Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Житная улица «Все слабее запах… молока и хлеба»

Житная улица

«Все слабее запах… молока и хлеба»

Если вас послали по адресу Житная улица дом 1, можете не смотреть на календарь – и так ясно, что первое апреля. И дома 3, и дома 5, равно как и других нечетных номеров, на этой улице просто не существует. В этом смысле часть Садового кольца между Серпуховской и Калужской площадями похожа на Васильевский остров в Санкт-Петербурге – разные стороны одной (после всех сносов) улицы носят разные имена. Нечетные дома стоят на улице с непривычным жителю мегаполиса названием Коровий Вал. Да и от названия Житная пахнет уж никак не бензином нынешнего (как минимум восьмирядного) Садового кольца. А пахнет, наоборот, историей.

В 1701 году на этом месте не было никакого Садового кольца, а был Земляной вал – таможенная граница города. Вот сюда и перенесли в упомянутом году после сильного пожара в Кремле Житный двор – то есть амбары с запасами ржи. На освободившемся в Кремле месте Петр I распорядился построить Цейхгауз, позже названный Арсеналом. В нем должен был храниться двойной, против необходимого, запас оружия и амуниции. Пушки вместо хлеба обосновались в Кремле, а Житный двор выехал к Серпуховским воротам. Когда Земляной вал срыли, никому уж и в голову не могло прийти другое название для этого участка – Житная, и никак иначе.

Но в нашем повествовании Земляной вал пока стоит, и по соседству с Житным двором, но по ту сторону вала, шумит-торгует Животинный, или, по-другому, Скотопригонный двор, возникший в конце XVIII века. Потом вал снесли, а коровы остались – теперь уже в виде названий. Улицу, что шла почти параллельно Житной, назвали Коровьим Валом, и соседние переулки стали Коровьими. Сразу после революции ни жито, ни коровы не оскорбили слуха новых хозяев жизни. С житом вообще все обошлось, улица как родилась с именем Житная, так и живет до сих пор. А безвинных коровок в 1952 году, как корова языком слизала – улицу и переулки назвали Добрынинскими по соседней площади, которая с 1918 года перестала быть Серпуховской. Идеологически подкованные читатели уже правильно поняли: былинный богатырь Добрыня Никитич тут совершенно ни при чем, вся эта география носит имя красногвардейца Петра Добрынина, погибшего в бою с юнкерами. В перестройку площади и улице имена вернули, а переулки так остались Добрынинскими. Видно, решили, что Коровьи переулки пристали многомиллионному городу как корове седло.

Оглавление книги


Генерация: 0.073. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз