Книга: Мальта и мальтийцы. О чем молчат путеводители

Пара вторая

Пара вторая

Статьи Элисон Беззины я часто встречаю в газете «Times of Malta». Они в основном посвящены женщинам.

– Вам известно, что среди всех стран Европы на Мальте меньше всего работающих женщин? – спрашивает она. – А знаете почему? Потому что женщина в сознании моих соотечественников – это, прежде всего, жена, мать, хозяйка.

– Но, Элисон, будьте справедливы, я встречала уже несколько работающих женщин.

– Вот именно «несколько». А большинство продолжает сидеть дома и замыкать круг своих интересов семьей. Я считаю, что во многом тут виноваты наши СМИ.

«Женщина в медиапространстве» – так называется большой проект под руководством ученых Мальтийского университета. Элисон принимает в нем деятельное участие. И в своих статьях не упускает возможности поделиться выводами.

– В чем же СМИ виноваты, Элисон?

– А вы посмотрите наши журналы, телепрограммы, нашу рекламу. В большинстве случаев освещается не трудовая, а домашняя жизнь женщин. Их вовлечение в общественно полезную деятельность совсем не поощряется.

Другая ее любимая тема – та, что социологи называют «glass seiling». В точности это выражение переводится как «стеклянный потолок». То есть потолок, до которого позволяется расти женской карьере. А то, что находится за этим пределом, женщина может наблюдать лишь сквозь стекло. Туда ей хода нет.

– Но о себе вы этого сказать не можете?

– Могу!

Элисон – специалист высокого класса. Я сужу об этом хотя бы по такой детали. Она говорит, что ей надоело работать в очень престижной компании «Мелита», она там специализируется по общественным связям. На это место обычно претендует много желающих. Компания отбирает сотрудников по итогам конкурса. А безработица на Мальте растет, и я спрашиваю, не боится ли Элисон остаться без работы.

– Совершенно не боюсь, – уверенно отвечает женщина. – Не было еще случая, чтобы я не прошла собеседование.

Она выдержала большой конкурс на студии телевидения. Потом так же легко поступила в филиал «Пепси-колы». Потом в ведущую телефонную компанию Vodafon.

Аналитически мыслящая, энергичная, с хорошо поставленной речью, Элисон – весьма ценный работник.

– Вы всегда на хорошем счету. Вас-то «glass selling» не касается?

– Касается! Во всех компаниях, где я работала, я считалась одним из лучших сотрудников. Я успешно делала карьеру, но… до определенного предела. Мне ни разу не предложили должность директора, например.

Элисон хорошо известна по газетным выступлениям, и к ней иногда обращаются женщины, к которым пристают начальники с интимными предложениями. И она пишет возмущенные статьи против sexual harassment (сексуальные домогательства).

Элисон человек резкий – как в публицистике, так и в жизни. Успела даже испортить отношения с местным церковным приходом. Написала в газете о том, что недавно в церковном приюте был выявлен случай сожительства священника с подростком. После ее статьи спонсоры прекратили помогать приходу. Кому же это понравится? И церковники ополчились против Элисон.

– Сейчас собираюсь писать статью о проблемах геев.

– У вас есть знакомые гомосексуалисты? – спрашиваю я, даже не предполагая, сколь неожиданным для меня будет ее ответ.

– У меня много знакомых геев. Я и сама лесбиянка.

Меня потрясает откровенность, с которой она признается в своей нетрадиционной ориентации. Ведь это не Америка с ее широким гей-движением, не Голландия, где гей-браки разрешены официально. На католической Мальте? Вот так запросто сказать об этом мне, совершенно незнакомому человеку…

– Вы часто признаетесь в своей нетрадиционной ориентации? – спрашиваю.

– Всегда! – с некоторым вызовом отвечает она. – Когда-то, конечно, было по-другому.

В школе у нее не было недостатка в друзьях – и мальчиках, и девочках. К ней, явному лидеру, тянулись и те и другие. Но вот девочки стали взрослеть. Они влюблялись, ходили с мальчиками на свидания. И Элисон вдруг почувствовала, что с ней что-то не так. Она очень хотела влюбиться. Но ни один из знакомых мальчиков – независимо от их интереса к ней – не вызывал у нее никаких чувств, кроме дружеских. Позже девушка иногда даже привирала подругам о якобы существующих романах. А потом, когда поняла, что привлекают ее вовсе не мужчины, а женщины, стала скрывать свои гомосексуальные наклонности.

– Но однажды мне все это надоело. Почему я должна врать, или скрывать, или прятать своих возлюбленных? И я решила говорить только правду.

– Как к этому отнеслись окружающие?

– Были в шоке. Но постепенно привыкли. Не перестали меня уважать. Я поняла, что главное для человека – быть сильной и независимой личностью. Ты должна научиться уважать себя сама. Тогда к тебе соответственно будут относиться и другие.

– А у вас постоянная партнерша?

– Да, у меня одна герлфренд. Это очень близкий мне человек, у нас с ней полная гармония, никогда не возникает даже намека на ссору.

– И вы, разумеется, не думаете о детях?

– Почему же, думаем.

– А как же?..

– Ну, для этого есть несколько способов, и один, самый простой, – переспать с мужчиной. К сожалению, для меня это совершенно неприемлемо: я уже вам сказала, что мужчина у меня не вызывает никакого сексуального влечения. Так же как и у моей подруги. Можно усыновить ребенка, но я не уверена, что нам это разрешат. Скорее всего, мы прибегнем к ЭКО. А пока, поверьте, мы очень гармоничная пара.

Оглавление книги


Генерация: 0.097. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз