мостов инженера-мостостроителя В.Е. Гесте сложилась одинаково, они благополучно и надежно продержались в течение последних 80–90 лет. Только сейчас в их несущих элементах обнаружили значительные дефекты и повреждения.

При плановом техническом осмотре Синего моста, проведенного экспертами в 1925 году, обнаружили довольно широкие сквозные трещины в чугунных полых коробках свода, в их нижней части, многочисленные разрывы металлических болтов и просадку свода моста на 20–25 см. Правда, осмотр мостовых устоев не выявил в них каких-либо существенных дефектов. Ремонт Синего моста провели в 1929–1930-х годах. Работами предусматривалась полная замена пролетного строения, всей низовой части мостового сооружения на Исаакиевской площади. Проект ленинградских инженеров О.Е. Бугаевой и В.В. Чеботарева позволил, сохранив старые мостовые опоры, заменить чугунный дефектный свод железобетонным. По окончании капитального ремонта Синего моста на нем установили отреставрированные перильные ограждения.

Бывая на правом берегу набережной Мойки у Синего моста, обратите внимание на оригинальный четырехгранный гранитный обелиск, увенчанный трезубцем Нептуна и врезанный в гранитную облицовку набережной реки. Это – Водомерный столб, установленный здесь в 1971 году. Проект Водомерного столба подготовили инженер П.С. Панфилов и архитектор В.А. Петров. Своим основанием столб уходит глубоко в воду, и по его отметкам в любое время можно определить уровень воды в реке в тот или иной день. На поверхности гранитного обелиска, между прочим, нанесены уровни подъема воды в период наиболее опасных петербургских наводнений, имевших место в 1824, 1903, 1924, 1955 и 1967 годах.


Обелиск-футшток у Синего моста

Широкий Синий мост на Исаакиевской площади не относится к архитектурным жемчужинам города. Он довольно прост и оборудован чугунными перилами, повторяющими неброский рисунок ограждений набережных реки Мойки. Он не только естественно органически входит в ансамбль Исаакиевской площади, но и всего созвездия гранитных набережных старой Мойки.

Синий – самый широкий мост в мире, но кроме этого оставил для потомков печальную историческую память, ибо на рубеже XVIII–XIX столетий являлся местом самой бойкой «столичной биржи труда». В воспоминаниях обывателей тех далеких лет упоминается, что «рано утром весь мост и набережные Мойки, прилегающие к нему, заполнялись людьми. Это были пильщики, строители, каменотесы, плотники, собиравшиеся здесь в надежде получить какой-либо заработок».

Кроме того, Синий мост некогда являлся и главным рынком купли и продажи крепостных людей. Обычаи на этом мосту были рыночными и весьма дикими. К человеческому товару здесь относились особенно придирчиво. Как правило, крепостного внимательно оглядывали, щупали его мускулы, осматривали зубы, как у лошадей, истово торговались, поминая Господа. Здесь, на фоне царского дворца и величественного Исаакиевского собора, брата разлучали с сестрой, а родителей с детьми. Существовала определенная такса на рабов Божьих – здоровый мальчик 12–16 лет продавался за 50–100 рублей, а молодого сильного человека можно было купить здесь за 200–300 рублей. Известный государственный деятель и будущий декабрист Н.И. Тургенев, бежавший за границу и приговоренный Николаем I к вечной каторге, писал: «Известно, что прежде, лет за сорок перед сим, торг сей простирался до того, что в Санкт-Петербург привозили людей барками для продажи. И многих из них от пристани водили к Синему мосту – немому свидетелю одной из самых позорнейших страниц нашей истории, периода дворянско-крепостнического Петербурга».

Пройдя под широким Синим мостом на Исаакиевской площади, русло Мойки делает небольшой плавный изгиб и на оси Фонарного переулка пролегает под небольшим Фонарным мостом, соединяющим Почтамтский переулок с Фонарным. Этот сегодняшний транспортный мост раньше был пешеходным деревянным, возведенным в створе Фонарного переулка в 1906 году. Большинство петербургских историков считали, что раньше, в середине XVIII столетия, на этом месте существовало деревянное трехпролетное подъемное мостовое сооружение, называемое Материальным мостом. Вблизи его, впрочем, так же как и у других мостов, расположенных в створе улиц и переулков Мойки тех лет, выгружали строительные материалы, доставляемые по воде на «пятно застройки», отведенное императорским указом для погорельцев с берегов Мойки после трагических пожаров 1736–1737 годов.

В начале второй половины XIX века переулок официально стал называться Фонарным. В разные годы существовали и иные суждения о столь необычном названии столичного переулка, в створе которого некогда перебросили пешеходный Фонарный мост через Мойку. Историк Санкт-Петербурга П.Н. Столпянский в статье «Старый Петербург и его исторический план», опубликованной в журнале «Зодчий» в 1913 году, писал по этому поводу, что название «Фонарный на самом деле произошло от так называемого злачного питейного заведения, обслуживающего главным образом местных фонарщиков и рабочих фонарных заведений Коломенской части». Иные же знатоки истории этой части столичного города, полемизируя с ним, полагали, что название переулка и моста имело довольно «двусмысленное, пикантное значение», и они были отчасти правы, говоря, что к концу XIX столетия в Фонарном переулке сконцентрировалось огромное число публичных домов, гостеприимные подъезды коих освещались яркими призывными красными фонарями.

Пешеходный мост, переброшенный через Мойку в 1905 году, снесли в 1973 году, а на его месте возвели одноименное мостовое железобетонное сооружение длиной 30 м и шириной 20 м. Автора ми проекта железобетонного Фонарного моста были инженер-мостостроитель Л.Н. Соболев и архитектор Л.А. Носков.

Далее вниз по течению Мойки, на оси Прачечного переулка, через водоем перекинут пешеходный висячий мостик, названный Почтамтским. Свое название он получил из-за находящегося в его непосредственной близости столичного Главного почтамта. До него в конце XVIII столетия на этом месте существовал деревянный четырехпролетный мост балочной системы на деревянных свайных опорах, обшитых сосновыми досками, раскрашенными под камень. Через 25 лет по инициативе главноуправляющего путей сообщения и публичных зданий герцога Александра Вюртенбергского деревянный мост разобрали и на его месте через Мойку построили цепной висячий пешеходный мостик. Следует заметить, что это было одно из первых столичных цепных висячих мостовых строений, отличавшихся оригинальностью конструкции, удивительной простотой проектного решения и необычной легкостью и изяществом своих пропорций. Вначале он назывался Малым цепным (вероятно, по сравнению с большим цепным Пантелеймоновским), затем Прачечным (по соседству с ним находился Прачечный переулок) и, наконец, Почтамтским.

Висячий пешеходный цепной мост, возведенный через Мойку в месте слияния ее набережной с Большой Морской улицей, построили в период 1823–1824 годов по проекту инженера Г.М. Треттера, немецкого специалиста, находящегося по контракту на русской службе, и столичного мостостроителя В.А. Христиановича.

В соответствии с техническим решением автора проекта Почтамтского цепного висячего однопролетного моста его опоры, выложенные из бута и гранита, представляли собой единое целое с гранитными стенками набережных реки. Основанием же для них служили свайные ростверки. Обелиски и сдерживающие их с противоположной стороны чугунные красивые дуги закреплялись на опорах моста анкерными болтами, упрятанными в кладке опор. Гладкие чугунные обелиски, завершенные золочеными шарами, и веерообразные чугунные решетки надежно поддерживали на цепях легкое пролетное деревянное строение Почтамтского моста. Авторы этого проекта предусмотрели разработку оригинальной конструкции специальных шарнирных замков, надежно скрепляющих кованые металлические цепи и подвешенное к ним деревянное пролетное строение с обелисками-пилонами.


Почтамтский пешеходный цепной мостик

Для ограждения висячего, цепного Почтамтского моста на заводе Берда заказали изящную кованую решетку, которая в сочетании с бронзированными розетками в стыке цепей и в элементах решетки украсила мостовое сооружение через Мойку и вызывала восхищение не только жителей Петербурга, но и его многочисленных гостей. К сожалению, после очередного ремонта Почтамтского моста, в 1902 году, кованый шедевр бесследно исчез с мостового сооружения и его заменили простенькой, весьма примитивной облегченной решеткой.

Значительная величина пролета Почтамтского моста и небольшая стрела провисания постепенно вызывали негативные, необратимые сдвиги в конструкциях мостового сооружения. При переходе через него появилось довольно ощутимое раскачивание моста над поверхностью воды.

В соответствии с единодушным заключением технической комиссии об аварийном состоянии Почтамтского моста городская управа вынуждена была закрыть по нему движение пешеходов. В 1905 году, согласно проекту инженера Б.Б. Бальди, под его пролетное строение тогда подвели две прочные свайные опоры, превратившие уже бывший цепной висячий мост в обычный пешеходный трехпролетный переход через Мойку.

Сохраненные массивные цепи и чугунные обелиски стали теперь лишь декоративным украшением былого Почтамтского моста.

В 1956 году, по инициативе ленинградского инженера П.П. Степанова, по модели Научно-реставрационных мастерских в литейном цехе трамвайного парка им. М.И. Калинина изготовили форму и отлили точную копию решетки Почтамтского моста образца 1824 года. В 1983 году провели очередную реставрацию этого моста.

В 1738 году в створе Никольской (ныне Глинки) улицы через Мойку построили первый деревянный пешеходный мост, раскрашенный в разные цвета. Разноцветная яркая окраска стала поводом для его первоначального названия Цветной.


Поцелуев мост

При отделке гранитом берегов и набережных водоема в 1758 го ду мост переделали в трехпролетный, хотя и деревянный, но с каменными прочными опорами. С этого момента Цветной мост стал транспортным по своему функциональному назначению и был переименован в Поцелуев.

Авторы книги о названиях улиц, площадей, рек и мостов нашего города К.С. Горбачевич и Е.П. Хабло считают, что«пожалуй, ни об одном из названий в Петербурге не было высказано столько всевозможных предположений, сколько накопилось в отношении этого любопытного моста». Говорили, что он служил местом прощаний в те времена, когда граница города доходила до реки Мойки. До сих пор живут романтические придания о Поцелуевом мосте, как о священном месте первых любовных свиданиях и незабываемых поцелуях наших далеких предков. Существовали также версии столь необычного названия этого старого питерского моста на Мойке, связанные с рядом амурных веселых и печальных ситуаций, таких как сердечное прощание моряков флотского экипажа со своими возлюбленными перед уходом в длительные дальние плавания или на войну. Говорят, что в старые годы этот мост покровительствовал всем влюбленным и защищал их в трудные периоды жизни.

Поэт Н.Я. Агнивцев в эмиграции вспоминал:

Ужели вы не любовалисьНа сфинксов дивную чету?Ужели вы не целовалисьНа Поцелуевом мосту?

Однако большинство исследователей считают, что происхождение названия моста на самом деле не столь уж поэтично. Оказалось, что свое наименование мост получил от находившегося на левом берегу реки Мойки, на углу ее набережной и Никольской улицы, обыкновенного питерского кабака в доме купца Поцелуева, назвавшего свое доходное питейное заведение «Поцелуй».

В 1816 году деревянный Поцелуев мост снесли и на его месте довольно быстро, за три летних месяца, построили чугунный, однопролетный транспортный арочный мост по проекту все того же инженера В.И. Гесте. Поставленный на новые гранитные устои чугунный Поцелуев мост огражден решеткой, схожей по своему рисунку с решеткой набережной Мойки. На четырех гранитных обелисках с золоченными бронзовыми шарами наверху, закрепленных по сторонам моста, приладили фигурные кронштейны со светильниками, закрытыми матовыми стеклами. Форма фонарей Поцелуева моста отличается от большинства светильников, установленных в этот период на мостах рек и каналов Санкт-Петербурга. Фонари Поцелуева моста напоминают по форме четырехгранную опрокинутую усеченную пирамиду.

Газеты Петербурга в летний сезон 1816 года внимательно следили за строительством на Мойке нового чугунного моста. «Северная почта», например, 12 августа 1816 года с удовлетворением сообщала: «Ящики, из коих он состоит, отлиты за 2637 верст отсюда, на Пермских заводах г. тайного советника Демидова. Величиной, отделкою и красотою, равно и как и скоростью построения, превосходит он другие здесь доселе воздвигнутые мосты… Таковые мосты, коим подобных в таковом числе нет ни в одной столице Европы…»

Через восемь лет, 7 ноября 1824 года, во время сильнейшего наводнения пострадали не только люди, но были и повреждены многие мосты, в числе которых оказался и Поцелуев.

Очевидцем этого страшного наводнения стал писатель А.С. Грибоедов. В своих очерках «Частные случаи петербургского наводнения» писатель вспоминал: «На другой день поутру я пошел осматривать следствия стихийного разрушения. Кашин и Поцелуев мосты были сдвинуты с места. Я поворотил вдоль Пряжки. Храповицкий мост отторгнут от мостовых укреплений, неспособный к переезду. Я все же перешел через него, и возле дома графини Бобринской, среди улицы очутился мост с Галерного канала… Я воротился опять к Храповицкому мосту и вдоль Пряжки, с ее изрытой набережной, дошел до другого моста, который накануне отправило вдоль по Офицерской. Бертов мост тоже исчез…»

В 1907–1908 годах в связи со значительным увеличением транспортного движения и на период прокладки трамвайных путей по Поцелуевому мосту его капитально перестроили по проекту инженера А.И. Пшеницкого. Чугунные несущие конструкции заменили железными, а сам мост расширили за счет тротуаров, вынесенных на консоли. Внешнее архитектурное оформление сохранили в прежнем виде, за исключением новых осветительных фонарей с красивыми металлическими кронштейнами, установленными по каменным обелискам, схожим во многом с рисунком и элементами Красного моста на Мойке.

После окончания ремонтных работ на Поцелуевом мосту его длина составила 41,5 м, а ширина – 23,5 м.


Поцелуев и Краснофлотский мосты. Акварель художника В. Парамонова

В непосредственной близости от этого моста, ниже по течению Мойки, расположен Краснофлотский пешеходный мост, сооруженный на месте существовавшего здесь с конца XIX столетия СтароКоночного моста, разобранного в 30-х годах прошлого века.

В 1959–1960 годах по проекту ленинградского инженера-мостостроителя А.А. Куликова и архитектора Л.А. Носкова на Мойке соорудили металлический однопролетный пешеходный мост-теплопровод длиной 29,8 м, шириной 2,8 м. Его название связано с расположенными на набережной реки Морскими казармами.

Пролетное строение Краснофлотского моста сформировано из двух массивных сварных металлических рам, скрепленных поперечными связями. Железобетонные опоры мостового сооружения облицованы гранитом, по краям моста на гранитных тумбах установлены металлические фигурные торшеры с подвешенными к ним фонарями. Опорами Краснофлотского моста служат гранитные стенки набережной Мойки. Являясь по существу пешеходным сооружением, мост сконструирован для переброски через реку теплофикационных труб. Покрытием же Краснофлотского моста служат железобетонная плита, специальная рулонная теплоизоляция и асфальтобетонная смесь.

На заключительном этапе своего пятикилометрового течения Мойка проходит мимо величественного здания дворца великого князя Алексея Александровича, брата императора Александра III. Здесь, в створе Алексеевской улицы, переименованной в 1923 году в улицу Писарева, неподалеку от знаменитой Новой Голландии, через реку переброшен Храповицкий мост. Здесь еще в петровские времена по императорскому указу соорудили деревянный многопролетный балочный мост с разводным пролетом. Тогда вблизи моста на Мье-реке находился двор Наума Акимовича Синявина, сподвижника Петра I и участника Северной войны. Он командовал днепровской флотилией и российским галерным флотом.

Построенный в середине XVIII века вблизи двора вице-адмирала Наума Синявина деревянный мост через реку Мью первоначально назывался Галерным, Корабельным и даже Желтым – по цвету своей окраски. Однако все упорно его называли Синявин мост. Власти смирились с «самовольством» народа и стали в документах называть его именем Синявина. Историк Петербурга Л.И. Бройтман, знакомясь с архивными документами, обнаружила название «Синявин мост» официально указанное на плане города 1806 года.


Фрагмент Краснофлотского пешеходного моста

В 70-х годах XVIII века мост на Мойке основательно перестроили, после чего он стал именоваться Храповицким, по имени одного из секретарей Екатерины II полковника Василия Ивановича Храповицкого, автора известных «Памятных записок», содержащих детальную информацию по истории России последней четверти XVIII столетия. Его особняк тогда располагался вблизи перестроенного Синявина моста.

Современный же Храповицкий мост построили в 1965–1967 годах по проекту инженера Е.А. Болтунова и архитектора Л.А. Носкова. Его пролетное строение сооружено из предварительно напряженного железобетона консольно-балочной конструкции. Мостовые опоры тогда облицевали гранитом. Длина нового мостового сооружения составила 43,4 м, а ширина – 20 м.


Первый деревянный многопролетный балочный Храповицкий мост с разводными пролетами. К.Ф. Кнаппе. 1798 г.


Вид через Мойку на мост Храповицкого и дворец Бобринского

За Храповицким мостом многокилометровый путь реки Мойки по пределам Центрального района нашего города завершается и она впадает в Большую Неву. Почти у самого своего устья старинный водоем Санкт-Петербурга дает начало небольшой городской речке, ранее называемой Чухонкой, а затем Пряжкой. Практически на отметке истока из реки Мойки через Пряжку перебросили Матисов мост, соединяющий левый берег Мойки с Матисовым островом. Мост и остров названы по имени финского мельника Матиса, жившего во время Северной войны на острове и в начале XVIII столетия своевременно предупредившего русского царя Петра I об опасной вылазке шведских войск. В качестве награды за военные заслуги ему милостиво пожаловали в вечное владение целый остров, впоследствии получивший его имя.


Мост Храповицкого, в центре снимка – дом коменданта тюрьмы Новой Голландии

В 1737 году на месте современного моста построили деревянный балочный мост. В 1839 году он был заменен деревянным трехпролетным арочным мостовым сооружением на каменных устоях по проекту инженеров А.Д. Готмана и А.Ф. Буттаца, названным тогда Сухариным мостом. В 1935 году уже у Матисова моста деревянные арки заменили металлическими.

В конце ХХ столетия Матисов мост подвергся капитальной перестройке. Старый мост разобрали, деревянные сваи заменили железобетонными, опоры облицевали камнем, поставили прочные металлические арки пролетов. На Матисовом мосту даже появились изящные чугунные ограждения, гранитные тумбы и парапеты.

В 2000 году новый транспортный Матисов мост торжественно открыли для эксплуатации. Нынешняя его длина составляет 39,7 м, ширина – 10,5 м.

Мосты реки Мойки являются неотъемлемой частью архитектурного облика не только ее набережных, но и города в целом. Ансамбль этих прекрасных сооружений сегодня относится к историческим памятникам отечественной и мировой архитектуры. В их художественном оформлении участвовали знаменитые зодчие, художники и дизайнеры, привнося в их облик влияние самых разных архитектурных стилей и художественных направлений.

Волшебное ожерелье мостовых сооружений реки Мойки бывает неповторимо прекрасным в любое время года, при любой погоде. Несомненно, к реке Мойке и ее мостам можно отнести полное ностальгии стихотворение русского поэта-эмигранта Н.Я. Агнивцева о блистательном Санкт-Петербурге, опубликованное в Берлине в 1923 году:

Как бьется сердце! И в печали,На миг былое возвратив,Передо мной взлетают далиСанкт-Петербургских перспектив!И перерезавши кварталы,Всплывают вдруг из темнотыСанкт-Петербургские каналы,Санкт-Петербургские мосты.Пусть апельсинные аллеиЛучистым золотом горят,Мне петербургский дождь милее,Чем солнце тысячи Гранад…

Оглавление книги


Генерация: 0.288. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз