Книга: Мальта и мальтийцы. О чем молчат путеводители

СМЕШАННЫЙ БРАК

СМЕШАННЫЙ БРАК

Ольга сидела в своей бухгалтерии в Петербурге и с тоской глядела в пыльное окно. Все уже разошлись, а у нее на столе лежала гора финансовых отчетов и, несмотря на все ее усердие, почти не уменьшалась.

Скрипнула дверь, на пороге стояла главный бухгалтер, начальница:

– Ты чего такая тоскливая, случилось что?

– Случилось, – мрачно отозвалась Ольга. – Не могу больше работать – мозги вообще не шевелятся.

– А отпуск у тебя давно был?

– Давно. И в ближайшее время не предвидится.

– Да, сейчас время горячее, не до отдыха, – согласилась начальница. Задумалась. Еще раз взглянула на поникшую Олю, потом вдруг махнула рукой: – Ладно, надолго тебя не отпущу, а на неделю, так уж и быть, поезжай.

Оля сначала обрадовалась, кинулась звонить в турагентства. А потом расстроилась: путевок, которые бы начинались с завтрашнего дня, не было. Провести целую неделю в пыльном городе, какой же это отдых? Ни на что не надеясь, она продолжала набирать номера туристических фирм – и вдруг: «Да, у нас только что заболела клиентка, отказалась от путевки на Мальту».

В суматохе стремительных сборов Оля даже не поинтересовалась, в какой именно город на знаменитом острове ей предложили поехать. Поняла только, что это не Слима, не Сан-Джулиан и вообще ни один из известных курортов.

В гостинице почувствовала, что отдых предстоит так себе: городок маленький, ничем не примечательный, гостиница плохонькая, никаких развлечений. Разве только дискотека. Туда от нечего делать Оля вечером и побрела.

Народу было много. Она отметила, что наряды девушек старомодны, мужчины тоже как-то уж очень провинциальны. Она даже и танцевать с ними не захотела, отказывалась. И вдруг она заметила этого парня. Не по-мальтийски высокий, лицо интеллигентное, чуть насмешливое. Он подошел к ней, представился:

– Оскар, программист. Я в этом городе в первый раз, в командировке. А вы?

Так они и познакомились.

– Я в судьбу никогда не верила. Но согласитесь, чтобы вот такое совпадение: я сюда попала случайно, и он тоже случайно. Значит, все-таки нам было суждено встретиться?

После недолгих танцев они вышли на воздух и прогуляли всю ночь. Я хотела сказать «проговорили», но это было бы преувеличением. Олин английский в пределах средней школы был, мягко говоря, несовершенен. А если точнее – весьма слаб. Оскар русского, естественно, не знал вовсе.

– Как же вы общались? – спрашиваю Оскара.

– Немножко на плохом английском. Немножко жестами и улыбками. И много – глазами.

– Как это?

– Понимаете, я сразу обратил внимание на лицо этой девушки. Оно было очень выразительным. А глаза – просто говорящие. Наши мальтийки более замкнуты, скупы на мимику. Выражение лица Оли часто менялось. Она живо откликалась на каждое мое слово. Мне показалось, что она меня хорошо понимает. И теперь, когда Оля научилась бегло говорить по-английски, да к тому же и по-мальтийски, я уверен: мое первое впечатление было правильным. Оля мне друг, умный и верный друг. Она интересуется моей работой, я делюсь с ней своими планами и проблемами, когда они возникают. Она часто подсказывает мне, как найти правильное решение, как построить отношения с партнерами. Она лучше меня выражает мысли словами. То, о чем я рассуждаю расплывчато, она формулирует коротко и понятно. Это для меня очень большое подспорье. Мы вообще много говорим о моих рабочих делах. Это вызывает большое удивление у моих друзей. Они привыкли, что с женой можно болтать о детях, о быте, о покупках, об отдыхе. А работа – это дело мужа.

Оскар впервые узнал, что женщина может быть не только любовницей, хозяйкой, матерью детей, но и хорошим товарищем. Ощущение это было для него настолько ново, что он отважился на серьезный, пожалуй, даже шокирующий шаг. Порвал отношения с невестой.

Да, у него была невеста, девушка, знакомая с детства. Они встречались несколько лет. Она очень нравилась его маме и уже была принята в доме как родной человек. Все готовились к свадьбе, которую долго ждали. Были приглашены гости, приготовлены подарки. Я, как мать, хорошо представляю себе состояние женщины, которой сын вдруг заявляет:

– Извини, мама, но этой свадьбы не будет. Я полюбил другую.

Возможно, моему российскому читателю событие это покажется если не рядовым, то уж не чересчур драматичным. Но для мальтийцев – родни, соседей, знакомых – это был скандал. Позор. Нарушение всяких этических норм. Так приличный молодой человек не поступает.

– И вы геройски выдержали натиск этого общественного порицания?

– Выдержал. Но ничего героического здесь нет. Выбора-то не было. Что же мне было делать, когда я узнал, что между мужчиной и женщиной бывают такие глубокие отношения, о которых я раньше и не слышал? Так просто от них отказаться?

К чести Оскара, надо сказать, что он не сразу решился на разрыв с невестой. Он долго колебался, жалел свою бывшую подругу, корил себя за неверность. Последнее слово, однако, сказала мать: «Если ты чувствуешь, что с этой русской можешь быть счастлив, принимай решение».

Я думаю, что и сейчас мама Оскара не испытывает слишком горячих чувств к независимой, немного резкой, слегка категоричной невестке. Мне кажется, что она скучает по несостоявшейся родственнице: та была ближе ей по духу и понятнее. Но мать ни разу не упрекнула сына в его выборе. Ни разу не показала своих чувств. И Ольга это ценит:

– Мы, конечно, видимся с родственниками, как это здесь и положено. Но они держатся корректно. Я не ощущаю их сильного вмешательства в нашу жизнь.

В своей книге о Кипре («Лист посреди моря») я много страниц посвятила проблемам смешанных браков – киприотов с русскими. Были среди них удачные, но мало. В большинстве союзы эти были раздираемы противоречиями, ссорами. И довольно часто распадались. Вспоминаю об этом потому, что здесь, на Мальте, я не встретила ни одной такой неудачной пары. Может, мне просто повезло? Нет, я думаю, что дело в существенных национальных различиях.

И у мальтийцев, и у киприотов существуют естественные для маленького острова тесные родственные связи. И те, и другие взрослые искренне хотят помочь своим детям. Но родители-киприоты понимают помощь как непосредственное и активное участие в жизни молодых. Русские невестки жаловались мне, что это участие часто перерастает в неумеренное вмешательство в их быт.

Мальтийские родители намного сдержаннее. Они тоже готовы предложить свою помощь, особенно если это касается внуков. Но держатся при этом на некотором расстоянии. Границы, отделяющие две семьи, стараются не переходить. Советы, конечно, дают, но очень аккуратно, и на них не настаивают. Вот эта деликатность сохранила, я думаю, многие русско-мальтийские семьи. Во всяком случае, именно об этом говорили мне многие соотечественницы, имеющие мужей-мальтийцев. Все это, конечно, облегчило привыкание, как говорится, «притирку» Ольги и Оскара. Но отнюдь не гарантировало полной идиллии.

– Меня немного смущала быстрота, с которой Оля решала вопросы, ее категоричность. У нас принято не торопиться, обдумывать не спеша, – говорит Оскар.

– Ох, это их знаменитое «куда торопиться?» и «некуда спешить». Меня это ужасно раздражало, – вспоминает Ольга. – И не только это. Было такое ощущение, что я попала из питерского мира – бурного, полного перемен, с напряженным ритмом жизни – в совершенно другой мир. В нем ничего не менялось, а жизнь, казалось, течет как в замедленной съемке: такая неспешная, спокойная. Мой папа, когда приехал из Петербурга, сказал: «Здесь прекрасное место для пенсионеров и детей».

Угнетало Ольгу и то, что она не работает. Правда, она часто помогала мужу: выполняла бухгалтерские задания то на одной, то на другой его фирме. Но ей хотелось трудиться самостоятельно.

– Оля могла бы сделать хорошую карьеру, она ведь очень способный человек, – признается мне Оскар. Но при этом добавляет: – Хотя я бы предпочел, чтобы она работала со мной.

Эта проблема стала особенно острой, когда подросли дочки. Теперь у Ольги значительно больше свободного времени. И разговоры о ее работе стали возникать все чаще. Во время наших бесед мне показалось, что они стали даже перерастать в напряженные споры. И я уже начала опасаться, не станет ли эта тема поводом для серьезного конфликта.

Но вот, уже в Москве, я получила эсэмэску: «Я наконец нашла работу. Поздравьте меня!»

Поздравляю, Оля. И очень надеюсь, что эта перемена не испортит, а только улучшит нелегкий процесс взаимной адаптации в этом смешанном браке.

Оглавление книги


Генерация: 0.085. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз