Книга: Travel-журналистика. Путешествуйте и зарабатывайте

О том, как её придумать. Тема

О том, как её придумать. Тема

Всегда лучше найти тему заранее, но в пути могут появиться и другие сюжеты.

Вот примеры тем.

Город. Многогранный мегаполис, столица. Или небольшой, но в чём-то уникальный город. Вам понадобятся сцены из разных мест: с центральной площади, рынка, парка развлечений, местного градообразующего предприятия и даже кладбища, если это имеет смысл. Не менее важны и люди разных профессий, социального статуса, возраста. Их истории и сделают ваш текст живым и насыщенным.

Крупная достопримечательность. Объекты всемирного наследия ЮНЕСКО. Ангкор-Ват. Мачу-Пикчу. Биг-Бен. Эрмитаж. Только нужно учесть, что они хорошо описаны и, чтобы про них писать, нужен необычный ракурс. Не просто «Эрмитаж», а «Мохнатые смотрители. Кошки Эрмитажа защищают музей от крыс».

Экзотическая профессия. Индонезийские сборщики серы в жерлах активных вулканов. Аргентинские ковбои-гаучо. Бирманские золотобойцы. Можно найти подходящего героя, а можно попытаться освоить профессию самому.

А ещё: религиозные практики, национальная кухня, фестивали, спорт и так далее.

Тему может подсказать даже календарь.

К Новому году пишите про Дедов Морозов в разных странах. Ко дню рождения Ленина – о судьбе статуй вождя в бывших соцстранах. Ко дню космонавтики – о Байконуре, Плесецке или мысе Канаверал.

Если готовите материал о празднике, важно понимать, для какого издания. Для путеводителя пишите от лица туриста. Но для журналов и газет можно поискать другой ракурс.

Например, провести праздник с артистами или в вытрезвителе, куда привозят людей с чересчур праздничным настроением.

Тема – это направление, в котором вы будете собирать материал. А внутри неё нужно придумать сюжет. Он готов, когда укладывается в одно предложение: это история о том, как [кто-то] совершил/совершает [что-то].

Если сюжета нет, то чаще всего получается банальное описание.

Это история:

о том, как индийские крестьяне жгут уголь;

о том, как я попал на Северный полюс;

о том, как бездомные египтяне поселились на кладбище;

о том, как развивается город Луанда;

о том, как китайцы сжигают бумажные дома на могилах умерших;

о том, как я ходил к бирманским астрологам;

о том, как абхазские учёные искали секрет бессмертия;

о том, как тайцы защищают себя при помощи магических амулетов;

о том, как русский турист во Вьетнаме пытался съесть живую кобру;

о том, как международные контрабандисты продают исчезающих животных.

Если сюжета нет, то чаще всего получается банальное описание. Вот нарядная достопримечательность. Построена при таком-то царе. Пострадала в войну, но была восстановлена. Пользуется популярностью у туристов и проч. Гораздо лучше рассказать о стороже, охраняющем эту достопримечательность. Сделать её красочным фоном, а его героем текста. Пусть расскажет, как однажды, вооружённый одной лишь шваброй, остановил жуликов, пытавшихся отпилить коню бронзовую голову. С живой человеческой историей даже приевшиеся достопримечательности вроде Колизея или Лувра станут читателю по-новому интересны.

Рассказ может быть и составным. Из нескольких минисюжетов, объединённых одной темой. Например, об особенностях дорожного движения в разных странах. Или о таможенниках. О суевериях.

Вот отрывок из моего рассказа для «АиФ» об экстремальных парикмахерских.

…Под прикрытием вывески с изображением расчёски и ножниц часто работают дома терпимости. В тибетском городе Шигадзе днём в парикмахерских стригут, а по вечерам в витринах загорается красный свет, на диванчиках скучают молодые китаянки в ожидании клиентов. В свете красных фонарей обнаруживается то, что не видно днём. В парикмахерских, как матрёшки одна в другой, прячутся дополнительные услуги: массаж, баня, гостиничные номера и лавки секс-шопов.

Нечто подобное можно встретить и в венесуэльском городе Коро. Разве что тамошние заведения ориентируются на мужчин определённой ориентации. Нужно обладать изрядной смелостью, чтобы довериться сладко улыбающемуся молодому человеку в цветных лосинах, с серьгами, подведёнными глазами и заплетёнными кокетливыми косичками. Но лишь обойдя все парикмахерские города, понимаешь, каким образом здесь попадают в гильдию парикмахеров.

Как ни подозрительны геи-парикмахеры, есть не менее странные персонажи – парикмахеры-сапожники.

В африканском государстве Свазиленд по дороге от города Манзини к городу Мбабане расположен центр торговли и услуг. За овощными рядами и жестяными мастерскими стоят самодельные палатки из фанеры и картона. Здесь можно подстричься или починить разбитую обувь. Инструменты для этих операций хранятся в одних и тех же металлических коробках.



Случайного клиента могут насторожить вывески местных «салонов красоты»: ужасные лики рекламных красавиц и надпись «парикмахер», выполненная красной краской со стекающими в виде крови подтёками. Это не тонкий юмор садистов-парикмахеров. Здесь действительно думают, что подтёки на вывеске – стильный дизайн. Проблема в том, что, несмотря на изощрённую рекламу, здешние мастера знают лишь один вид стрижки – под ноль. Да и ту лучше сделать самому, отобрав у мастеров машинку и не дожидаясь появления настоящей крови, своей собственной.

Но даже чёрные парикмахеры Свазиленда ничто по сравнению с кейфующими цирюльниками южного Египта.

В городе Асуан находится одно из типичных для этих мест заведений. Его название то ли «Бисмилля Фэшн», то ли «Мухаммед Стайл». Хозяин в дырявой галябии, сером арабском балахоне, никогда не знавшем стирки, начинает свою работу с устройства «хабль-бабля». Без этого ножницы в его руках не держатся.

«Хабль-бабль» – стеклянный стакан, между стенок которого парикмахер укрепляет сигарету. В неё втыкает палочку с комочком гашиша. Палочку поджигает, а стакан закрывает обломком керамической плитки. Ядовитый сизый дым быстро наполняет стакан, хозяин сдвигает плитку, отсасывает дым, долго надсадно кашляет, после чего хватает машинку и приступает к работе.

Машинка дёргает волосы, заедает, поэтому даже причёска типа «бильярдный шар» получается у мастера неважно. Топорщащиеся из головы клиента клочки волос мастер приглаживает смоченными в воде руками. Вода находится в ржавом ведре, стоящем у входа, и происхождение её сомнительно. Окончательный «лоск» цирюльник наводит при помощи тупых старинных ножниц и бритвы с болтающимся лезвием. С каждым глотком наркотического дыма движения мастера становятся всё более размашистыми, лезвие всё чаще вываливается и падает на пол, а у клиента становится всё больше причин поседеть навсегда. Даже валяющиеся на полу расчёски с чужими волосами пугают не так сильно, как безумные глаза маэстро и летающая вверх и вниз тонкая полоска стали…


Оглавление книги


Генерация: 0.098. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз