Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

«Поедем ли на Крештовски?»

В XVIII в., ещё со времён своего земляка Б.Х. Миниха, владевшего некоторое время островной землёй, Крестовский остров облюбовали для гуляний немцы. Летом немецкая колония Петербурга несколько дней и ночей подряд отмечала Иванову ночь, Нева в это время была усеяна яликами, везущими на остров провизию и палатки. Ночами на Крестовском полыхали костры, а возле палаток слышалось пение и пахло кофе. Петербургские немцы так полюбили это место, что немецкие жены, по словам М.И. Пыляева, накануне каждого летнего воскресного дня то и дела спрашивали мужей: «Поедем ли на Крештовски?».

Неудивительно, что из развлекательных заведений первым здесь появился Немецкий трактир. Как только гуляющий миновал Колтовской перевоз (мостов тогда не существовало, добирались переправой на месте нынешнего Крестовского моста), его встречало это заведение. Феликс Вигель, побывавшей здесь в 1820 г., писал, что за вход в трактир, «где можно посмотреть пляску немочек, никакой платы взимаемо не было: надо было только спросить попить и поесть, да и этого никто требовать не смел».

Возле трактира, в районе нынешней Петроградской улицы, имелись пристань, два небольших пруда, рыбный домик, откуда к столу поставлялась только что пойманная свежая рыба. Посетителя в трактире обычно встречала гремящая музыка. По словам П.П. Свиньина, здесь «играет попеременно роговая и духовая музыка, а иногда по реке катаются шлюпки с рожечниками и песельниками… Со стороны слышен беспрестанный шум от катающихся гор, а с другой – песни и восклицания качающихся на качелях и карусели».


Русский трактир. Середина XIX в

Демократичная обстановка, выгодно отличавшая Крестовский от аристократического Каменного и от «августейшего» Елагина, привлекала на остров не только немцев. Молодёжь, офицеры, купцы и простолюдины находили здесь утешение и, что называется, «отрывались».

Вскоре возле деревни Ново-Крестовская появился и Русский трактир. Он конкурировал с Немецким, предлагая иные зрелища. Здесь любили пощекотать нервы, а русские до этого, как известно, очень падки. Одно время по канату высоко над землей ходил со связанными ногами Иосиф Вейнерт – в просторечии Оська. Кроме острых зрелищ, в Русском трактире предлагали и отменную еду – расстегаи и стерляжью уху готовили здесь особенно хорошо. Рейнские вина и французское шампанское официанты только успевали подносить.


Восточная часть Крестовского острова в районе Немецкого трактира. 1849


Гуляние на Крестовском острове

Вот как характеризует Русский трактир в 1860-х гг. «петербургский старожил» К. Максимов, опубликовавший перед революцией свои воспоминания: «В трактире пел хор Молчанова, привлекавший внимание петербургского купечества. Сам Молчанов, типический русский запевало, с полукруглой седой бородой, с многочисленными медалями, украшавшими шею и грудь, управлял хором, одетым в плисовые безрукавки и цветные косоворотки; сыновья плясали. В концертном зале исполнял романсы под аккомпанемент рояля барон Клодт, куплеты – художник Мушинский. На открытой сцене в саду подвизалась труппа акробатов братьев Роберт».

Пароходы «Мария» «Ольга», «Алексей» и «Фултон» усиленно подвозили публику к трактиру от Летнего сада. По словам К. Максимова, плата за проезд составляла 20 коп., плата за вход в трактир – 30 коп. Сад освещался тусклыми керосиновыми фонарями, а центральный вход – цветными фонариками.

«Гуляк было множество, но до буйства как-то никогда не доходило и пристойности было гораздо более, чем ныне в иных воксалах, посещаемых знатными дамами», – отмечал общую островную атмосферу Ф.Ф. Вигель. Может быть, ещё и от того, что люди приезжали на Крестовский не только поесть, попить и посмотреть представления, но и просто погулять. В деревню к Русскому трактиру вела песчаная дорога, всегда оживлённая и людная. Она была неровной, и разодетым барышням и их кавалерам случалось спотыкаться о выступившие корни деревьев, но это не нарушало благодушного расположения духа.

Множество народа скапливалось у тоней близ дачи Белосельских-Белозерских. Кто-то располагался под деревьями со своим самоваром, кто-то наблюдал за увлекательной рыбалкой, здесь же располагались «флотилии» прибывших со всех концов города яликов. Богатое купечество резвилось по своему: оно, по словам М. Пыляева, «из улова рыбы варило уху в шампанском».

Оглавление книги


Генерация: 0.938. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз