Книга: Золотая тень Кёнигсберга

«Hotel de Russie»

«Hotel de Russie»

Перспективой смешанных русско-прусских браков (не на монаршем, а на обыкновенном дворянском уровне) озаботился ещё Пётр I. По свидетельству современников, государь-реформатор всерьёз собирался посылать девиц из знатных московских семейств в Кёнигсберг и некоторые другие немецкие города для обучения иностранным языкам и политесу (то есть изящным манерам). А если учесть, что обучаться политесу можно, лишь вращаясь в местном светском обществе, — ясно, что пышные и белотелые «московские Венеры» очень скоро покорили бы «под нози своя» прусских Адонисов.

Но… Пётр I был вынужден отказаться от этой «просветительской» идеи из-за сильнейшего сопротивления родственников намеченных к отправке «невинных девиц». Отцы и братья «отроковиц» вполне резонно опасались за их духовную и физическую девственность — мало ли что взбредёт в голову девице, вчера ещё покорно вышивавшей за пяльцами у окошечка в тереме, а нынче — окунувшейся в водоворот «политесных», «галантных» страстей.

Пришлось Петру в 1713 году пойти на компромисс: послать «к обретающимся за морем в ученье» их собственных жён. Надо думать, мужики «зело обрадовались»…

Кстати, супруга самого Петра тоже бывала в Восточной Пруссии. Известно, что в 1712 году она останавливалась в гостинице «Hotel de Russie» в Мемеле (ныне Клайпеда) и… не смогла выспаться из-за ночного шума в корчме и проникавшего в её комнату «зверского» табачного дыма.

Утром злая, как чёрт, императрица пожаловалась городским властям — и владелец корчмы оказался за решёткой. Откуда вызволил его сам Пётр: не раз бывая в Мемеле, он всегда ночевал в этой же гостинице, хорошо знал хозяина… а шум и крепкий табак ему, Петру, никогда не мешали.

Оглавление книги


Генерация: 0.084. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз