Книга: Петербургские окрестности. Быт и нравы начала ХХ века

«Громадному числу памятников старины нужна помощь!»

«Громадному числу памятников старины нужна помощь!»

Сохранение и возрождение памятников истории и культуры является ныне одним из насущных вопросов современной жизни. Впрочем, если оглянуться в прошлое, то станет очевидно, что так же остро эти проблемы стояли и век назад. Более того, именно тогда, в начале XX века, проблема утраты исторического наследия и необходимость сохранения того, что еще можно спасти, стало одной из доминирующих идей российской интеллигенции. При этом огромное внимание уделялось историческому наследию не только Петербурга, но и Петербургской губернии.

В 1907 году возникло общество «Старый Петербург», поставившее себе задачу изучения и сохранения петербургской старины. А в 1910 году проблему вынесли на всероссийский уровень, когда в Петербурге учредили «Общество защиты и сохранения в России памятников искусства и старины». Председателем общества стал великий князь Николай Михайлович, его заместителями – деятели культуры А.Н. Бенуа и Е.Н. Волков, секретарем – не менее известный историк искусства барон Н.Н. Врангель.

«Цель нашего общества – препятствовать разрушению, поддерживать и способствовать сохранению в России всех памятников, имеющих художественную или историческую ценность, независимо от эпохи их создания, – говорилось в обращении общества. – Архитектурные постройки, памятники кладбищ, картины, бронза, фарфор, скульптура, гравюры, предметы художественной промышленности – все это, составляющее культурное достояние России, подлежит сохранению и защите».

Общество исходило из осознания того, что громадное количество российских памятников, имеющих большое историческое и художественное значение, нуждается в помощи и находится под угрозой исчезновения. Правда, деятельность общества носила поначалу достаточно случайный характер – не хватало планомерности и последовательности действий.

Первое, с чего началась работа, – это регистрация памятников старины и искусства. В качестве эксперимента совет «Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины» решил произвести регистрацию памятников в одной из губерний России. «Полигоном» такого эксперимента и стала С.-Петербургская губерния.

Для выполнения этой задачи при обществе организовали «Комиссию по регистрации памятников искусства и старины С.-Петербургской губернии», председателем которой стал петербургский губернатор граф А.В. Адлерберг. Комиссия поставила целью регистрацию курганов, городищ, могильников, кладбищ, монастырей, церквей, часовен, придорожных крестов, различных гражданских сооружений, полей сражений, а также произведений изящных искусств и драгоценностей, церковной утвари, старопечатных книг, рукописей, грамот, гравюр, мебели, домашней утвари, предметов старинного вооружения и т.п.

Весь 1911 год ушел на предварительные организационные работы, а весной 1912 года комиссия отправила двух своих представителей в уезды, где сохранялись древние памятники: археолога Репникова в Новоладожский уезд, а архитектора Белобородова – в Гдовский. Там они зафиксировали несколько интересных памятников, требовавших особенного внимания Общества. В 1913 года работы по регистрации памятников старины продолжились в Новоладожском уезде. Кроме того, начался осмотр Лужского уезда.

«Короткий опыт комиссии дал блестящие результаты, – отмечалось в столичной газете "Вечернее время". – Помимо того что открыто существование памятников русской старины и произведений русского искусства, доселе никому неизвестных, эта работа предоставила обществу материал, подлежащий охране. Опыт 1912 года побуждает комиссию к дальнейшей энергичной работе, так как чувствуется живая необходимость развить и расширить ее деятельность, но главным затруднением является материальная необеспеченность».

Как отмечалось в отчете комиссии, «громче всего взывают о немедленной помощи ладожские деревянные церкви селений Помялово и Шижники». Деревянную церковь во имя Пресвятой Троицы в деревне Помялово, сооруженную в XVII веке, действительно, вскоре отреставрировали. К сожалению, судьба ее сложилась очень печально: спустя всего несколько лет, в 1916 году, она сгорела. В Шиженском Спасском погосте внимание любителей древностей привлекла церковь Успения Пресвятой Богородицы, датированная XVII веком. В советское время она разделила судьбу большинства храмов: в 1929 году ее закрыли, а в начале 1950-х годов разрушили…

Очень важно, что петербургские деятели, занявшиеся описанием памятников древностей в провинции, встречали «на местах» понимание, сочувствие, а порой и весомую помощь со стороны местной интеллигенции. К примеру, газета «Озерной край», начавшаяся выходить в 1913 году в уездном городе Новая Ладога, провозглашала одной из своей задач «сообщение результатов исследований нашей старины и печатание на страницах газеты особых очерков, характеризующих древнюю жизнь предков ладожан». Ведь Приладожье – один из таких уголков нашего Отечества, который имеет и темные, и светлые страницы истории, «которыми городится или над которыми сокрушается и даже плачет потомство»…

Любопытно, что понимание необходимости сбережения художественно-исторических предметов в виде «курьезных вещей» или «древностей» началось в России только в XVIII веке. А уже в XIX веке власть и общественные круги постепенно стали обращать внимание на отечественные памятники истории и культуры, что отразилось в указах Александра I и Николая I.

В последний день декабря 1826 года появился циркуляр Министерства внутренних дел, предписавший гражданским губернаторам доставлять сведения о памятниках архитектуры и о строжайшем запрещении их разрушать. Их сохранность возлагалась на начальников городов и местную полицию. По всей видимости, циркуляр выполнялся плохо, потому 11 ноября 1869 года он вновь был подтвержден. Полтора десятка губернаторов, в том числе таких богатых памятниками зодчества местностей, как Вологодская, Ярославская и Киевская, вовсе не отреагировали на циркуляр, а семнадцать, в «лучших» традициях российской бюрократии, отделались отписками, сообщив «что в их губерниях вообще нет памятников древности».

Во второй половине XIX века при Министерстве внутренних дел учредили специальную комиссию для выработки законодательства об охране памятников старины в общероссийском масштабе. Однако законодательный процесс проходил медленно, и давно назревшая проблема перешла в следующее столетие. Обсуждалась на уровне министерств, правительства и Государственной думы, но в силу различных причин она так и не была разрешена: закона не появилось. Деятельность по охране памятников продолжала оставаться уделом общественности.

Впрочем, в понимании существа памятников истории и старины долгое время не было единства. К примеру, светская власть поначалу не распространяла свои охранные меры на церковные сооружения, а в среде духовенства понятие о культовых памятниках тоже приживалось трудно. Дело в том, что у церковников во взглядах на архитектурные постройки и богослужебные предметы на первом месте стояла святость, а не их историческая или художественная ценность.

«Внимание и интерес к памятникам родной старины все шире и шире развивается в нашем обществе, – говорилось в июле 1913 года на страницах петербургской газеты "Вечернее время". – Надо думать, что, узнав ныне о существовании "комиссии по регистрации памятников искусства и старины С.-Петербургской губернии", к ее трудам примкнут многие любители старины».

Оглавление книги


Генерация: 0.066. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз