Книга: Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики

«Глушилки» и зарубежное радиовещание

«Глушилки» и зарубежное радиовещание

Государство не может позволить себе тотальное глушение всех радиосигналов из-за рубежа, поскольку это требует постоянной передачи сигнала высокой мощности. Тем не менее власти КНДР все более настойчиво пытаются осложнить жизнь пользователям китайских мобильных сетей. Постановка помех срывает звонки и вынуждает абонентов карабкаться на вершины холмов, где прием лучше, — но там их уже поджидают детекторы сигнала, позволяющие отслеживать и ловить людей с нелегальными телефонами. После прихода к власти Ким Чен Ына государство ужесточило порядки в приграничных районах, чтобы усилить контроль за ситуацией на границе и предотвратить побеги; глушение телефонной связи вызывает все большее раздражение среди местных жителей. Северокорейцы уже более десяти лет пользуются китайскими телефонами и не собираются так просто отказываться от единственного канала связи с окружающим миром. И конечно, пойманный с нелегальным телефоном скорее всего отделается взяткой — если только не попадет на особенно ретивого правоохранителя или под очередной рейд спецслужб.

Власти пытаются глушить и зарубежное радиовещание, направленное на территорию КНДР, хотя опять же те, кто хочет слушать иностранные радиопередачи, находят способ сделать это. Территория вокруг демилитаризованной зоны (ДМЗ) — один из самых насыщенных радиосигналами районов в мире. Вероятно, одна из самых интересных, самых обсуждаемых по крайней мере историй о зарубежном вещании на КНДР — это история южнокорейских «номерных радиостанций», десятилетиями регулярно передающих информацию на Север, несмотря на все попытки Пхеньяна заглушить их.

Номерные радиостанции передают шифрованные сообщения для секретных агентов. Хорошо известно, что в Южной Корее действуют агенты северокорейской разведки. Обратное тоже верно, и одним из способов связи южнокорейских спецслужб[162] со своими агентами служит передача в коротковолновом диапазоне набора цифр, слов или букв, который зачитывает диктор. Некоторые передачи начинаются с северокорейской песни Пангапсымнида («Приятно познакомиться»), хотя в последнее время репертуар таких радиостанций расширился и начало передачи может предварять Восьмая («Патетическая») соната Бетховена для фортепиано. Когда музыка заканчивается, женский голос начинает начитывать номера: «Пятьдесят шесть. Тридцать один. Семьдесят три», — и так далее, при этом числительные называются в особом стиле, который принят в вооруженных силах и снижает вероятность неправильного понимания передаваемых цифр. Для обычного слушателя это звучит, пожалуй, как трансляция какой-то странной игры в лото, но для агента с шифровальной книгой под рукой эти странные цифры представляют собой закодированные инструкции.

Раньше Северная Корея располагала своей номерной радиостанцией (и северокорейских шпионов с шифровальными книгами обнаруживали в Южной Корее в 1990?х годах), но считается, что эта практика окончилась примерно с началом нового века[163]. Правда, это не свидетельствует о том, что Северная Корея утратила вкус к шпионажу. Южная Корея — гораздо более открытая страна, поэтому иностранным агентам на ее территории гораздо проще получать инструкции по телефону, электронной почте или Интернету[164].

И Юг, и Север активно ведут пропагандистское вещание. Обе стороны обрушивают друг на друга все новые передачи на коротких и средних волнах; обе защищаются, пытаясь эти передачи глушить, — с переменным, но в целом незначительным успехом. Пропагандистское радио КНДР называется Чосон-ый сори («Голос Кореи»); вещание идет на корейском, английском, японском, китайском, французском, немецком, русском, испанском и арабском языках. «Голос Кореи» транслирует музыку и новости, подчеркнуто направленные против южнокорейских руководителей-«лакеев» и американских «империалистов». Сеул пытается заглушить вещание, транслируя на той же частоте непрерывное тарахтение и щелчки, но в целом достаточно чистый сигнал можно поймать на любой заметной возвышенности в Южной Корее[165]. Схожая ситуация наблюдается порой и с передачами Центральной радиостанции Северной Кореи, Чосон чунан пансон.

На Юге есть свой эквивалент «Голоса Кореи», Химан-ый меари («Эхо надежды»), а также принадлежащее KBS Ханминджок пансон («Национальное корейское радио»), вещание которого нацелено на всех этнических корейцев, проживающих вне Южной Кореи (а не только на тех, кто живет в Северной). КНДР пытается глушить эти станции, также как и передачи KBS, транслируя звук, похожий на грохот взлетающего лайнера.

Обращаются к северокорейским слушателям и такие поддерживаемые правительством США радиостанции, как «Голос Америки» и корейское вещание Radio Free Asia. Кроме того, что еще более важно, на территории Южной Кореи работают и независимые[166] вещатели — Open Radio for North Korea («Открытое радио для Северной Кореи»), Radio Free Chosun («Радио Свободная Корея»), North Korea Reform Radio («Радио Реформ в Северной Корее) и Free North Korea Radio («Радио Освобождения Северной Кореи»), на которых часто работают перебежчики. Существуют аналогичные японские организации, работающие на аудиторию в Северной Корее, и как минимум две христианские радиостанции, занимающиеся тем же самым[167].

Оглавление книги


Генерация: 0.092. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз