Книга: Папуа-Новая Гвинея. Практический путеводитель: папуасы без прикрас

История

История

Папуасы жили на острове тысячами лет. Ещё до постройки египетских пирамид, до основания Рима и Москвы жили они в лесах Новой Гвинеи. И жили примерно до 1900 года, никем не потревоженные, а в некоторых центральных районах острова – аж до 1950-х годов.

Не знали папуасы о существовании Большого мира, а меж собой делились они на тысячи племён. И поныне сохраняется их разделение, внутриплеменные различия и разборки. Более 1200 языков существует на Новой Гвинее; на 700 языках говорят жители восточной половины острова, на 500 языках – западные папуасы. И не было у них никогда Великого вождя, чтобы объединил всех папуасов и заставил их говорить на одном языке. Не было у них ни одного Города, чтоб подчинил себе окрестные племена – пусть не все, но хотя бы некоторые. Не строили они ни дорог, ни каменных строений, не изобрели письменности (ни для одного из тысячи наречий). И не сохранилось у них, в тропическом лесу, никакой идеи о Едином Боге, были свои местные религии, культы, шаманы, поклонение духам и предкам. Не было у них никакой промышленности, не было дальних купеческих караванов, а торговля была – лишь меновая, лишь с племенами-соседями, менялись свиньями, жёнами и солью.

В 1600-х годах мусульманский султан острова Тидоре (это сейчас Индонезия, район Тернате), провозгласил близлежащую Новую Гвинею своею, но об этом никто не знал. Папуасов об этом не спросили, и до них важную новость не довели. Европейские мореплаватели, раз в полста лет, проплывали мимо лесных берегов, но селиться на них не отваживались. Да и просто руки не доходили – ведь весь мир достался белым людям на разграбление, хватай – что удобней лежит. Новая Гвинея появилась на картах, но что-то золота и пряностей на ней первым взглядом не было видно – так и отложили её освоение до лучших времён.

В XIX веке и до Новой Гвинеи дошли руки – у колонизаторов и миссионеров. Сперва, ещё во времена Пушкина и Лермонтова, Голландия объявила своей собственностью западную часть острова. Спустя несколько десятилетий и султан Тидоре смирился с неизбежностью и отказался от всех претензий на остров в пользу голландцев. В конце XIX века немцы провозгласили своей северо-восточную четвертинку, а англичане объявили своим юго-восток.

Одним из первых, кто поселился – на северо-восточном берегу острова – был наш соотечественник, путешественник, зоолог и антрополог Николай Миклухо-Маклай. Ещё в 1871 году он высадился на берегу, в заливе Астролябия (под нынешним Мадангом), и прожил среди диких папуасов более года, изучил их язык и полностью втёрся к ним в доверие. Маклай пару раз уплывал с попутными судами в Россию и пару раз ещё возвращался и жил ещё подолгу там же. Каждому, кто интересуется путешествиями, рекомендую прочесть его замечательную книгу «Путешествие на берег Маклая» – она интересно читается и переиздаётся и в наши дни. В честь Маклая назвали улицу в Маданге, на месте его жизни поставили памятный знак, но его хижина, разумеется, не сохранилась.

Маклай предлагал русскому правительству опередить европейцев и создать на Новой Гвинее русскую колонию, но идея не прошла из-за бюрократических задержек. Позднее учёный умер, а на острове поселились (тем временем) миссионеры и купцы из числа немцев, голландцев, англичан и австралийцев. Так и не стали папуасы подданными Российской Империи. А так бы ездили мы к ним без виз, как в СНГ.

Остров был разделен (на карте, не на местности), и граница, проведённая политиками, расчленила Новую Гвинею по самым населённым местам её – нагорьям, но, опять же, большинство папуасов об этом не знали. Освоение острова началось с побережья, и в начале ХХ века уже было более дюжины торгово-миссионерских пунктов по всем берегам. Северо-восток был немецким, юго-восток в 1906 году перешёл от Великобритании к Австралии. А после Первой мировой войны и поражения Германии, – северо-восточная часть острова досталась, по мандату Лиги Наций, также в управление Австралии. Таким образом, австралийской стала вся восточная половина острова, но юридически она была поделена на две четвертинки: «Папуа» называлась одна четвертинка, «Новая Гвинея» – другая, а западная половина оставалась голландской, и нынешняя Джайпура называлась «Новая Голландия» или что-то навроде этого.

Австралийцы начали строительство дорог, организовали выращивание кофе, стали проникать вглубь «континента». А голландцы не строили дорог, было им лень. Папуасам же тем более лень, они же ходили пешком. Началась Вторая мировая война, и тут НГ стала местом битв – японцы теснили австралийцев с побережья в горы, а потом наоборот, и только 16 сентября 1945 последняя японская армия наконец капитулировала под Веваком. За что они воевали, на что надеялись под конец, когда вся Япония уж проиграла войну – непонятно. Видимо, самурайская гордость мешала им сдаться раньше.

Индонезия, тем временем (после ВОВ), стала независимой, без Новогвинейской части. Индонезийское правительство предъявило голландцам претензии на половинку Новой Гвинеи, но все 1950-е годы Новая Гвинея осталась под белыми. И только в 1960-х голландцы освободили от себя Западную Папуасию – индонезийцы её тут же присоединили к себе. Конечно, демократическим путём, по воле папуасского народа, так же как по воле народа присоединились когда-то к Российской империи, а потом к СССР, все небольшие государства-соседи. Так Западная Папуасия стала индонезийской (ООН поворчало и забыло), а в 1975 году Восточная Папуасия получила независимость – на карте мира появилась Папуа-Новая Гвинея (Papua Nugini), новое в мире государство.

На Западном Папуа некоторые тоже хотели независимости, да и теперь хотят. Точно непонятно, чего именно им хочется – или отдельного государства, или присоединения к Восточной Папуасии. Они и сами не имеют единого мнения, ведь тысяча языков и племён существует у папуасов, и кто из них главный – никто не знает. Оппозиционная террористическая партия OPM – Organisasi Papua Merdeka (Организация «Свободная Папуа») ведёт периодические лесные вылазки, убивают солдат и представителей власти; за ними потом гоняются правительственные индонезийские войска, а ОПМ-овцы убегают в ПНГ. Уже несколько тысяч человек туда убежало. Ведь 750-километровая граница не охраняется.

Технический прогресс, постепенно, проникает во все уголки Новой Гвинеи. Уже почти все папуасы выучили, что деньги могут иметь какую-то ценность, осознали приятность европейской (австралийской, индонезийской) одежды сэконд-хэнд. Многие, в дополнении к своим родным языкам, выучили бахаса индонезия (на западе) или английский язык (на востоке). Папуасия притворяется относительно цивилизованным, относительно демократическим миром. Хотя по распространённости электричества и интернета Новая Гвинея определённо занимает одно из последних мест на планете. Глухомань это, местами – типа самой Африканской глуши.

Оглавление книги


Генерация: 0.096. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз