Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Ваганьково Известность – от кладбища

Ваганьково

Известность – от кладбища

Вас никогда не смущало, что переулок сзади Дома Пашкова называется Староваганьковским, тогда как Нововаганьковский протянулся по Пресне? Объясняют это простым переселением жителей Ваганькова (Старого, того, что напротив Боровицкой башни Кремля) в район Трех Гор, а название перетащилось вслед за жителями слободы, естественно с добавкой эпитета «новый». Переселение началось во времена Михаила Федоровича (1631 год), а закончилось при его внуке Петре Алексеевиче (1695 год). Основу Ваганькова (Старого прежде всего) составляли служилые Государева Псарева двора, а ваганами их прозвали по наименованию деревянных мисок, из которых обитатели сего двора (надо думать, не только собаки, иначе и прозвища бы не было) питались. Не стоит скрывать, что есть версия, будто из тех же самых ваганов питались дальнепришлые чумаки, селившиеся почему-то в этом же месте, но – уверены – для столь экзотической публики у метких на язык москвичей нашлось бы слово поособенней. Как и для скоморохов, которые вроде тоже там кучковались и ваганили, то есть этак музыкально шумели и шалили на потеху москвичам.

Впрочем, оставим в покое название и посмотрим по сторонам Ваганькова (Нового, конечно, от Старого один переулок и остался, правда очень интересный – такой по-московски типично перемешанный; только когда осматривать будете, под машину не попадите – больно узок и заставлен). Что же мы увидим? Разве что бывший Детский дом культуры имени Павлика Морозова, ныне вновь церковь Николая Чудотворца, что на Новом Ваганькове. Ваганьковского кладбища, например, вы не увидите, оно аж за Пресненской заставой. А ведь скажи слово «Ваганьково», и все именно про кладбище вспомнят. Ну, а раз все вспоминают, значит, нам рассказывать.

Основано оно в 1771 году во время эпидемии чумы (вот почему за заставой). Еще до 1917 года стало одним из обширнейших московских погостов. Кладбищенская церковь Воскресения Словущего – послепожарное творение Афанасия Григорьева, известного восстановителя Москвы после наполеоновского вандализма – не прекращала своей службы все советские годы. Третий по значимости московский пантеон (после Кремлевской стены и Новодевичьего) и до революции принимал под свою сень знаменитостей (Владимир Даль, Василий Суриков, Василий Тропинин и многие другие).

Сейчас на Ваганьковском – экскурсанты. Идут поклониться памяти Есенина или Высоцкого и просто поглазеть (хоть тут приобщиться к великому). Только не следует забывать и «простых» москвичей, начиная с жертв чумного мора. И, может, дать им всем наконец покой? Впрочем, «соседство» великих (или состоятельных, из «новых») ваганьковским вечным поселенцам, пожалуй, помогает. А то вдруг последовало бы Ваганьковское вослед Дорогомиловскому, Семеновскому или Лазаревскому (первому в Москве общественному кладбищу, действовавшему с 1750 года, тогда как другие, подобно Ваганьковскому, сложились в чумном 1771-м), скрытым теперь под газонами парков или асфальтом дворов. Вот такая история про кладбище, перетянувшее на себя имя насельников Псарева двора (или чумацкого стана, или скоморошьей тусовки, какая разница).

Оглавление книги


Генерация: 0.080. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз