Книга: Мальта и мальтийцы. О чем молчат путеводители

КАК ЭТО БЫЛО

КАК ЭТО БЫЛО

Не думайте, что я все это видела своими глазами. Сейчас такое увидишь разве только в самых далеких деревнях. О свадебных обычаях мне рассказывает Гуидо Ланфранко, да так увлекательно, что я легко воспроизвожу эти картинки в своем воображении.

– Подготовка к будущей свадьбе у родителей дочери начиналась задолго до самого события, – говорит антрополог. – С самых ранних лет девочку готовили к тому, что она должна быть хорошей женой, то есть умелой хозяйкой и заботливой матерью. Никаких иных ролей ей, естественно, не отводилось. Все ее помыслы были о том, каков он, ее будущий жених, и когда наконец он появится.

Чтобы это событие было сугубо позитивным и произошло как можно скорее, принимались весьма энергичные меры. Например, девочки шли к статуе своего святого и просили у него с большой надеждой: «Святой Иосиф (Николай, Елена и т. д.)! Пошли мне жениха, и чтоб был богат да пригож». А чтобы не испугать судьбу, то есть не нарушить волю Божью, соблюдались определенные предосторожности: девушка ни в коем случае не должна есть на улице – верная примета, что жениха не будет. Вернувшись с религиозного праздника фесты, она приносила с собой цветы и прятала их под подушкой: жених привидится во сне.

Заговорить с незнакомым мужчиной, а тем более познакомиться с ним девушка, конечно, не могла. Как же холостому парню понять, какая из них повзрослела настолько, что готова стать невестой? А вот это узнать было проще простого. Надо всего лишь взглянуть на окна близлежащих домов. Где с внешней стороны на каменной подставке стоит горшочек с базиликом, там и живет невеста. Правда, эта информация сама по себе мало что значила. Увидеть девушку можно было только на фесте или в храме, куда она приходила с матерью или другой пожилой родственницей. И разумеется, опять никакого общения.

– Но позвольте, – спрашиваю я Гуидо. – Как же они могли что-нибудь узнать друг о друге, когда им не позволялось разговаривать?

– А это за них делала хуггаба, посредница, или, по-вашему, сваха. Она собирала все важные сведения и докладывала родителям с обеих сторон.

– И какие сведения были важны?

– Главное – состоятельность семьи, затем – ее положение в обществе. Какое приданое могут дать за девушкой. Выстроят ли ей родители дом, как это положено.

– А как насчет чувств?

– О, это дело последнее. Надо сказать, что само слово «любовь» в устах женщины, даже взрослой, замужней, считалось не совсем приличным. Девушка выходила замуж не по любви, а по договоренности родителей.

– Ну а как узнать, подходят ли эти двое друг другу, как сейчас бы сказали, совместимы ли их характеры? Или об этом никто не заботился?

– А на то, как известно, есть воля Божья. Богу виднее, кого с кем свести, чтобы они могли прожить всю жизнь вместе.

Я вспоминаю Александра Островского, великого нашего драматурга, и думаю, что между мальтийской брачной церемонией и классической русской очень много общего. Кроме одного различия: на Мальте эти обычаи продержались почти на век дольше.

– Что же, выходит, молодые люди до свадьбы так и не познакомятся друг с другом?

– Обязательно познакомятся. Это произойдет на предсвадебной фесте. Парень подарит девушке колечко верности: на нем буду выбиты две руки, соединенные в знак верности. Иногда еще перед фестой жених пошлет девушке печеную рыбу с кольцом в носу. Это так называемый намек симпатии.

– Ну, теперь-то они уже могут встретиться, поговорить, поцеловаться?

– Поцеловаться до свадьбы?! Такое даже в голову не должно приходить. Молодым людям запрещалось даже видеть друг друга до свадьбы. Потом, правда, запреты слегка ослабли, и видеться они могли, но только в присутствии матери или родственницы.

Дальше начиналась нудная и долгая матримониальная бюрократическая церемония. Составлялись списки приданого – от дома и денег до нижнего белья и башмаков. Списки заверялись нотариусом. Подавались они вместе с заявлением о разрешении на венчание в церкви.

Впрочем, все это было потом. Сперва же для невесты наступал блаженный период прекрасных грез о счастье, которое принесет ей замужество. Это, конечно, если девушка была из обеспеченной семьи. Для сироты период этот был временем больших забот. Откуда взять приданое? Где найти деньги на свадьбу?

– Обездоленным помогали люди богатые, – говорит Гуидо Ланфранко. – Сегодня мы назвали бы их спонсорами. Создавались целые организации, так называемые братства, где координировалась благотворительная работа только в одном направлении – помощь невестам из бедных семейств и сиротам.

Меня впечатляет гуманизм мальтийской традиции: не оставить без внимания слабых и неимущих, дать шанс построить семью тем, у кого мало средств. Кстати, любопытная подробность. В списке кандидаток на получение спонсорской помощи входили не только бесприданницы, но и те девушки, которые не успели вовремя выйти замуж. Иными словами, старые девы тоже не оставались без внимания: их непривлекательность компенсировалась приданым, пожертвованным филантропами.

Самой главной заботой невесты перед свадьбой было платье. У богатых оно было очень красивым: украшено вышивкой и серебром, отделано тонким кружевом.

– Девушка принимала участие в этом сложном процессе?

– Ни в коем случае! Это было бы ужасным знаком дурной судьбы. Бытовала даже такая пословица: «Девица себе платье кроила – несчастную жизнь получила».

– Значит, платье шила портниха?

– Да, специальная мастерица, причем незадолго до дня свадьбы. Последний стежок должен быть сделан непосредственно в день венчания. Примерять раньше тоже не полагалось – тогда жди какой-нибудь беды: например, жених передумает.

Нарядное платье невесты дополнялось фатой из кисеи, передний ее край закрывал лицо. Жених же был одет в строгий фрак, перчатки и шляпу с высокой тульей.

Но вот наконец долгожданный день наступал. Шествие – во главе трое впередсмотрящих, за ними невеста с женихом, за ними родные – направляется в церковь.

– Церемонию венчания я описывать не буду, – говорит Ланфранко. – Она мало чем отличается от сегодняшней. И очень похожа на ту, что происходит в ваших православных церквах. Само торжество начинается по выходе молодых из церкви. Молодоженов осыпают конфетами, орехами, конфетти. Потом процессия направляется в дом невесты.

– Но теперь-то, надеюсь, они уже могут побыть наедине друг с другом?

– О, нет, не торопитесь. В доме невесту и жениха разводят по отдельным комнатам, где каждый подкрепляется вином и угощением. Только после этого они садятся вместе за общий стол, жена отпивает глоток вина из бокала мужа. Близкие родственники становятся в тесный кружок, а молодожены – в середине, и они первый раз целуются. Невеста садится в углу зала, и каждый бросает ей на колени свой подарок.

Вот теперь наконец наступает торжество. Гости пируют за столом, уставленным самыми разнообразными горячими и холодными закусками, пирогами и сладостями. И конечно, вином. Всю свадьбу сопровождают песни и танцы с кастаньетами – дань испанскому прошлому Мальты. В конце торжества в комнату вносят огромный свадебный торт. Молодые его разрезают и обносят гостей: она – мужчин, он – женщин.

– Замужняя жизнь началась, – подвожу я итог и собираюсь захлопнуть блокнот.

– С чего это вы взяли? – ошарашивает меня Гуидо Ланфранко. – Разве я это сказал?

– Но ведь свадьба закончилась…

– Да, закончилась, но замужняя жизнь еще не началась.

– Интересно. И сколько же еще ждать?

– Восемь дней, не меньше. Но может быть, и больше.

Оказывается, сразу после свадебной церемонии молодых разлучают на неделю. Невеста остается в доме своих родителей, а жених – своих.

– А как же иначе? – объясняет антрополог. – Девушка должна хорошо знать свои обязанности жены. Да и к потере невинности должна быть готова. Чтобы никаких неожиданностей. У молодого человека свои «подготовительные экзамены». Им помогают овладеть супружескими знаниями старшие члены семьи.

После этого «испытательного срока» молодая жена отправляется в дом мужа, где ее встречают весьма торжественно.

Вот теперь замужняя жизнь действительно началась.

Оглавление книги


Генерация: 0.095. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз