Книга: Мальта и мальтийцы. О чем молчат путеводители

Кристина

Кристина

Она профессиональный музыкант, пианистка. О своей семье она рассказывает так:

– В доме всегда звучала музыка. Родители, по профессии вовсе не музыканты, были страстными меломанами. С детства они учили нас, детей, играть на разных инструментах. Не сами учили – нанимали преподавателей. Я занималась на фортепьяно и скрипке, сестра – на фортепьяно и флейте. Семья жила весьма стесненно. Все деньги уходили на учителей, инструменты, билеты на дорогие концерты гастролеров.

С детства погруженная в мир музыки, Кристина выбрала ее и своей профессией. Чтобы совершенствовать мастерство, собралась ехать в Париж.

К этому времени она была уже замужем и своим браком вполне довольна.

– Если будете обо мне писать, – просит она, – обязательно скажите, что муж мой был очень хорошим парнем.

И вот этому прямое доказательство. Ему совсем было не с руки ехать с ней в Париж: на Мальте оставались хорошая работа, любящие и любимые родители. Все это, после безуспешных попыток уговорить жену остаться, он бросил. Уехал за ней. Через пару лет они вернулись, и муж считал, что он заслужил право наконец начать нормальную жизнь. Это означало завести детей. И вот тут начались конфликты.

Кристина тоже хотела детей. Но еще больше она хотела совершенствовать свое мастерство пианистки. Днем она работала, а вечером продолжала заниматься с преподавателями. Где же тут место детям?

– Понимаете, просто я относилась к рождению ребенка очень серьезно. Я представляла, какая эта огромная ответственность – быть матерью. И я просила мужа немного повременить. Потом еще немного. Так мы прожили шесть лет. «Ты понимаешь, что я больше ждать не могу? Я хочу иметь много детей, и не когда стану стариком, а сейчас», – говорил он. Я его понимала, но бросить музыку тоже не могла. И я предложила расстаться…

Они получили separation. Теперь Кристине ничего не мешало заниматься музыкой, она была свободна. Но тут обнаружилось, что ее жизнь не упростилась, а, напротив, осложнилась.

– Бывшие друзья от меня отвернулись. Даже самые близкие люди меня не понимали и осуждали. «Как ты могла разойтись с таким идеальным мужем?» – негодовали они. И я их не осуждала: парень-то был и впрямь замечательный.

Но самое главное, что возмущало ее окружение, – как это возможно, чтобы молодая женщина не хотела иметь детей?

– Я пыталась объяснить: мне же нужно выбирать между музыкой и материнством. Но матерью я смогу стать и позже, а музыка не терпит долгих пауз, мастерство, заброшенное на несколько лет, трудно потом восстановить.

Женщине становилось все тяжелее. Однажды ее кузина пригласила родственников на вечер, чтобы познакомить со своим женихом. С этой двоюродной сестрой у Кристины всегда были хорошие отношения. Однако кузина пригласила на смотрины всю ближайшую родню, в том числе и родную сестру Кристины, но ее не позвала. А сестру попросила передать: ей было бы неловко, если бы среди гостей оказалась родственница, которая находится в separation. Это бы бросило тень на всю семью.

– Еще труднее было мне на работе. Меня ценили как профессионала. Но при этом слегка сторонились, старались не сближаться. И никогда не приглашали на семейные праздники.

Кристина перешла на другую работу и там стала тщательно скрывать свою личную жизнь.

Между тем личная жизнь после некоторого перерыва начала налаживаться. Ее новый друг, скрипач, хорошо понимал увлечение Кристины музыкой, всячески ее поддерживал. Молодые люди начали подумывать о детях. Теперь Кристина была готова к материнству. Но что это значит – родить ребенка вне брака? Это значит, человек будет незаконнорожденным. Ведь ни мать, ни отец, хоть и живут отдельно от своих бывших супругов, формально от своих прежних уз не свободны.

Я вспомнила Синтию, подругу Мануэля Камиллери:

– Кристина, но я знаю пару, где эта проблема решена: подружка моего знакомого родила, не будучи в законном браке. И теперь даже получает социальное пособие.

– Да, я, конечно, знаю о таком способе. Но он предполагает, что мы с моим другом живем порознь, встречаемся тайно и он не может даже остаться ночевать. Иначе социальный инспектор обнаружит наш обман. Я так не хочу. Я для этого слишком уважаю себя, да и своего друга тоже.

– Тогда annulement, – начинаю было я, но тут же осекаюсь.

Кристина смотрит на меня выразительно:

– Вы знаете, сколько лет это будет продолжаться? И сколько сил и денег уйдет на процесс?

Оглавление книги


Генерация: 0.073. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз