Книга: Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики

Книги и комиксы

Книги и комиксы

Как на Севере, так и на Юге Кореи для большинства людей чтение ассоциируется с обучением; наиболее читаемые книги — это учебники, которые позволяют подготовиться к экзаменам. Молодежь обеих стран изучает классические предметы — такие как естественные науки и математика, например, но дети в КНДР, кроме того, должны зубрить и напичканные пропагандой биографии Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Есть там и истинные поклонники литературы, но их доступ к чтению ограничен цензурой и недостатком средств. Состоятельные же библиофилы, способные позволить себе личную библиотеку, скорее всего ограничатся довольно скромным набором русской и английской классики — наибольшей популярностью пользуются Толстой, Достоевский, Шекспир, Джейн Остин и Диккенс. Студенты активно обсуждают между собой роман Томаса Харди «Тэсс из рода д’Эрбервиллей», рассказывающий о тяжелой доле крестьян в эпоху капиталистической индустриализации.

Есть, однако, один формат, который пользуется бесспорной всеобщей популярностью, — комиксы. Японцы зачитываются манга, южнокорейцы — их близнецами манхва[60], и северяне с удовольствием отдают должное хорошей кырим-чхэк («книжке в картинках»). Кырим-чхэк можно найти во всех городах — крупных и мелких — на портативных стендах-лотках, которые называются чхэк-мэдэ. Эти стенды начали появляться на излете первого десятилетия XXI века как еще один признак формирования частно-государственного капитализма в Северной Корее.

Чхэк-мэдэ организуются государственными библиотеками и издательствами, но управляют ими частные предприниматели, которые зарабатывают деньги продажей или арендой книг. Они предлагают большой ассортимент невинных романтических историй, но в основном специализируются на пропагандистских изданиях. Однако в отличие от более серьезных книг, предлагающих свою (зачастую искаженную) версию корейской истории или истории правящей семьи, пропаганда кырим-чхэк увлекательна. Они развлекают — и этим разительно отличаются от тяжеловесных идеологических «кирпичей». Истории обычно посвящены войне, героическим разведчикам, проникающим в тайны Вашингтона или Сеула, или же являются вариациями на тему извечного сюжета битвы Давида с Голиафом[61] (аллегорически изображающие противостояние КНДР и США). Другие — такие как старая добрая «классика» Сонён Чансу («Мальчик-командир») — посвящены борьбе корейцев за независимость против японских колонизаторов. Аудитория получает искреннее, огромное удовольствие от этих историй, и кырим-чхэк сами по себе остаются одним из самых эффективных и в то же время тонких инструментов пропаганды, имеющихся в распоряжении северокорейских властей.

На чхэк-мэдэ книги можно как купить, так и арендовать. Северокорейцы в массе своей совсем не богаты, поэтому, как правило, предпочитают последнее. Как и любой другой нормальный уличный торговец, в поисках наибольшей прибыли книжные лоточники предпочитают размещать свои стенды в наиболее людных местах, завлекая клиентов дешевой продукцией. Их любимые точки располагаются рядом со школами и университетами, где кучкуются подростки — главный сегмент целевой аудитории. Также популярны железнодорожные станции и вокзалы, поскольку поезда в Северной Корее печально известны своими невероятными задержками и опозданиями, прибывают без объявления — или не приходят вовсе. Скучающие путешественники обращаются к чхэк-мэдэ как к дару Божьему, поскольку заезженная фразочка «при нем хотя бы поезда ходили по расписанию» к Ким Ир Сену уж точно не относится[62]. В оживленных университетских районах Пхеньяна студенты то и дело на переменах между лекциями выскакивают к ближайшим чхэк-мэдэ, чтобы пролистать приглянувшийся комикс перед тем, как вернуться к занятиям. Они посвящают шпионским историям или военным рассказам в картинках почти все свое драгоценное внеурочное время.

Типичный чхэк-мэдэ предлагает весьма широкий ассортимент свежих или самых популярных (и, соответственно, порою изрядно залистанных) комиксов, разложенных ровным слоем по всей поверхности деревянного лотка или стола. Яркие и выразительные обложки кырим-чхэк привлекают внимание читателей точно так же, как если бы это были обложки журналов на стендах где-нибудь в Токио или Гонконге. Некоторые чхэк-мэдэ предлагают также купить или арендовать электронные книги на USB-накопителях — еще одно свидетельство перемен в Северной Корее. Кырим-чхэк обойдется в среднем в 1000 вон, поэтому большинство предпочитает брать их в аренду по 100 вон за раз (меньше 2 центов по обменному курсу черного рынка). Покупатели в основном концентрируются вокруг стоек с комиксами, рассматривая изображения на обложках. Некоторые общественные библиотеки также предлагают подобные услуги.

Продавцами при чхэк-мэдэ обычно работают средних лет аджуммы, требующие в залог при аренде книги или комикса удостоверение личности. Яркие и красочные снаружи, а под обложкой черно-белые, комиксы напечатаны на дешевой бумаге. Средний кырим-чхэк по формату ближе всего к листу А6. Он легко складывается пополам, что позволяет быстрее просмотреть графические разделы, чтобы уложиться во время аренды. Некоторые северяне с гордостью хвастают тем, что они способны просмотреть весь номер за 10–15 минут, если время поджимает.

Несмотря на то что в Северной Корее достаточно много обычных книжных магазинов, владение книгами считается, в общем, роскошью. Поэтому появление чхэк-мэдэ очень важно: это означает, что местная литература достигает теперь куда более широкого круга читателей. Это служит напоминанием о том, что не все капиталистические перемены в Северной Корее обязательно несут в себе негативные последствия для режима. Правда, растет количество разрозненных свидетельств того, что некоторые чхэк-мэдэ предлагают читателям не только лишенную идеологической нагрузки литературу, но и (вроде бы) даже иностранные комиксы. Очевидцы сообщают, что видели на лотках сельских чхэк-мэдэ графические издания таких известных западных сказок, как «Пиноккио», и некоторых других.

Оглавление книги


Генерация: 0.082. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз