Книга: Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Гомельщина

ПРО НАЦИОНАЛЬНУЮ ДЕНЕЖНУЮ ЕДИНИЦУ, КАЛИНКОВИЧСКИЙ КЛАД И ЛЮБОВЬ К РОДИНЕ

ПРО НАЦИОНАЛЬНУЮ ДЕНЕЖНУЮ ЕДИНИЦУ, КАЛИНКОВИЧСКИЙ КЛАД И ЛЮБОВЬ К РОДИНЕ

(По материалам Владимира Александровича Лякина)

Рубль, который мы сегодня имеем в денежном обращении, это национальная денежная единица России, известная с XIII в. Злотый, который долгое время был в обращении на Беларуси во времена Речи Посполитой, это денежная единица Польши. А наши национальные деньги? Как назывались они? И были ли они вообще?

Король и великий князь Ян Казимир (правил с 1648 по 1668 гг.) указал ввести для земель Великого княжества свою денежную единицу — медные солиды. Более крупной монетой, своего рода червонцем, считался серебряный полторак (он был в пять раз дороже солида). Солид или, как его называли белорусы, шелег имел следующее сопоставление с ходившими в то время в Великом княжестве деньгами: он был равен 1/3 гроша, 1/90 злотого и 1/630 талера. Как видим, денежка была не самой дорогой, зато — своей, национальной. Монета печаталась исключительно на местных монетных дворах — Брестском, Ковенском (Ковно — столица Жемойтии) и Виленском. И имела хождение от Святырога (Вильни) до Турова, а также от Полоцка до Белостока. Наименование «солид» происходит от слова «шиллинг» — мелкой разменной монеты, имевшей место быть в обращении в странах Европы.

А вот цены в солидах на некоторые товары у нас, зарегистрированные в архивных источниках в период конца XVII в.: гусь стоил 12 солидов, поросенок — 15, четырехсотлитровая бочка ржи — 72 солида. Как знать, может быть наши потомки, которые, естественно, будут гораздо образованнее и которые с гораздо большим трепетом будут относиться к истории Родины и ее памятникам, облекутся настоящей, не эфемерной гордостью и захотят ввести в нашем государстве, которое теперь называется Беларусь, свою национальную денежную единицу, которую будут печатать не на Западе и не на Востоке, а у себя. Тогда они и вспомнят ту денежку, которая более века являлась своего рода знаком, символом нашей державы. Дай-то Бог!

Местный краевед В.А. Лякин в своих материалах, бережно хранящихся в Центральной библиотеке города Калинковичи, сообщает о кладе, который был найден в этом городе и состоял из 2,5 тысяч медных и серебряных монет — солидов и полтораков.

Установлено, что это самый крупный клад монет Великого княжества из всех, ранее найденных на территории Беларуси.

Этот клад закопали в 1650-70-е гг. В это время на белорусских землях бушевала война. Царский воевода Дмитрий Оболенский, захвативший Мозырь, получил от царя Алексея Михайловича, пытавшегося силой восстановить «праведную, со времен Киева» Русь, предписание: «…места воевать, села и деревни, хлеб, сено и всякие кормы жечь, а людей побивать». Тот житель Каленкович, кому принадлежали эти монеты, в спешке покидая родной дом, завернул монеты в кусок грубого домотканого холста и закопал в приметном месте — сосновом лесу, у мостика через ручей, пересекавший дорогу из Каленкович в Антоновку. Конечно, он расчитывал вернуться. Но, вероятно, погиб. Время было трудное — война, унесшая жизни в Мозырском и Речицком поветах Минского воеводства 60-ти процентов общего числа населения.

По-видимому, Каленковичи за то время были разорены и сожжены. По крайней мере, документы свидетельствуют, что соседняя деревня Автюцевичи была уничтожена полностью, а Мозырь представлял собой «…ужасные развалины. Спаслось от гибели только несколько десятков жителей».

…В марте 1961 г., то есть спустя триста лет, ученики седьмого класса средней школы № 2 Валерий Зуев и Григорий Шульман, вернувшись с занятий, отправились на территорию Калинковичской мебельной фабрики, чтобы добыть фанеры и позаниматься выпиливанием. Друзья шли по территории фабрики в сторону мебельного цеха вдоль ручья. Валерий заметил, что в одном месте берег ручья осыпался, и из земли торчат какие-то зеленые кружочки. Он поднял один из них, очистил и увидел, что это медная монетка с изображением всадника на коне. Позабыв о фанере, друзья принялись копать. Вскоре они набрали полные карманы монет.

Потом они направились в школу. В учительской застали завуча Ефима Матвеевича Фарберова и преподавателя истории Евгению Иосифовну Горелик. Учительница химии Нина Ароновна Карагодская специально принесла из лаборатории раствор, которым были тут же очищены несколько монет. После этого одному из молодых учителей было поручено собрать остальные монеты клада, оставшиеся на территории фабрики. Всего было собрано ведро монет.

На следующий день освобожденный от занятий Валерий Зуев стал подсчитывать содержимое клада и чистить каждую из монет. Большая часть монет оказалась медными — это были солиды. Но нашлось несколько десятков серебряных монет, которые были крупнее медных, — полтораки.

Находку отправили в Ленинград, в нумизматический отдел одного из тамошних музеев. Там монеты отреставрировали, исследовали (обнаружив при этом 78 фальшивых) и вернули обратно для хранения в музей по месту обнаружения. Музея в Калинковичах в те годы еще не было. Поэтому большую часть клада сдали в Мозырский краеведческий музей, а меньшую оставили в СШ № 2.

Большая часть монет и поныне в запасниках Мозырского музея. 513 монет, оставленные в СШ № 2, затерялись. Главный местный кладоискатель Валерий Тихонович Зуев живет в родных Калинковичах. Это доброжелательный, скромный человек. Главное не то, что он никогда не претендовал на полагавшиеся ему по закону 25 % стоимости клада, а то, что, работая в Нижневартовске, Минске, занимая руководящие должности на предприятиях, он вернулся туда, где родился. Главное, что он патриот. Беларусь потому и не растворилась в центре Европы, что дети ее любят свою Родину.

Оглавление книги


Генерация: 0.285. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз