Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Щусев Архимэтр

Щусев

Архимэтр

Вне всякого сомнения: из жителей нашей необъятной Родины с творчеством архитектора Щусева лучше всех знакомо население юго-восточных губерний. Не все, однако, а только те, кто по долгу службы или для иных каких надобностей часто прибывает в столицу по железной дороге. Творения Алексея Викторовича им просто не обойти, не объехать – это Казанский вокзал. С чемоданами, конечно, архитектурой любоваться не с руки, а это досадно, потому как посмотреть там есть на что (читайте главку «Вокзалы»), но не беда: спустится ли командированный в метро «Комсомольская-кольцевая» – это опять щусевского ума и таланта дело, доедет ли наш путешественник до станции «Охотный Ряд» и выйдет к Красной площади – и тут ему не миновать плода щусевского вдохновения под названием мавзолей.

Вообще-то в том, что начинают приезжие с Казанского вокзала, есть своя историческая справедливость. Собственно говоря, если бы не победа в конкурсе «Московские ворота на восток», может, Алексей Викторович и в Белокаменную-то перебираться бы не заспешил. Киев, Питер… Венеция, в конце концов, где по проекту Щусева был построен павильон на художественной выставке, – мало ли мест, где может приложить руки даровитый архитектор? Но башня Сююмбике побила всех конкурентов, и заказ на строительство вокзала получен. В Москву, в Москву…

Знал бы Щусев, во что ввязывается! Стройка затянулась на целых 27 лет. В 1913 году неспешно начали, а там – Первая мировая, царя скинули, Гражданская, разруха, нэп… Между делом к не законченному еще вокзалу Щусев пристроил первый московский рабочий клуб имени Октябрьской революции – теперь это Дом культуры железнодорожников, – а корреспонденты главной железнодорожной газеты «Гудок» Ильф и Петров успели вставить его в роман «Двенадцать стульев», как будто бы воздвигнутый на бриллианты мадам Петуховой. К 1926 году вокзал завершили вчерне, к 1940-му – окончательно. В середине восьмидесятых его расширили в сторону Новорязанской улицы – точно по заветам, нет, не Ильича, а Викторовича Щусева.

Книжки о Щусеве, изданные в советское время, больше упирают на творения, созданные зодчим после 1917 года. И тщательно обходят тот факт, что, Алексей Викторович выстроил без числа храмов и часовен, и если бы не революция, его могли бы причислить к лику святых – так во всяком случае шутил сам Щусев. Церковь и собор в Марфо-Мариинской обители на Ордынке из этого сонма.

Всех щусевских работ нам не перечислить, но еще об одной умолчать невозможно – ведь именно эту считают вершиной его творчества все книжки, заверенные Главлитом. Это тоже, по сути, храм, но выстроенный для безбожников, и называется он – мавзолей. Теперь уже пишут, что автором мавзолея был не сам Щусев, а кто-то из его подчиненных. То ли польский архитектор, которого после сгноили на Соловках, то ли архитектор Исидор Француз, которого подвело его еврейское происхождение. Кто знает: Щусев действительно тогда работал не один, а с группой товарищей, и проблема соавторства в любом творчестве – острая и часто неразрешимая. Авторство мавзолея, кстати, очень помогло, но не самому Щусеву, а людям, за которых он вступался. В числе тех, за кого хлопотал Алексей Викторович, козыряя мавзолеем, персонаж этой книги Петр Дмитриевич Барановский. Но даже если вынести мавзолей за скобки, вклад в зодчество у академика Щусева выходит весомый. Не зря его имя носит Музей архитектуры, им же, впрочем, и созданный.

Оглавление книги


Генерация: 0.066. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз