Книга: Мальта и мальтийцы. О чем молчат путеводители

НАКАНУНЕ

НАКАНУНЕ

После интересных рассказов профессора Гуидо Ланфранко о традиционной мальтийской свадьбе мне захотелось узнать, жива ли эта традиция сейчас, сохранились ли какие-нибудь обряды из прошлого, сильно ли повлияли на церемонию современные реалии.

Прежде всего, я решила получить приглашение на какую-нибудь мальтийскую свадьбу. Согласитесь, это совсем непросто – быть приглашенной на семейное торжество в чужой стране, где у тебя почти нет знакомых, а среди тех, кто есть, никто в ближайшее время жениться не собирается. Я долго обдумывала, как это осуществить, однако, к моей радости, проблемой это вовсе не оказалось. Леона, моя студентка, сообщила, что ее пригласили на свадьбу в Валетту к дальней родственнице. Я, если хочу, могу пойти вместе с ней.

– Но ведь меня никто там не знает, – удивилась я.

– Ну и что? Многие гости увидят друг друга в первый раз. А некоторые даже и жениха с невестой никогда не встречали.

Вторым моим шагом был поиск в Интернете информации о мальтийской свадьбе. И тут меня тоже ждал приятный сюрприз: интересный рассказ москвички Светланы Агафонычевой о ее свадьбе с мальтийцем. Острый, ироничный, он был полон мелких деталей, о которых я не могла бы узнать от мальтийской невесты: то, что той было бы привычно, русской девушке бросалось в глаза, а иногда даже казалось экзотикой.

Мне понравился авторский стиль: легкий и веселый, с большой долей самоиронии. Через некоторое время я познакомилась и с самой Светланой. Теперь у нее уже другая, мальтийская фамилия. Хотя я на ее месте не стала бы менять Агафонычеву, уникальную на острове, на Велла, которую здесь носит чуть не каждый третий. Она оказалась именно такой, какой я представляла ее по статье в Интернете: искренней, прямодушной, но при этом скромной и деликатной. Особенное обаяние придавало ей чувство юмора. Рассказ Светланы и мои собственные наблюдения на свадьбе и помогли мне составить представление об этом торжестве на Мальте сегодня.

Начну со Светы. «Случайное знакомство за кружкой пива в баре через семь лет завершилось свадьбой… Я и мой будущий муж принадлежим к категории людей “нетрадиционной свадебной ориентации”». Так начинается рассказ. Дальше автор поясняет, что, в отличие от других мальтийцев, «нам не хотелось делать лишних движений, когда это касается выведения нас из привычного душевного покоя, а наших денег – из наших карманов». Однако, как становится понятно из дальнейшего текста, слова «мы» и «нас» тут не совсем точны: «Выяснилось, что наши с мужем преставления о предстоящем торжестве весьма широко расходятся».

Светлана считала, что свадьба это всего лишь вечернее платье, пара машин для жениха и невесты, родителей и свидетелей. А также регистрация в загсе, парадный ужин в хорошем ресторане с родителями и близкими друзьями. Но… вспомним, что жених у Светы – мальтиец. И потому, при всех намерениях быть выше принятых традиций, ему представлялось все-таки необходимым исполнить большинство ритуалов. Впрочем, против некоторых Светлана не возражала. Постаралась только максимально сократить расходы. Кольца заказала в Москве. Там же купила подвенечное платье. Его, кстати, пришлось сразу же спрятать от глаз жениха. Этот традиционный предрассудок сохраняется до сих пор.

Дальше выяснилось, что дресс-код имеет место быть не только для героев торжества, но и для их родных. Например, отец невесты и отец жениха, а также главный свидетель (best men) должны быть облачены в одинаковые парадные костюмы, подпоясанные кушаками. Пришлось взять четыре костюма напрокат, заплатив еще и за их подгонку.

Непривычным для Светы оказался обычай приглашать гостей. «Свадебные приглашения на Мальте – предмет трогательных забот тех, кто работает в свадебном бизнесе. Голубки, цветочки, колокольчики, прочая сентиментальщина украшают открытки. Их печатают в типографии. В одной нам сказали, что надо было заказывать раньше, в другой – что нам их надо слишком мало, в третьей заломили огромную цену».

И тогда Света пошла на нарушение правил: вместо типографии отправилась в магазин канцелярских товаров, купила дорогой картон, ручку с золотыми чернилами и клей. Вместе с мужем они написали текст на двух языках – русском и мальтийском. Распечатали на принтере и положили в конверты. Тоже золотого цвета. Часть отослали по почте друзьям, а часть оставили дома, чтобы развезти родственникам. Почтой посылать родным – значит сильно их обидеть. Родственников принято объезжать и вручать им приглашения лично. В этот ритуал обычно входят беседа на ничего не значащие темы часа на четыре и чай-кофе с печеньем.

Свету поджидала еще одна неожиданность. Оказывается, в конверт вместе с приглашением вкладывается листок бумаги с таким текстом: «Мы будем рады любому вашему подарку. Однако, если вы подарите деньги, мы обрадуемся еще больше». Ритуал этот интеллигентную Свету поверг в большое замешательство. Однако от неловкости ее спасла будущая свекровь (замечу, что это действительно милейшая и добрейшая женщина). Она обзвонила всех родственников и предупредила о скором визите молодой пары. Она также сообщила радостную новость: свадьба будет немноголюдная, еды хватит на всех. А за удовольствие надо платить. И поэтому не дарите молодым какой-нибудь чепухи, вроде поддельных китайских ваз, а дарите деньги. Так удалось избежать традиционного вкладыша с откровенно вымогательским текстом.

Отдельный разговор о мальтийской традиции предсвадебной фотосессии. Фотограф обычно делает серию так называемых предсвадебных кадров. Жених и невеста в повседневной одежде разыгрывают перед камерой постановочные жанровые сценки из жизни романтично настроенных влюбленных. Декорациями служат старинные дома, улицы, пляжи, сады. По указанию фотографа жених делает вид, что завязывает галстук, поправляет цветок в петлице, пьет шампанское с родителями. А невесте приходится снова и снова позировать для портрета – стоя, сидя за туалетным столиком, лежа на кровати, вдевая в уши сережки. И потом к этому подключают маму невесты, которая якобы помогает невесте надевать фату и прикалывать цветы к корсажу.

Пикантность ситуации состояла в том, что своего дома на Мальте у Светланы не было, а обойти традицию было невозможно. Поэтому фоном для фотосессии стал дом родителей жениха. Светлану отправили в спальню будущей свекрови, а жениха – в парадную гостиную. «Фотограф мучил меня, мою маму, а также туалетный столик, кровать, шторы. И все равно умудрился снять подушечку с кольцами вверх ногами».

С большим юмором описывает Света и другие предсвадебные ритуалы. Например, подарки гостям от хозяев. На Мальте принято дарить сувениры гостям, приглашенным на свадебное торжество: свечки, вазочки, колокольчики, фарфоровые фигурки. В магазине свадебных принадлежностей отдельная витрина отведена именно этому непременному атрибуту на мальтийской свадьбе.

Светлана объясняет это так: «Любое событие, каким бы пустяковым оно ни было, должно оставить о себе память – не только в сердце и голове, но и на полке в зеркальном шкафу гостиной. С каждой свадьбы мальтийцы тащат в дом грошовые побрякушки, которые занимают место в ряду таких же пылесборников, пока при очередной весенней уборке хозяйка нечаянно не стряхнет тряпкой некоторые из них».

Света решила эту проблему прагматично и дешево: связала из ниток небольшие мешочки и набила их ароматными травами. Такие саше гости могли повесить в шкаф с одеждой и тем самым использовать их с пользой для себя.

Что же касается подарков от гостей молодым, то в Светином случае эта процедура проходила так: «За несколько дней до назначенных торжеств родители жениха и невесты распахнули двери дома для гостей; те принесли подарки. К концу недели на обеденном столе в парадной гостиной лежал кусок стекла, под которым зеленели и синели выложенные узором банкноты, а также одиноко громоздилась настольная лампа с дурацкими висюльками: подарок жениху от коллег по работе».

На этом статья в Интернете заканчивалась. Однако Светлана рассказала мне кое-что еще. Например, что режим экономии в их небогатой семье она продолжала наводить железной рукой. Причиной их с мужем раздора чуть не стало жилье.

Прошли те времена, когда уважающие себя родители девушки непременно дарили молодым новый дом. Сегодня во многих семьях муж и жена сами могут заработать себе на новое жилье. Так вот жених Светы категорически стоял на том, что их жильем должен стать собственный дом. Света же полагала, что им вполне хватит квартиры.

– Разница в площади была небольшой, но по цене весьма внушительной, – вспоминает Света. – Однако муж считал, что дом не просто удобнее квартиры, но еще и престижнее – не стыдно будет перед соседями. Я подозреваю, что не последнюю роль тут сыграл пример Оливии, сестры жениха. Она вышла замуж раньше и жила с мужем в огромном двухэтажном собственном доме. В этом особняке я побывала. Он произвел на меня впечатление небольшого дворца. Высокие потолки, огромные комнаты. Очень дорогая мебель. Что здесь делать двоим, непонятно. Они и дома-то редко бывают: чтобы выплачивать долги за эту помпезную недвижимость, приходится много и тяжело работать.

– Что же их побуждает к таким расходам?

– Соревновательность, – говорит Света, повторяя то, что я уже слышала от видных мальтийских социологов и антропологов. – По этой же причине тратятся огромные деньги на торжество. Иногда копят для этого всю жизнь, а потом все деньги вбухивают в свадьбу. Нерационально, конечно. Зато перед соседями не стыдно: у нас, мол, праздновали еще пышнее, чем у вас.

У самой Светы все было целесообразно, скромно, но достойно. Гостей пригласили всего тридцать человек. О деньгах, сэкономленных на ритуалах, я уже написала. От дома все-таки отказались – купили квартиру.

Оглавление книги


Генерация: 0.080. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз