Книга: Марокко. Путеводитель

*Царский город

*Царский город

Путь в квартал-резиденцию Мулая Исмаила преграждают внушительные ворота **Баб Мансур-эль-Аледж (Bab Mansour el Aleuj) (13), самые массивные ворота Мекнеса и общепризнанный символ города. Их автором был обращённый в ислам христианин – вероятно, пленник пиратов-корсаров реки Бу Регрег. Отсюда и название «эль-Аледж», то есть «ренегат», «вероотступник». Хотя вдоль всего сооружения тянется вверх орнамент в виде переплетённых лент, выложенный цветной мозаикой, он не может скрыть тяжеловесность конструкции. Мощные мраморные колонны, которыми украшены оба боковых выступа ворот, должно быть, происходят из Волюбилиса.

Сквозь мавританскую арку ворот, под которой лоточники торгуют головными уборами, вы выйдете к Царскому городу (Ville Imperiale), площадью в пять раз более обширному, чем вся Медина.

Площадь Лалла Ауда (Place Lalla Aouda), позади ворот Баб Мансур, с севера огорожена высокой стеной, а к югу от неё располагается жилой квартал Дар Кебира (Dar Kebira). Там когда-то находился Дар Кебира («Большой дом»), главный дворец Мулая Исмаила, состоявший из 24 отдельных покоев, и у каждого, говорят, была собственная башня. Но, увы, под колесом истории от него мало что уцелело.

За воротами Баб-эль-Филала (Bab el Filala) начинается шерстяной базар. В западном углу его стоит павильон Куббет-эль-Хийятин (Koubbet el Khiyatin), в котором султан принимал иноземных гостей. Прямо под этим зданием находится Христианская темница (Prison des Chretiens) (14), жуткая подземная тюрьма, в которой во времена Мулая Исмаила томились каторжники-христиане. Если спуститься туда в сопровождении привратника, то ещё даже можно увидеть чугунные кольца, к которым приковывали несчастных пленников.


В Мекнесе на племя отбирают только самых лучших берберских жеребцов

Пройдя налево наискосок через ворота Баб Мулай Исмаил, вы попадёте на следующую площадь, где находится *мавзолей Мулая Исмаила (15). После того, как вы пересечёте роскошный передний двор, облицованный мозаикой, следует отдать дань мусульманским правилам соблюдения чистоты и у порога молельного зала снять обувь. Мечеть-мавзолей этого самодержца – как и мечеть Хасана в Касабланке – является одной из немногих мечетей в Марокко, войти в которую могут и не мусульмане. Можно даже взглянуть на саркофаг Мулая Исмаила. По обеим сторонам от него стоят напольные часы, две копии великолепного подарка «короля-Солнца» Людовика XIV. Напольные часы в то время были в большой моде, и их можно обнаружить во многих мечетях.

Длинная, совершенно прямая улица, ведущая через ворота Баб-эр-Рих (Bab er Rih, «Ворота ветра») (16), обрамлена высокими стенами. Справа лежит Дар-эль-Макзен (Dar el Makhzen) (17), часть старого дворца султана, и, наконец, улица заканчивается у Бордж-эль-Ма (Borj el Ma) («Водный бастион», т. е. ворота у реки).

Затем вы дойдёте до Мешуара (Mechouar), парадной площади, и через ворота Баб-эн-Нуара (Bab en Nouara, «Ворота водяного колеса») попадёте к *Хери-эс-Суани (Heri es Souani), большому старинному зернохранилищу с 23 арками высотой по 12 м, облицованными камнем. Часть крыши обрушилась во время землетрясения 1755 года, и через эти проломы открываются потрясающие виды. Анфилады арочных пролётов так и просятся в кадр. Под внушительными сводами соседнего «Дома воды», Дар-эль-Ма (Dar el Ma), находятся водосборники 40-метровой глубины, которые снабжали водой дворцовый район. Вода в них подавалась из соседнего водохранилища Агдаль (Agdal) площадью 4 га, вокруг которого сегодня гуляют студенты расположенной поблизости сельскохозяйственной школы. С крыши Хери, где разбит небольшой сад с уютным кафе, можно полюбоваться чудесным видом на Царский город.

Если от зернохранилища свернуть в первую улицу налево, то вы увидите Дар-эль-Бейда (Dar el Beida, «Белый дом») – дворец, больше похожий на крепость, который был построен в XVIII веке султаном Мухаммедом бен-Абдаллахом. В 1919 году он превратился в военную академию, и сегодня здесь обучаются элитные кадры для армии.

В 500 метрах к юго-западу отсюда, у городского квартала Эль-Джбабра (El Djbabra), лежат руины Руаха (Rouah, «Ветер»), конюшен Мулая Исмаила. Здесь содержались 12 000 арабских и берберских лошадей, которых весьма успешно разводили на племя. Арабские скакуны считались самыми лучшими в мире и ценились как превосходный военный ресурс, поэтому их под страхом смерти запрещалось вывозить из страны.

Традиции коневодства и поныне сохраняются в Харасе (Haras) на окраине (рекомендуем посетить).

Оглавление книги


Генерация: 0.140. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз