Книга: Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Минщина

О ПЕРЕПРАВЕ НАПОЛЕОНОВСКОЙ АРМИИ ЧЕРЕЗ БЕРЕЗИНУ В НОЯБРЕ 1812 г.

О ПЕРЕПРАВЕ НАПОЛЕОНОВСКОЙ АРМИИ ЧЕРЕЗ БЕРЕЗИНУ В НОЯБРЕ 1812 г.

Наши ярые сторонники пресловутой «западной» культуры просто не знают истории своего отечества. Они готовы отождествлять Запад с Раем, а его культуру с панацеей, которая спасет мир.

На самом же деле Запад, с его сложившейся цивилизацией и культурой, до сегодняшнего дня приносил нашему общему отечеству только несчастья. И это надо знать! К примеру, Наполеон, которого в Европе признавали не иначе как Вторым Мессией, во время своего пребывания в Москве грабил дома, соборы, монастыри. По его личному указанию была разграблена Оружейная палата Кремля. А в Успенском соборе в Москве представители «европейской цивилизации» установили плавильные горны, в которых превращали изделия древних мастеров — все то, что белорусская и русская культуры набирали веками — в слитки драгоценных металлов. При этом сам город был сожжен.

Между тем, человеческая история знает и противоположные примеры проявлений культуры. Когда те же русские, которых на Западе почему-то до сих пор опасаются, преследуя Наполеона, вошли в Париж, они не тронули ни одного дома, не покусились ни на одну тамошнюю лавку, а в местные соборы и монастыри заходили исключительно для того, чтобы помолиться.

Более того, Александр I распорядился построить в Париже мост, чтобы тот напоминал об истинной культуре, об истинном милосердии и помог связать два противоборствовавших в то время народа.[4]

Для описания событий, происходивших непосредственно в городе Борисове в 1812 г, обращаюсь к книге патриарха белорусского краеведения В.Г. Краснянского «Город Борисов...» и начну рассмотрение событий с VIII главы, то есть с момента вхождения отступающей Наполеоновской армии в этот город.

11-го ноября, вступив в Борисов, генерал Удино сразу занялся розыском моста для переправы через Березину. Он узнал, что существует три брода: у Стахова, Студенки и Веселова. Местом переправы была избрана деревня Студенка, та, что находилась против деревни Брили.

Немедленно поступило указание строить в том месте мосты. А чтобы отвлечь внимание «наступающего на пятки» Чичагова, генерал распорядился создать видимость приготовления к переправе еще и около Ухолоди, ниже Борисова.

12-го ноября в Борисов вступил Ней со своей дивизией; 13-го прибыла гвардия Наполеона, а за ней в пять часов пополудни прибыл и сам император. Он проехал весь город, постоял у разрушенного моста, осмотрел русскую позицию на правом берегу. Потом несколько часов провел в ближайшем от моста доме над развернутою картой и только уже поздно вечером отправился на ночлег на мызу Старый Борисов.

В это время французские войска продолжали стягивать в район Ухолоди толпы своих безоружных солдат — создавали видимость переправы у этого места.

И хитрость Удино сработала — Чичагов поддался обману. Оставив у Борисовских мостовых укреплений корпус Ланжерона, русский генерал с основной частью своей армии направился к югу от Борисова, к Забажевичам. Так что, у Брилей против Студенки задержался только отряд Чаплица. Да и тот, по приказу Чичагова, перед рассветом 14-го ноября снялся с позиции, оставив лишь небольшой отряд генерала Корнилова, состоящий из одного егерского и двух казачьих полков при 4-х орудиях.

Перед рассветом 14 ноября в Студенку прибыл Наполеон. Его настроение было ужасное. Было холодно. Березину еще не сковало льдом, но отдельные льдины уже плыли по ней. Императору было известно, что следом за ним движется армия Кутузова, перед ним, на правом берегу Березины, стоит армия Чичагова, а с правого фланга, с севера угрожает армия Витгенштейна. Нужно было торопиться. Но его люди были утомлены и расстроены. Особенно Наполеона беспокоили бивачные огни русских у Брилей.

Ближайшим сподвижникам Наполеона положение французской армии казалось безвыходным. «Мы все тут погибнем, — не без отчаянья пророчил Мюрат, — вывернуться из такого положения нельзя, а о сдаче не может быть и речи». Наполеон разделял это мнение. Но, когда ему донесли, что русские очистили позиции на противоположном берегу (это Чаплиц двинулся из-под Брилей к Борисову), император радостно воскликнул: «Я обманул адмирала; он ищет меня там, где я приказал сделать ложную демонстрацию». Наполеон сразу воспрял духом и, тем самым, оживил надежды своего войска. Началась немедленная постройка двух мостов для переправы, одного выше Студенки, другого против самой деревни. Их решено было собрать из бревен домов все той же несчастней деревни Студенки.

Постройка мостов через Березину около Студенки продвигалась быстро, несмотря на сильную стужу. Многие из понтонеров (строителей мостов) поплатились жизнью; тем не менее к часу дня 14 ноября был готов первый мост и император сам переправил по нему 2-й корпус. К четырем утра было завершено строительство второго моста. По нему переправилась артиллерия. Часть перебравшихся сейчас же вступила в бой с отрядом Корнилова, а другая часть направилась к Зембину, чтобы занять единственную в этих местах дорогу, образованную среди болот длинным рядом мостов и гатей.

Чичагов узнал о месте переправы французов только днем 14 ноября. И стал передвигать свои войска вверх по течению Березины. Вернувшийся с полпути Чаплиц и два полка, присланных Ланжероном, совместными усилиями остановили натиск французов на Корнилова.

Тем временем французы продолжали переправляться. Весь день 14 ноября и всю ночь 15 ноября артиллерия и обозы беспрепятственно перемещались на правый берег. Не двигалась только гвардия Наполеона. Она оставалась в продолжение всей ночи 15 ноября на левом берегу, чтобы дать возможность сосредоточиться у Студенки остальным частям армии Наполеона.

15 ноября переправа французов осуществлялась беспрепятственно, потому что небольшой отряд русских, находившихся около места переправы не решался вступить в бой с целой армией. Дело ограничивалось лишь перестрелкой. Поэтому в течении этого дня успели переправиться на правый берег и сам Наполеон, и его штаб, и гвардия, и войска Нея, и остатки корпусов вице-короля и Даву. Численность французской армии, переправившейся в этом месте составляла до 100 тысяч. Чичагов опасался вступить в бой без приказа Кутузова, потому что не знал, что большая часть переправлявшихся на занимаемый им берег представляла собой просто толпу безоружных и обезумевших от страха людей.

Первым начал действовать Витгенштейн. Он занял позиции при Старом Борисове и отрезал войско генерала Партуно от французской армии. Партуно покинул Борисов и вступил в бой с Витгенштейном. В это время Борисов заняли партизаны Сеславина и пехотный полк из отряда Чичагова. Партуно вынужден был сдаться со всем своим отрядом (4 тысячи солдат и офицеров).

Утром 16 ноября французская армия находилась в следующем положении. На правом берегу Березины, между Брилями и Стаховым, были сосредоточены корпус Удино и остатки корпусов и дивизий Домбровского и Клапареда. Гвардия (около 7 тысяч человек) расположилась близ деревни Занивоки. Кроме того, около мостов были сосредоточены остатки корпусов Даву, вице-короля и Жюно. Всего на правом берегу в тот момент оказалось около 20 тысяч воинов. На левом берегу, у Студенки, еще оставался корпус Виктора, обозы и масса безоружных. При этом, на обеих берегах шел бой.

Правда, на правом берегу дело ограничивалось лишь артиллерийской и оружейной перестрелкой. Зато Витгенштейн на левом берегу действовал решительно. Когда он направил артиллерийский огонь на обоз, французы устремились к мостам, не ожидая очереди, и случилась паника. Обезумевшие начали давить друг друга, сбрасывать в воду, они гибли под опрокинутыми повозками. На правый берег удалось перебраться немногим.

Ужасно было положение и Виктора. Он не мог пробраться к мостам, потому что его отделяла преграда из сплошной цепи разбитых обозов.

Это была бойня, расплата за содеянное. И все-таки французская армия не поддалась. Она приняла бой с соперником, вдвое превышающим ее по численности, но сумела выйти из положения, в котором оказалась. Можно даже говорить, что русские проиграли возле Студенки. Бездарные Чичагов и Витгенштейн действовали несогласованно, к тому же сами не приняли участия в этом бою, препоручив вести его подчиненным.

Более того, 17 ноября Витгенштейн принял решение оставить в покое французов до прибытия Кутузова. Такое же безвольное решение принял и Чичагов. Командующие продолжали ждать приказа свыше, а французская армия, тем временем, благополучно выбиралась из образовавшегося «котла».

В ночь с 16 на 17 ноября французы успешно завершили переправу. Последними реку переходили войска Виктора. Для этого им пришлось очищать мосты — сбрасывать в воду и людей, и повозки, около 4 часов утра корпус Виктора закончил переправу.

В 6 часов утра из Брилей выступил Наполеон с гвардией. За ним — корпус Виктора. Маршал Ней, охраняя отступление своего императора, остановился на полдороги на Зембин. Мосты было приказано сжечь в 7 часов утра. Когда это начали осуществлять, толпа отставших и безоружных устремилась к переправе и повторилась паника предыдущего дня, люди гибли без числа, и только ничтожному числу из них удалось перебраться на правый берег.

Мосты через Березину были зажжены только в половине девятого. Но даже когда это было сделано, отступавшие пытались перебраться по ним — и гибли теперь уже от огня. Главная трагедия переправы Наполеоновской армии через Березину не в том, что здесь погибло столько-то людей, а в том, что люди гибли в панике.

Последствия этой переправы еще долго напоминали о себе. В феврале-марте 1813 г. в Борисовском уезде было предано земле и сожжено свыше 40 тысяч трупов. На берегу Березины, у Студенки, нашли свое успокоение представители почти всех европейских государств: французы, итальянцы, немцы, швейцарцы, голландцы, поляки, хорваты...

Оглавление книги


Генерация: 0.095. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз