Книга: Германия без вранья

9.2. Нужны ли Германии мигранты?

9.2. Нужны ли Германии мигранты?

Представителей каких только экзотических народностей не встретишь в немецких городах, каких только языков не услышишь! Вожди африканских племен в ритуальных одеждах, исламские фундаменталисты в тюрбанах и с четками, буддисты с азиатской тайной во взоре – все и вся смешалось здесь, в стране, которая никогда прежде не была эмигрантской. Это вавилонское смешение народов пугает обывателей. «Alle betreten unser Land!» – что-то вроде нашего «понаехали!», ?berfremdung! (засилье иностранцев!) – часто можно там услышать.

Всего в ФРГ проживают 80,2 млн человек, из них более 7 млн иностранцев. Прибавьте к этому 1,5 млн получивших немецкое гражданство и 4,5 млн переселенцев немецкого происхождения. В Мюнхене и во Франкфурте-на-Майне иностранцы составляют уже около четверти населения, а в Штутгарте – около трети. Но в трамвае или в автобусе может показаться, что их еще больше. Потому что большинство немцев ездит в своих автомобилях.

Во Франкфурте на одной из улиц вблизи от вокзала порой почти не слышно немецкой речи. Там идут по порядку от угла – корейский ресторан, индийский магазин, испанское турбюро, аптека, где работают серб и итальянцы, китайский ресторан, английский паб. По другой стороне – магазин «Македония», американское авиаагентство, турецкий магазин сумок и чемоданов, греческий магазин овощей и вина и бистро с польскими девушками.

В Кёльне живут люди из 170 стран. Из 1 млн жителей Кёльна добрых 100 тысяч – турки. Жители уже привыкли к разнообразию культур и восточному колориту некоторых улиц. Анекдоты о турках там довольно безобидны. Например, такой.

Маленький Ахмед из Кёльна – лучший ученик в своей школе. Учитель когда-то даже сказал ему: «Ахмед, если бы ты был немцем, то все немецкие ученики могли бы брать с тебя пример. Ведь наш родной язык никто в классе не знает лучше тебя». И когда Ахмед однажды написал сочинение в классе лучше всех, учитель сказал: «Для меня с сегодняшнего дня ты – немец. И для меня теперь тебя зовут не Ахмед, а Альфред». Маленький Ахмед пришел домой и сразу же похвастался этим отцу. А тот вдруг наградил его двумя оплеухами, по одной щеке и по другой. Ахмед сидит около дома и плачет. Другие турецкие дети спрашивают его, что случилось. «Черт возьми, – отвечает тот, – я еще только три часа немец, и у меня уже проблемы с турками!»

Германия превратилась в настоящий Ноев ковчег, и за годы жизни там мне и моей жене довелось познакомиться и побеседовать с турками, греками, африканцами – чернокожими и белыми, албанцами, сербами, хорватами, китайцами, иранцами, курдами, бразильцами, чехами, поляками, венграми, американцами, англичанами… Наш сосед по дому, немец, был женат на вьетнамке. Владелец маленького галантерейного магазинчика поблизости был афганцем. Компьютер дома мне чинил чернокожий африканец из Сьерра-Леоне.

Многие иностранцы проживают в ФРГ нелегально. Тысячи людей без виз или законно проникают в Германию в надежде получить статус беженца. Большинство из них получает отказ, и их выдворяют сразу или после пребывания в тюрьме. Некоторые в немецкой тюрьме чувствуют себя лучше, чем на родине, где их преследуют из-за религии, национальности или по политическим мотивам. Алжирец Хассаб просидел в тюрьме 3 месяца и говорит: «Пусть полиция хоть расстреляет меня, все равно не войду в самолет, дома – смерть».

Большинство иностранцев живет в ФРГ на законном основании. В начале 60-х годов в Западную Германию пригласили иностранных рабочих (гастарбайтеров). Вначале приезжали жители Южной Европы, а потом турки. Правительство думало, что через несколько лет они уедут. Но турки в большинстве своем остались на всю жизнь, да еще и пригласили в Германию множество родственников. Сейчас их там 2, 5 миллиона – больше, чем любых других иностранцев. Есть и немало выходцев из Италии, России и других республик бывшего СССР, Польши и бывшей Югославии.

В недавно принятом законе впервые провозглашается, что Германия нуждается в притоке мигрантов. Ни одна другая страна не принимает столько людей, которые спасаются от преследования по политическим мотивам у себя на родине и гражданских войн. Вместе с тем иммиграция строго регулируется и ограничивается.

Германии нужны иностранцы. Разумеется, работающие и молодые, особенно специалисты в области информационных технологий. И правительство их пригласило. Больше всего рассчитывали на выходцев из Индии. В связи с высокой безработицей многие немцы были против их приглашения. Состоялись выступления с плакатами «Kinder statt Inder!» («Дети вместо индийцев!»). Но детей от демонстраций не прибавилось. А индийские компьютерщики приехали, хотя лишь около 4 тысяч – намного меньше, чем планировалось. Этим приглашением воспользовались и больше 1000 специалистов из России.

Без иммиграции Германии угрожает развал социальной и пенсионной системы, падение экономики, еще большая безработица и конфликт поколений. В цехах автомобильных заводов в Штуттгарте на конвейере вы встретите турок, сербов, хорватов, поляков, итальянцев, но только не немцев – они давно уже там не работают.

Городские власти Дюссельдорфа поручили специалистам провести расчет, что было бы, если бы в один прекрасный день 75 % иностранцев вдруг покинули Германию. Оказалось, что для больших городов это было бы катастрофой. Из-за нехватки рабочих рук возникли бы горы мусора, закрылись детские сады, школы, магазины, больницы, остановились бы стройки, многие фирмы обанкротились, а учителя, воспитатели и многие другие немцы потеряли бы работу.

Германия занимает третье место в мире по числу въезжающих на постоянное жительство и первое – по легальной рабочей миграции. Стране трудно «переварить», или, как говорят немцы, «интегрировать», такое количество иностранцев.

Что думают простые немцы – нужны ли Германии иммигранты? Об этом идут постоянные споры. «В ФРГ проживает в настоящее время множество иностранцев и переселенцев; видите ли вы в этом возможную причину социального конфликта?» – на такой вопрос ответили положительно больше половины немцев. Большинство считает, что лодка переполнена.

Увы, библейскому призыву «Плодитесь и размножайтесь!» в ФРГ следуют скорее иностранцы, чем коренные жители. Дети родителей-мигрантов составляют треть всех детей в возрасте до 5 лет. Более двух третей из них родились в Германии. Мне приходилось слышать жалобы немецких мам на то, что их дети в школе плохо усваивают немецкий язык, потому что в классе слишком много детей иностранцев. В школе Ганновера в классе из 40 учеников вы можете встретить – не удивляйтесь! – лишь 8 немцев. А одна из начальных школ Берлина – Plauen-Grundschule – установила рекорд. В ней немецкий язык – не родной для 338 из 393 учащихся (86 %). В одном классе все 19 учеников боснийского, турецкого и арабского происхождения. Последнего немецкого ребенка из класса родители недавно забрали.

Как отвечают на вопрос об отношении к иммиграции простые люди, отнюдь не правые радикалы? Дама средних лет говорит: «Появление такого большого количества иностранцев принесло в наше общество дополнительное напряжение». Это мнение отражает настроение значительной части населения. Приезжие, большей частью, живут за счет налогоплательщиков. У немцев это называется auf der Tascheliegen («лежать на кармане»).

«Живут ли иностранцы за наш счет?» – на этот вопрос западные и восточные немцы отвечают по-разному. Западные: 38 % – «да» и 55 % – «нет». А восточные – почти точно наоборот: 55 % – «да» и 37 % – «нет». Журналист опрашивает людей на улице, нужны ли немцам иностранцы. В большинстве случаев отвечают следующее.

– У нас их и так достаточно. И большинство из них не работает, а мы работаем, платим налоги и их содержим. Да они еще и привозят с собой всю свою родню.

– У нас у самих столько безработных. Зачем нам еще иностранцы, которые будут занимать рабочие места?

– Нам нужны специалисты, а не беженцы.

– Я считаю, что Германия должна оставаться Германией.

Встречаются и другие ответы, хотя реже.

– Конечно, пускай приезжают. Нам не хватает квалифицированных специалистов.

Кое-кто из немцев считает, что иммигранты отнимают рабочие места у местных жителей. Две трети немецкой молодежи полагают, что иностранцев в стране слишком много. Это вызвано скорее не ксенофобией, а неуверенностью в своем будущем, безработицей родителей или своей собственной.

По данным опросов, 75 % немецких граждан высказываются за резкое сокращение выплат иммигрантам и возвращение беженцев из воюющих стран по домам. Но при этом большинство заявляет, что их опыт общения с иностранцами – положительный. Даже если люди против наплыва иностранцев, это вовсе не означает, что они ведут себя по отношению к ним враждебно. В школах и вузах молодые люди ничего не имеют против тех иностранцев, которые сидят с ними рядом. К знакомым эмигрантам в своем окружении немцы часто дружелюбны и всячески помогают им.

Во многих учреждениях я видел такой популярный в Германии плакат:

«Твой Христос – еврей.

Твой автомобиль – японец.

Твоя пицца – итальянская.

Твоя демократия – греческая.

Твой кофе – бразильский.

Твой отпуск – турецкий.

Твои цифры – арабские.

Твой шрифт – латинский.

А ты думаешь, что только твой сосед – иностранец?»

Одна фирма, работающая в области лазерных технологий, в своем объявлении о поиске специалистов написала: «Мы не испытываем неприязни к выходцам из других стран». И директор ее утверждает – это объявление многим понравилось.

Я сталкивался в ФРГ с совершенно разными, противоположными примерами отношения к иностранцам. Одна знакомая немка рассказывала мне, что ее сын потерял работу и в течение длительного времени остается безработным. Ему предлагают работу, но только низкооплачиваемую – за 10 евро в час, что по немецким понятиям позорно мало. И эта мать безработного считает, что виноваты в этом, конечно, живущие в Германии иностранцы. Потому что они берутся за любую грязную и низкооплачиваемую работу, и из-за них снижаются цены на рынке рабочей силы.

Неприязнь к чужакам проявляется по-разному. Бывает даже, что иммигранта, спрашивающего дорогу, прохожий-немец может заведомо послать в противоположном направлении. Иностранные туристы от этого не страдают – к ним немцы относятся доброжелательно.

Изредка мне приходилось видеть на столбах листовки «Иностранцы – вон!» (Ausl?nder – raus!). «Германия – для немцев!» – так пишут правые радикалы, неонацисты. Впрочем, у нас на родине, по данным последних опросов, лозунг «Россия – для русских!» поддерживает большинство населения.

Правительство Германии стремится сделать страну дружелюбной для иностранцев. Несколько лет назад в одном из городов я попал на праздник – неделю интернациональной культуры. На площади можно было попробовать кухню разных народов, купить национальные сувениры и услышать выступления музыкантов. У прилавков и на сцене были турки, корейцы, югославы, марокканцы, египтяне, китайцы, африканцы. Тогда еще жила надежда, что в Европе произойдет сплав культур, перемешивание всех наций в одном котле. Однако теперь федеральный канцлер ФРГ А. Меркель считает, что политика мультикультурализма провалилась.

Многих немцев беспокоит наплыв иностранцев из-за различия культур, привычек, образа жизни и мышления. Ужас отражается порой в глазах немецкой старушки – в трамвае вокруг нее громко говорят на турецком, албанском, сербском и прочих языках. Куда она попала? В своей ли еще стране? Когда она делает замечание турецким детям, шумящим рядом с ее домом, они отвечают ей: «Заткни пасть, фашистка!» Как-то на борту одного автобуса я увидел наклейку с надписью: «Говорите, пожалуйста, на немецком языке!» Это была чья-то жалобная просьба, крик души.

Чтобы не разрушить культурные традиции своего народа, Германия нуждается в интеграции иммигрантов, а она требует расходов, и немалых. Приезжим помогают, обеспечивают едой и кровом, обучают их на курсах немецкому языку. Несмотря на это, в ФРГ, где самая большая мусульманская община в Европе (около 4 млн!), возникли серьезные проблемы. Например, немало турок родились в Германии, свободно говорят по-немецки, добились здесь успеха и признания. Турки работают на немецких заводах, собирают автомобили с немецкой точностью. Но есть среди них и такие, как мультимиллионер Айнур Халим, владелец ресторанов и гостиниц в Гамбурге. Он живет в Германии уже 37 лет, а немецким языком почти не владеет и об этом не жалеет. Благодарен ли он немцам за возможность жить в этой стране? «Это Германия должна быть нам благодарна», – отвечает он. Многие из прибывших в ФРГ общаются только со своими соплеменниками.

Немец, который всю жизнь работает, живет порой скромнее иного турецкого мигранта, не работающего и при этом получающего помощь от государства. Есть мигранты, которые втягиваются в криминальный мир. В Берлине на улице турок Айхан Сюрюкю убил свою сестру Хатун, и это не единичный случай. Он совершил «убийство чести» во имя своей семьи: сестра нарушала патриархальные моральные нормы. Приезжие селятся вместе. Например, в Берлине в Кройцберге есть кварталы, где можно прожить всю жизнь и не услышать немецкую речь – всюду по-турецки говорят, турецкие вывески и базары, турецкие покупатели и продавцы в магазинах. Тут сплошная безработица, процветает торговля наркотиками, на улицах грязь, а иногда и свалки – тот, кто переезжает, бросает старую мебель на улице. Гуляя здесь, не веришь своими глазам – неужели я в Германии, в центре Европы?! «Поймите нас правильно, неправда, что мы не любим иностранцев, – не раз говорили мне немецкие друзья. – Мы только против тех, которые не хотят соблюдать наши законы и не уважают наши обычаи».

Невероятный скандал вызвал в обществе Тило Саррацин своей книгой «Германия. Самоликвидация». Этот возмутитель спокойствия заявил, что, благодаря хорошо развитой социальной системе, Германия притягивает неквалифицированных людей из Северной Африки, с Ближнего Востока и из Пакистана, которые не могут и не планируют работать. Многие арабские и турецкие мигранты не готовы и не хотят интегрироваться в немецкое общество, они живут своими кланами по своим правилам: «Я не обязан терпеть того, кто для интеграции ничего не делает… кто живёт на средства государства, но отрицает его». Автор книги бьет тревогу: в семьях мигрантов, живущих на пособие, рожается много детей, а в немецких семьях мало. Талантливой молодежи не хватает, и уровень науки и культуры в стране, по его мнению, падает. «Я бы ограничил возможность таких иммигрантов завести третьего ребенка за счет государства».

Саррацин был членом совета директоров Немецкого федерального банка и членом Социал-демократической партии. Из-за своего выступления ему пришлось уйти со своего поста и из партии. Потому что Германия боится упреков – во всем мире скажут: ага, это расизм, а там и снова нацизм? Но 70 % немцев с его высказываниями согласны. Книгу Саррацина расхватывают, как пирожки, купили уже больше 1 млн экземпляров – тираж небывалый! Выступает ли он против мигрантов из России? Напротив, по его мнению, «выходцы из республик бывшего СССР не дают повода для беспокойства – их дети хорошо учатся, и безработица молодежи в этой группе ниже среднего уровня». «Ваши евреи отличаются высоким интеллектом, ваши русские немцы трудолюбивы и толерантны», – отмечает он в беседе с российским журналистом.

Немцев нельзя рисовать одной краской, все они разные. Точно сказал один из наших российских эмигрантов: «Интеллигентные немцы очень приятные. А неинтеллигентные – ну, как, наверно, в России или в Китае – абсолютное хамство, дурной тон… Тут уж действительно антисемитизм и ненависть к иностранцам, все, весь набор!» Везде одно и то же – чем выше уровень образования и культуры, тем меньше ксенофобии.

А является ли противником миграции Тило Саррацин? Нет, он требует лишь ограничить прибытие мигрантов, возможно, даже проверять их способности и приглашать далеко не всех. За последний год в ФРГ приехавших было на 300 тысяч человек больше, чем уехавших. Среди прибывающих больше всего выходцев из других стран Европы, особенно из Польши, Румынии, Болгарии и Венгрии. В Германии учатся сотни тысяч иностранных студентов – в этом отношении она уступает только США и Великобритании.

Без ежегодного притока мигрантов страна не может сохранить численность населения на нынешнем уровне. Но для правительства желанными гостями являются только те, кто могут принести стране пользу. Опыт Германии в этом отношении представляет интерес и для России: нам приходится сталкиваться с похожими проблемами.

Оглавление книги


Генерация: 0.275. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз