Книга: Чернигов, Новгород-Северский, Глухов, Путивль

Новгород-Северский

Новгород-Северский




85. Новгород-Северский. Вид со стороны Десны

Из Седнева необходимо вернуться на Новгород-Северскую дорогу, которая и сейчас идет по правому берегу Десны, вероятно там же, где и в древние времена, а так же через Березну и Сосницу, древнейшие поселения, известные уже в XII в. За рекой Сновом пейзаж становится однообразным. Изредка попадаются села и небольшие леса, остатки когда-то бывших здесь дремучих дубрав. Недалеко от Новгорода-Северского справа от шоссе виднеется село Дегтяревка, где Десна имеет самую широкую и красивую долину со светло- зелеными лугами и безбрежными лесами на горизонте.

С черниговской дороги, расположенной на равнине, Новгород-Северский кажется ничем не примечательным, но только до тех пор, пока мы не въехали в город и перед нами не открылась красавица Десна.

Когда возник Новгород-Северский — неизвестно. Но, видимо, уже в XI в. он был значительным поселением, а с 1096 г. стал стольным городом младшей ветви династии Ольговичей. Упоминание о нем в летописи восходит к 1146 г., когда во время междоусобных войн он был обложен войсками Изяслава Ольговича, которые «пришедше сташа у переспы, оттуда идоша стрельцы из товар к граду, к вратам Черниговским, и ту бишася много; утрем же день исполчишася и поидоща к вратам Курьским… и пустиша свои к граду, хрестьяне и берендеи, а сами (черниговские князья. — Г. Л.) сташа полки и начала ся бити, и бысть налога велика горожанам, и вбодоша я в врата Острожная, и много бе у них убитых и раненых». Из этого известия летописи можно заключить, что город имел сильные укрепления и несколько ворот: Черниговские — со стороны черниговской дороги, Курские — связывающие город с Курском, и Острожные — видимо, ведущие из острога (окольного города) в детинец.

В XII в. в Новгород-Северское княжество входили Путивль, Курск, Трубчевск и Брянск.

Новгород-Северский уже в XII в. имел укрепления детинца и окольного города. Его фортификации благоприятствовал рельеф местности, на которой он был расположен. Высокое плато холма было изрезано глубокими оврагами на несколько частей: наиболее выгодная возвышенность была занята древним детинцем, на юго-восток от него располагался город с Успенским собором. С востока, севера и запада холм почти отвесно обрывался, а с юга был защищен глубоким перекопом-рвом. На запад от детинца, на пологом, опускающемся к Десне склоне холма, находилась часть древнего окольного города, где в 1086 г. была построена каменная церковь св. Николая, разрушенная, как и Успенский собор во время татаро- монгольского нашествия. К сожалению, эти храмы — древний городской собор и церковь св. Николая — не исследованы, и у нас нет данных судить об их архитектуре. В середине XII в. город, видимо, стал расти главным образом в южном, юго- западном и юго-восточном направлениях. Позднейшие известия свидетельствуют о том, что кроме уже названных трех ворот в город вели еще Рождественские и Водяные ворота.

После разделения черниговской династии на две ветви — Давидовичей и Ольговичей — Новгород-Северский становится вторым после Чернигова городом, а затем и центром отдельного княжества. Его князья играют скромную роль в истории Руси. Главное их внимание направлено на беспрерывную борьбу за свои династические интересы. Междоусобная борьба не только открывала двери «половецкой опасности», но и истощала силы народа, подрывала экономику княжества. Этим и объясняется малое число каменных сооружений домонгольской поры, известных в Новгороде-Северском.


86. Новгород-Северский. План города в XVIII в.:

А — детинец; Б — город: В — посад; 1 — Успенский собор; 2 — церковь св. Николая; 3 — Покровская церковь; 4 — церковь Рождества Христова; 5 — Черниговские ворота; 6 — Воскресенская церковь; 7- Курские, или Глуховские, ворота; 8 — Спасо-Преображенский монастырь; 9 — церковь Благовещения; 10-Воздвиженская церковь; 11 — Водяные ворота

Эпоха феодальной раздробленности характеризуется интенсивным и повсеместным проникновением народных традиций в культуру и искусство. Хотя Новгород-Северский в эту эпоху был второстепенным, рядовым городом Руси, однако и в нем кипела творческая мысль. В зодчестве заметны свои особенности, а эпизод из истории княжества — неудачный поход новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев в 1185 г. — стал темой гениальной поэмы «Слово о полку Игореве».

Исход неравной битвы на берегах Донца с необычайной поэтической силой запечатлен в «Слове»:

«С зараниа до вечера, с вечера до света летят стрелы каленыя, гремлють сабли о шеломы, трещать копиа харалужные в поле незнаеме, среди Земли Половецкыи. Чрьна земля под копыты костьми была посеяна, а кровью польяна: Тугою взыдоша по Русской земли, . Ту кровавого вина не доста; ту пир докончаща храбрии Русичи: сватов попоиша, а сами полегоша за землю русскую».

На ослабленную Русь «погании со всех сторон с победами приходили». Великий певец «Слова» прозорливо видел в этой неудаче гибельные последствия феодального дробления и поэтому обращался с призывом к великому Всеволоду Суздальскому, к галицкому Ярославу Осмомыслу и ко всем князьям постоять «за землю руську».


87. Храм Спасо-Преображенского монастыря. XII в. Реконструкция


88. Успенский собор. Конец XVI! — первая четверть XVIII в.

«Пестнотворец Святославль», видимо, был очень тесно связан с новгород-северскими и черниговскими князьями. Он и сложил в их честь в 1187 г. прекрасную поэму, но, как великий сын своего народа, сумел подняться выше узкоместных интересов и занять независимую патриотическую позицию, по духу своему отвечающую самым насущным стремлениям широких слоев трудового народа.

Возможно, что стертые с лица земли монгольским нашествием в 1239 г. храмы и дворцы Новгорода-Северского также поражали бы наше воображение и восхищали, как впечатляет неувядаемая красота «Слова о полку Игореве». Найденные во время археологических исследований 1953 г. остатки церкви на территории Спасо-Преображенского монастыря представляют большой интерес для истории древней архитектуры Новгорода-Северского. Когда был построен собор — неизвестно. Литературная традиция относит его ко времени княжения Владимира Давидовича (1124–1139). Но характер кладки открытых археологами фрагментов сооружения заставляет усомниться в достоверности этой датировки. Его, скорее, можно отнести ко второй половине XII в., то есть либо ко времени княжения Олега Святославича (1164–1180), либо Игоря Святославича (1180–1198). Мы склоняемся к той мысли, что вероятнее всего, собор связан с Игорем, на это указывает его близость к Пятницкой церкви в Чернигове. Как можно полагать, этот храм был трехапсидным, четырехстолпным, с тремя большими папертями (ил. 87). Подобные паперти есть в Успенском соборе Елецкого монастыря в Чернигове. Обнаруженный во время раскопок лекальный кирпич различных типов позволяет предположить по аналогии с Пятницкой церковью, что здание было декорировано аркатурой, сетчатым орнаментом, «городками» и поребриком. Находки плиток белого, желтого, зеленого и коричневого цветов свидетельствуют о богатстве и красочности древнего пола.

Судя по плану, храм, вероятно, имел ярко выраженную пирамидальную композицию масс. Ступенчатость его нарастающих к центру объемов была обусловлена наличием трех папертей, а также тем, что церковь была одноглавой и, вероятно, имела поднятые своды центрального нефа и трансепта. Об этом позволяет предположить гравюра из «Анфологиона», напечатанного в Новгороде-Северском в 1678 г.

После татаро-монгольского нашествия и без того обессиленные чернигово-северские земли продолжают и дальше дробиться и слабеть, пока во второй половине XIV в. не становятся добычей воинственных и агрессивных литовских князей. Сначала Новгородом-Северским владеет Дмитрий Ольгердович, затем Свидригайло, а в 1444 г. литовский князь пожаловал город Ивану Шемяке. В 1500 г. Новгород-Северский переходит на сторону Москвы. С этого момента начинается длительная борьба между Литвой и Московским государством за обладание этим краем.


89. Успенский собор. Своды

Видимо, уже в конце XIII — начале XIV в. после монгольского нашествия фортификации города были восстановлены местными князьями, ибо во время осады в 1535 г. литовцы не смогли одолеть его оборонительных сооружений. После Люблинской унии 1569 г., когда Польша захватила большинство украинских земель, ее взоры были направлены и на новгород-северские земли. В 1619 г. полякам удается захватить Новгород-Северский, но в 1632 г. московский воевода Болтин освобождает его. В 1634 г. Москва уступила город Польше. В 1648 г. сюда для починки и модернизации городской крепости польское правительство прислало французского инженера Боплана. Но он не успел закончить перестройку древней крепости, так как летом этого же года Новгород-Северский захватили запорожцы.


90. Успенский собор. Царские врата иконостаса


91. Покров богоматери. Икона Успенского собора. XVIII в.


92. Троица. Икона Успенского собора. XVIII в.

После освободительной войны 1648–1654 гг., когда Новгород-Северский стал сотенным городом Стародубского казацкого полка, его укрепления, поврежденные во время военных действий 1648 г., были восстановлены. Застройка города в XVII–XVIII вв. была деревянной. В XVII в. в Новгороде- Северском было несколько монастырей, коллегиум и ратуша; со второй половины XVII в. он становится культурным центром, где собираются видные литературно-художественные силы. С 1637 г. епископскую кафедру здесь возглавляет энергичный Лазарь Баранович. Он организует в Спасо-Преображенском монастыре школу, а в 1663 г. — типографию. Вокруг него группируются талантливые деятели — проповедники, писатели, художники и зодчие. Большие работы по перестройке зданий велись в монастыре между 1670–1699 гг. Образы реальной окружающей жизни занимают почетное место в проповедях, религиозных и полемических сочинениях местных авторов. Показателен в этом отношении «Служебник» (ныне находится в ГИМе, в Москве), написанный в «монастыру всемилостивого Спаса Новгородка Сиверского в року 1665 августа 6» повелением Лазаря Барановича. Его прекрасно исполненные иллюстрации точно воспроизводят бытовую обстановку того времени. Цель «Служебника» — освятить авторитетом церкви незыблемость старшинской иерархии.

Заглавный лист «Служебника» украшен традиционной композицией в виде арки, внутри которой написано заглавие книги, а внизу нарисован Спасский собор XII в. в том виде, какой он получил после реставрации при Лазаре Барановиче.

Самой интересной миниатюрой книги являются «Чин освящения прапора (знамени)» (ил. 112). На ней с большой тщательностью нарисован интерьер, возможно, Спасского собора в Новгороде-Северском, где происходит освящение казацкого знамени. Весь первый план занят главными действующими лицами — духовенством и «усатым казацтвом», впереди которого стоят гетман и полковник с булавами в руках, а за ними есаул со знаменем. Звучные сочетания ярких зеленых, красных, оранжевых цветов передают атмосферу торжественности освящения знамени казачества, поднявшегося на борьбу против польской шляхты.

Как известно, с 1663 по 1668 г. гетманом Левобережной Украины был Иван Брюховецкий. В летописи Самоила Величка начала XVIII в. (ныне находится в библиотеке им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде) есть портрет Брюховецкого, очень сходный с изображением гетмана в «Служебнике», что позволяет усматривать в последнем портрет Брюховецкого.


93. Богоматерь. Икона Успенского собора. Конец XVII в.


94. Портрет полковника Лукьяна Журавки. Начало XVIII в. Местонахождение неизвестно

В «Служебнике» много заставок с маленькими сюжетными сценками. Они все разнообразны не только по композиции, но и по колориту. Возможно, что эти миниатюры выполнены одним из новгород- северских иконописцев, но, кто бы их ни писал, они убедительно свидетельствуют не только о талантливости автора, но и об общем высоком уровне художественной культуры. В целом это одна из лучших украинских рукописных книг того времени.

Замечательным произведением ювелирного искусства является серебряный оклад Евангелия с инициалами архимандрита Спасского монастыря Михаила Лежайского (ныне находится в Черниговском историческом музее, ил. 113, 114). Оклад сделан после 1670 г. Верхняя доска его представляет собой прорезную пластину с растительным орнаментом крупных форм. Посередине ее в многолепестковом картуше высоким рельефом вычеканен Деисус, а в четырех углах — евангелисты. На нижней доске в виде геральдического щита изображен герб Лежайского. Картуш и рисунок орнаментов оклада аналогичны орнаментам заставок «Анфологиона» 1672 г. и, возможно, сделаны одним и тем же художником.

Типография в Новгороде-Северском просуществовала недолго. По переезде архиепископа Барановича в Чернигов она была переведена туда же и слилась со вновь организованной черниговской типографией. Но и за короткое время своего пребывания здесь она успела зарекомендовать себя изданием нескольких хорошо оформленных книг. Из новгород-северских граверов известны Дамаскин, Дорофей, Константин, Семен Ялинский и ряд мастеров, скрывающихся под инициалами В. Л. Н., П. Е., И. С., М. Я.


95. Церковь св. Николая. Своды


96. Церковь св. Николая. 1760

«Апостол», изданный в Новгороде-Северском в 1670 г., имеет оригинальные гравюры, которые отличает прекрасная композиция и сочный штрих. Особенно благородно разработаны в них светотеневые отношения. Заставки на черном фоне очень нарядны: их штрих также изящен. В центре миниатюрных заставок, чаще всего в круге, нарисованы либо лики популярных святых, либо сцены страстного цикла, либо любимый художниками «Покров».

«Анфологион» 1678 г. более наряден, чем «Апостол», его гравюры не прямоугольного формата, а вкомпонованы в разнообразные по форме картуши. В превосходной гравюре «О сутяжничестве» очень разнообразный и уверенный штрих хорошо моделирует выразительные фигуры первого плана (ил. 115). Не менее оригинальны гравюры «Октоиха» 1682 г., в которых растительный орнамент переплетается со сказочными птицами и фигурками путти. На этих примерах видно, что обмирщение религиозного искусства этого времени состояло не только в том, что лики святых получали национальные черты, исполнялись реалистически, но и в том, что с начала в декоративные, а затем и в сюжетные композиции проникают светские, а также языческие античные мотивы, пропущенные через горнило ренессансного и барочного искусства.


97. Покровская церковь. 1766. Не сохранилась

Это время — XVII век — было благоприятно и для развития Новгорода-Северского как города. Он постепенно расширяется и, видимо, в конце века перешагивает границы домонгольского. Заселяются урочища Заручье, Домотканово, Здвиженье, Вербницы, Сухомлинье; его новые территории получают названия: Предместье и Новый Паркан.

В 1781 г. учреждается Новгород-Северское наместничество, затем переименованное в губернию (просуществовала до 1796 г.), и Новгород-Северский становится губернским городом. У местной администрации возникает даже проект об учреждении здесь университета, но из-за отсутствия средств и в связи с последовавшей затем ликвидацией губернии эта идея не была осуществлена. Стоящий в стороне от торговых путей и промышленных центров, город приходит постепенно в упадок и в XIX в. превращается в типичный уездный городок. Наиболее крупным строительством здесь в конце XVIII в. было возведение торговых рядов, Спасо-Преображенского собора в монастыре на деньги, пожертвованные императрицей Екатериной II. В начале XIX в. древние укрепления города за ненадобностью были уничтожены.

Осмотр памятников Новгорода-Северского лучше всего начать с окольного города, где на месте бывшего домонгольского храма в конце XVII в. был заложен новый Успенский собор. Указом Петра I о запрещении каменного строительства в провинциальных городах работы по его сооружению были приостановлены и возобновлены лишь в 1721 г. (ил. 88). О ходе возведения этого здания есть краткое известие в «Универсале» гетмана Скоропадского: «.. для строения оной (церкви) затягненный нарочно з Киева Архитект, дела предлежащего не хочет зачинаты без дания себе належных грошей». Вероятно, в скором времени после издания гетманского указа церковь была окончена. В 1748 г. «оправление», то есть починку в храме, «дилал Иван Авдиев Погарский». В 1767 г. неизвестно по каким причинам в арках свода появились трещины, и под них были подведены столбы и укреплена восточная стена. В 1820 г. были переделаны барочные верхи куполов собора: главы стали тяжелыми, не свойственной украинской архитектуре луковичной формы, в связи с чем изменился его внешний облик. Тогда же к собору была пристроена колокольня.


98. Покровская церковь. Внутренний вид

Местоположение Успенского собора очень удачно. Он «оседлал» одну из самых высоких точек прибрежного рельефа. На его объеме «держится» вся пространственная композиция города. Но особенно хорошо он смотрится с задесенья, выделяясь своим белоснежным силуэтом среди зелени садов и низкой одноэтажной застройки.

Успенский собор представляет собой крестчатое, пятикупольное, с маленькими помещениями между рукавами креста сооружение: его план очень напоминает план Екатерининской церкви в Чернигове. Но в то же время в нем есть ряд существенных отличий. Здесь пять основных башнеобразных объемов выявлены сильнее. Объемы, расположенные между рукавами креста в плане низкие, в то время как в черниговском храме Екатерины они достигают половины высоты основного массива. Кроме того, в новгород-северском храме центральный купол значительно превосходит своими размерами боковые, а в Екатерининской церкви он только немного выше остальных. Массы Успенского собора благодаря всему этому монументальны, их движение ввысь энергичнее, а пирамидальность выявлена четче, последовательнее и логичнее. В этом сказалась характерная особенность черниговского народного деревянного зодчества, отмеченная уже в Николаевской церкви и в каменной церкви Рождества богородицы в Седневе.

Приведенные выше слова из «Универсала» гетмана Скоропадского указывают на какого-то киевского архитектора как на автора собора. Таким образом, выясняется связь новгород- северского памятника не только с местными народными традициями, но и с каменной архитектурой Киева.

Если большинство киевских и черниговских храмов сооружалось на средства казацкой старшины или гетманов, то почти все храмы Новгорода-Северского возводились на средства мещан. Это обстоятельство играет немаловажную роль в понимании особенностей местного искусства, в котором нашли яркое воплощение эстетические и художественные идеалы торгово-ремесленных городских масс. Новгород-Северский Успенский собор служит тому убедительным примером.

В связи с тем что порталы собора и декор окон проще и лаконичнее, чем в черниговских и киевских храмах этого типа, он выглядит строже и внушительнее. Мощные пилястры закрепляют грани объемов и придают энергию движению масс. Своеобразно многократно профилированные капители, фигурные фронтоны над окнами и декоративные полочки над ними вместе с сочным многообломным карнизом как бы образуют единое завершение основных объемов и создают логичный переход к главам. Не менее сильно движение вверх внутреннего пространства выявлено и в интерьере. Все грани объемов и линии окон направлены к зениту куполов. В храме много света; в нем нет ничего дробного, мелкого, мешающего восприятию общего.

От первоначального иконостаса в Успенском соборе сохранилось несколько икон конца XVII — начала XVIII в., обладающих высокими художественными достоинствами. Они важны также и для понимания эволюции украинского искусства. Более ранними из них являются две иконы наместных образов Спасителя и Богоматери. Исполнены они, вероятно, в конце XVII в. в широкой монументально-декоративной манере. Насыщенные цвета пурпурных и синих одежд ярко выделяются на золотом орнаментированном фоне. Силуэты в обеих иконах лаконичны и выразительны. При фронтальной постановке фигур Христа и Богоматери в пропорциях лиц видны ренессансные традиции. Строгий овал лица Христа, его большие выразительные глаза написаны с высоким мастерством. Иератичность и строгость позы Богоматери смягчаются легким наклоном ее головы в сторону младенца. По типу она восходит к иконе «Ильинская богоматерь» Григория Дубенского, но здесь мастер дает свою интерпретацию образа. Она более монументальна, ее взор строже. Это вызвано, видимо, тем, что икона из Ильинской церкви предназначалась для маленькой церкви, интерьер которой был рассчитан на ограниченное число прихожан, а новгород-северская икона Богоматери — для большого храма.

Особенно популярными в конце XVII — начале XVIII в. становятся те иконы, на которых были представлены сцены, где одновременно действуют и божественные и реальные персонажи. Такой самой распространенной на Украине была икона «Покров богоматери» (ил. 91). Ее сюжет полюбился народу тем, что богоматерь изображалась здесь среди народа, ищущего ее заступничества и покровительства; заказчики иконы, ктиторы храма находились как бы рядом со святыми. На иконе «Покров богоматери» действие происходит внутри реального украинского храма, в котором возвышается резной позолоченный иконостас, нарисованный со всей тщательностью и точностью. В центре, вверху иконы, написана Богоматерь — «радуйся покрове миру ширшая облака», по сторонам ее сонм святых, а ниже — светские персонажи: царь с царицей, гетман Полуботок с женой, полковник Журавка с сыном и их жены, а также другие представители видных семейств и духовенства Новгорода-Северского. Лишь немногие из лиц, изображенных на этой иконе, обращают молитвенный взор к Богоматери, большинство же даны в самых разнообразных позах, как на групповом портрете. Художник не опускает ни одной подробности ни в лицах, ни в костюмах. Он старается со всей правдивостью и точностью передать портретное сходство каждого персонажа. С наибольшей тщательностью мастер исполняет портрет гетмана. На нем богатая кирея и жупан; характерная прическа и не очень длинные казацкие усы передают национальный тип мужчины.

Обмирщаются не только такие иконы, как «Покров богоматери», «Воздвижение» или «Рождество Христово», но даже и такие канонические, как «Троица». В новгород-северской иконе «Троица» изображение символического триединого божества превращается в обыкновенную жанровую сценку, где нет ничего условного (ил. 92).


99. Спасо-Преображенский монастырь. Вид со стороны Десны

Мирские черты в религиозном искусстве возникали под влиянием светской живописи. Примером последней может служить портрет новгород-северского сотника, а затем стародубского полковника Лукьяна Журавки (местонахождение неизвестно; ил. 94). Полковник был смелым воином и твердым правителем. Художник стремится не упустить ничего важного. Изображая обстановку, он хочет ввести зрителя в мир портретируемого, не впадая при этом в назойливую мелочность. На общественное положение и ранг Журавки указывает лишь герб на стене. На богатую обстановку жилища намекает только накрытый ковром стол, на котором возле Евангелия стоит небольшое серебряное распятие. Красочный ковер перекликается со златотканым узорочьем жупана полковника, поверх которого наброшена кирея с горностаевой опушкой.


100. Спасо-Преображенский монастырь. План:

1 — храм Спаса XII века (не сохранился); 2 — Спасо-Преображенский собор; 3 — Петропавловская церковь и трапезная; 4 — корпус келий; 5 — Ильинская церковь и настоятельский корпус (не сохранились); 6-бурса; 7- кельи; 8 — главные ворота; 9 — башни

Главным для художника остается человек. Чтобы выделить лицо «вродливого», средних лет брюнета, он помещает его на фоне темной стены. Волосы вокруг высокого лба, крупные глаза, черные брови и небольшие казацкие усы написаны тщательно и с любовью. Репрезентативность портрета усиливается достойной осанкой Журавки, а сжимающая эфес сабли рука изобличает в гем незаурядного и решительного человека.

О том, что в украинский традиционный ктиторский портрет проникает известный психологизм, стремление детально изобразить обстановку и ввести в композицию элементы ландшафта, свидетельствует портрет Евдокии Журавки, жены Лукьяна Журавки. Портрет Евдокии находился в Троицкой церкви Спасо-Преображенского монастыря, над ее могилой (местонахождение неизвестно). Надпись в стихах под портретом говорила о том, что «Написано выображение сие року 1697 месяца июня 18 дня Иван Паевский изобрази». Евдокия Журавка умерла молодой, оставив троих детей. Иван Паевский изображает не просто портрет покойной, но делает акцент на печальной судьбе сирот и смерти молодой матери. Она стоит за столиком, опираясь рукой на книгу; за окном видна «Голгофа»- пейзаж с распятием. Несмотря на то, что художник очень тщательно выписал все детали вплоть до застежек на книге, перстня на руке и орнаментов на одежде, все же главным для него остается лицо портретируемой. Своеобразие портрета состоит в том, что Паевский сумел объединить тонкую живопись, мастерское светотеневое моделирование с проникновенной психологической характеристикой.


101. Угловая квадратная башня и стены Спасо-Преображенского монастыря. 1670–1699

Недалеко от Успенского собора, к юго-западу от него, находилась трехчастная, трехкупольная каменная Воскресенская церковь, сооруженная в 1707 г. «коштом мещан» новгород- северских. Этот храм, ныне не сохранившийся, для истории украинского зодчества важен тем, что в нем нашли яркое выражение отмеченные ранее черты центричности и своеобразного построения внутреннего пространства.

Эта же тема очень оригинально была выявлена и в деревянной, также ныне не существующей церкви Варвары, построенной в 1783 г. Такая устойчивость традиционных приемов свидетельствует о глубоких корнях данной композиции и о том, что она наиболее отвечала вкусам и эстетическим представлениям народных масс.


102. Стены Спасо-Преображенского монастыря. 1670–1699


103. Богоматерь Знамение. XVII в. Рельеф с башни-колокольни. (Новгород-Северский, Музей)

Необходимо обогнуть выступ горы и спуститься на нижнюю террасу большого холма, чтобы увидеть выдающееся произведение украинского деревянного зодчества — церковь св. Николая, построенную в 1760 г. на месте древней каменной церкви 1086 г. (ил. 96). Это место в городских документах именуется заградьем или предгородьем. Как повествуют легенды, в древности на этом холме находился древнеславянский идол; после принятия христианства здесь был построен храм Николая, покровителя мореплавателей и торговцев.

Спускаясь с холма от Успенского собора к Николаевскому храму, прежде всего увидим «зачарованную» Десну, образующую в этом месте плавный поворот. У крутых обрывистых берегов изгибается сверкающая голубая лента реки, а вдали четко вырисовывается трехъярусный барочный верх Николаевской церкви. Но постепенно дорога спускается к подножию холма, и постройку совсем скрывают высокие деревья. С западной стороны она виднеется в сильном ракурсе. Ее широкие боковые помещения как бы «распластываются» по холму, чтобы затем в косых линиях кровель плавно подняться к центральной восьмигранной бане-верху и динамично взлететь в причудливых линиях заломов.


104. Башня-колокольня Спасо-Преображенского монастыря. 1670–1699

В Николаевской церкви баня-верх имеет два залома и маковку с фонариком. Обшивка сруба вертикальными досками усиливает иллюзию движения ввысь масс, придает храму легкость и изящество. Тонкая и разнообразная по мотивам резьба карнизов, фронтончиков и наличников окон выглядит ажурной, подобно затейливой мережке на украинских холщовых рубахах. Храм поражает безукоризненной композицией масс, каким-то особым органическим слиянием с окружающей средой. Он является частицей пейзажа, неотъемлемой частью холма, из которого будто вырастает. В нем как бы воплощена жизненная энергия и сила земли, которая поднимается, тянется ввысь, играя в мягких, таких живых и пластичных линиях заломов и венчания верха.

В Николаевскую церковь ведут три оригинальные двери со срезанными углами. Подобная форма была излюбленной на Украине. Такие двери встречаются всюду — и в храмах, и в хатах, и коморах, и в мельницах, и в иконостасах. Боковые помещения церкви невысоки и очень масштабны по отношению к человеку. Их плоские потолки, подобно хатам, имеют «сволоки» — главные потолочные балки, покрытые затейливой резьбой. В боковых срубах мало света, все тонет в мягкой полумгле, они открываются в храм фигурными арками. Но зато центральное помещение освещается окнами, расположенными во всех трех ярусах восьмерика. Ввиду такого светового контраста центральная баня кажется особенно ярко освещенной. Выше уже отмечалась характерная особенность украинских деревянных храмов — высотное раскрытие внутреннего пространства.

Господствующим в интерьере Николаевской церкви является средний, высокий, открытый до самого зенита баня-верх (ил. 95). Восточная стена, к которой когда-то был приставлен иконостас (не сохранился), значительно выше, чем противоположная ей западная, а восточные и западные паруса, образующие переход к восьмерику, находятся в разных уровнях. Поэтому баня имеет несимметричную форму. Иконостас как бы создавал «тягу» и тем «деформировал» пространство. Любопытно, что вырез фигурной арки на западной стене сделан симметричным относительно центральной оси. В то же время вырезы боковых арок ввиду их расположения под прямым углом к восточной стене и как бы смещения ее «притяжением» не симметричны. Их рисунок обусловлен положением парусов на неодинаковой высоте на северной и южной стенах центральной бани. Начинаясь низко у западных парусов, вырезы затем поднимаются в направлении к востоку, к высоко поднятым восточным парусам. Стремительный взлет граней центрального восьмерика, его изгибы в заломах усиливают энергию движения, как бы преодолевшего мертвую инертную материальную массу боковых помещений.


105. Гравюра с изображением Спасо-Преображенского собора (западный фасад). XVII в. Деталь

Неподалеку отсюда находилась ныне не сохранившаяся церковь Покрова (1766; ил. 97). Строила ее «громада мещан на Сухомлынци» с пожеланиями, чтобы церковь была видна отовсюду и выделялась своей высотой. Тогда же «громада» заказала живописцу храмовую икону «Покров», на которой ему надлежало представить всех граждан — мещан Сухомлинки, ктиторов и благодетелей храма. Художник изобразил, приукрасив, Десну и новгород-северские холмы, на которых расположил большое количество людей — «весь народ малороссийский»: добропорядочных мещан и мещанок, черное и белое духовенство, усатую казацкую старшину, рядовое казачество и посполитство и даже иноверцев, не достойных заступничества, которых изгоняют ангелы.


106. Дж. Кваренги. Спасо-Преображенский собор Спасо-Преображенского монастыря. 1791–1796

Покровская церковь отличалась от Николаевской не только трехчастным планом, но и всем своим духом, строем пропорций, необычайной стройностью и взлетом масс, в ней смелее и талантливее организовано внутреннее пространство. Если в храме св. Николая боковые помещения приземисты, они как бы «стелются» по земле, словно не могут преодолеть силы тяжести, притяжения холма, то в Покровской церкви — все стремление и взлет ввысь.


107. Спасо-Преображенский собор. Внутренний вид. Деталь

Мастер приподнимает церковь на подклет, ставит ее по образцу московских церквей на нижнюю каменную теплую церковь, благодаря чему храм приобретает значительную высоту. Подклет с храмом когда-то связывала ажурная открытая аркада-галерея (опасанье), позже закрытая обшивкой. Она зрительно облегчала храм, делала его воздушнее и легче, создавала переход от окружающей среды к внутреннему пространству. В интерьере зрителю открывалось захватывающее зрелище уходящей будто в беспредельность пространство многоярусной башни (ил. 98).

Живопись иконостаса церкви, насколько можно судить по сохранившимся фрагментам, обладала особой утонченностью композиционных решений и живописных сочетаний. Она отличалась гармонией нежных серебристых, сиреневых, бледно- зеленых, серо-синих и серо-фиолетовых тонов.

Большого развития в Новгороде-Северском достигло ремесленное производство — сапожное, ткаческое, гончарное, портняжное, кузнечное, литейное, ювелирное и др. Для нужд развивающейся торговли и ремесел на главной площади города были сооружены в конце XVIII — начале XIX в. торговые ряды (ил. 117). От них сохранились северный и часть южного корпуса. Их планировка очень проста: корпус длиной более 100 м поперечные стены членят на одинаковые по размеру помещения. По фасаду всего здания проходит открытая аркада-галерея, увеличивавшая полезную площадь рядов, а также создававшая удобства для эксплуатации, ибо в ненастье защищала от дождя, а в солнечные дни — от зноя. В градостроительном отношении они играли большую роль, ибо своим ритмом фасады создавали яркий архитектурнохудожественный акцент и четко ограничивали торговую площадь. Неуверенно нарисованные арки, колонны и другие архитектурные детали говорят в пользу того, что возводились они местными мастерами, не имевшими высокой выучки и еще не освоившими нормы эстетики архитектуры классицизма.

Но, несмотря на это, их роль в градостроительстве и планировке города очень велика и сохраняет свое значение и по сие время.


108. Кельи Спасо-Преображенского монастыря. XVII в.

В стиле, близком торговым рядам, в городе было построено немало домов. До настоящего времени сохранилось полностью или частично несколько таких домов на улице 50-летия Октября. Кроме того, заслуживает внимания здание бывшего земства (ил. 116), которое расположено на площади Ленина. П-образный план корпуса с как бы расходящимися крыльями был обусловлен формой участка между смежными улицами. Дом хорошо замыкает угол, создавая заметную архитектурную доминанту.

По случаю проезда через город императрицы Екатерины II новгород-северцы возвели в 1786–1787 гг. Триумфальную арку (ул. Маркса; ил. 118). Арочный проезд с двух сторон фланкируют пилоны с двухколонными портиками ионического ордера очень хороших пропорций, нарисованные рукой искусного мастера. На пилонах между колоннами помещены щиты с гербами наместничества (губернии). Пройдя через Триумфальную арку и свернув влево, можно выйти к Спасо- Преображенскому монастырю.


109. Бурса Спасо-Преображенского монастыря. 1657–1667

Неизвестно, когда был основан Спасо-Преображенский монастырь (ил. 99). Предания и литературная традиция относят его возникновение к XI в. Кроме главного храма Спаса в древности здесь находился храм Михаила, но неясно, стоял ли он отдельно или был небольшой часовней при главном соборе. В 1179 г. в нем был похоронен Олег Святославич.

Во время татаро-монгольского нашествия монастырь был разрушен, но спустя недолгое время восстановлен. Большое же строительство в нем началось только во второй половине XVII в., при Лазаре Барановиче. При нем был реставрирован древний Спасский храм и начата подготовка к сооружению трапезной и новой каменной ограды. Когда был построен каменный корпус келий и трапезная с Петропавловской церковью, сказать трудно. Возможно, что еще в домонгольское время, но не исключено и то, что он был возведен при Лазаре Барановиче. В 1657–1667 гг. было построено двухэтажное каменное здание бурсы; в 1670–1699 гг., при Михаиле Лежайском, — одноэтажный каменный братский корпус (кельи), расположенный параллельно северо-западной оборонительной стене монастыря, каменная ограда с шестью башнями, надвратная башня-колокольня и настоятельский двухэтажный корпус с Ильинской церковью.

Как выглядел ансамбль Спасо-Преображенского монастыря в XVII–XVIII вв., можно судить по гравюре в «Анфологионе», изданного в 1678 г. К сожалению, на ней ансамбль изображен лишь частично. В центре представлен главный Спасский храм с семью куполами, с барочными кровлями и фигурными фронтонами на фасадах; между папертями — часовни, увенчанные куполами. Слева виден двухэтажный корпус, окруженный открытыми двухъярусными галереями, справа — Петропавловская церковь, трапезная и братский одноэтажный каменный корпус келий с двухэтажным выступом, на втором этаже которого устроена беседка с шатровой кровлей.

В 1786 г. к двухэтажному настоятельскому корпусу была пристроена Ильинская церковь. В 1785–1790 гг. древний Спасский храм был разобран и в 1791–1796 гг. по проекту Дж. Кваренги возведен новый Спасо-Преображенский собор. Со стороны города перед оборонительной стеной был сделан сухой ров, обложенный кирпичом, через ров был перекинут мост для въезда в монастырь. Башни были покрыты тесом, а зубцы стен — поливной зеленой черепицей. В 1830 г. тесовая кровля на башнях и корпусах была заменена железной.

В таком виде комплекс зданий и сохранился до Великой Отечественной войны, во время которой был варварски сожжен немецко-фашистскими войсками. Сразу же после освобождения города начались работы по его восстановлению.

Из наиболее древних сохранившихся монастырских строений значительный интерес представляют одноэтажный братский корпус келий (ил. 108) и примыкающая к нему Петропавловская церковь с трапезной. Длинный, прямоугольный в плане, он первоначально был разделен продольной и несколькими поперечными стенами на большое число помещений, перекрытых полуциркульными сводами, оси которых параллельны поперечным стенам. На северном фасаде этот корпус имеет небольшой выступ-эркер, и это лишает его архитектуру однообразия. Гладь стен нарушают глубокие проемы окон и дверей, декоративные нишки в верхней части и фриз в завершении; кроме того, на северной стене изображен стилизованный «расцветший крест». Во фризе на северном и восточном фасадах, в местах пазух смежных сводов, есть отверстия для водостоков. Можно думать, что когда-то кровля братского корпуса келий при ширине около 19 м не была сплошной, а состояла из отдельных двускатных крыш, выходивших фронтончиками на продольные фасады. Подобные сооружения часто встречаются на гравюрах с изображением украинских городов XVII в. (например, Каменец-Подольска, Перемышля и др.).


110. Петропавловская церковь Спасо-Преображенского монастыря. XVII в.


111. Петропавловская церковь. Купол

Не меньшего внимания заслуживает и Петропавловская церковь с трапезным залом. С востока она выглядит как небольшой крестовый храм с низкими ветвями креста и высоким куполом (ил. 110). Подобная особенность характерна для черниговского народного зодчества. Только узенький аркатурный фриз да княжеские знаки трезубца, выложенные из кирпича на гранях апсиды под фризом, украшают ее стены. Как уже отмечалось, в XVII в. архитекторы и художники очень часто обращались к культуре и искусству домонгольского времени. Возможно, изображение княжеских знаков на стенах древнего Спасского собора XII в. послужило образцом для подражания мастерам XVII в. Этим как бы подчеркивалась преемственная связь далекого прошлого с современностью.

Обеденный зал имеет в центре один опорный столб, несущий систему сводчатых перекрытий, и тремя проемами соединяется с небольшим прямоугольным нефом церкви. В трапезной возникает ощущение уюта. И низенькие своды, и приземистый столб, и небольшие окошки — все вместе придает ей особое очарование.

Через арочные проемы трапезной виднеется более светлый неф церкви, к которому примыкает граненая апсида с двумя небольшими помещениями. Он очень своеобразен благодаря оригинальной системе сводчатого перекрытия в виде ступенчатых подпружных арок, образующих небольшое квадратное подкупольное отверстие у основания барабана купола. Такие конструкции известны в украинской архитектуре в церкви в Лаврове (XV в.) и в часовне Трех Святителей во Львове (1578), а в русской архитектуре — в псковских храмах XVI в.

В подобном инженерном решении перекрытия Петропавловской церкви восхищают особое напряжение и красота сочетания кривых подпружных арок различного радиуса. Нижние большие арки по оси стен апсиды вздымаются торжественно и мощно. Они отсекают боковые части нефа и подготовляют переход от подкупольного пространства к световому отверстию барабана. В поперечном направлении перекинуты меньшие арки, в свою очередь уменьшающие подкупольное пространство до квадратного. Наконец, паруса образуют уже правильный восьмигранник, на котором стоит барабан купола. Благодаря такой конструкции сводов нижняя часть храма всегда тонет в полумраке, и как контраст ей сияет ярко освещенный купол, парящий в высоте. Движение и сложное переплетение вертикальных и дугообразных линий не связаны с вертикалями барабана и гранями сомкнутого свода купола. Это и создает ощущение парения купола. Когда глаза осваиваются с полутьмой, замечаешь причудливое пересечение линий и плоскостей, контраст арочных очертаний и строгих вертикалей барабана, ощущаешь легкость масс и архитектурное изящество конструкции (ил. 111).

Ильинская церковь, возведенная в 1786 г., когда-то была связана с двухэтажным каменным корпусом на погребах и с настоятельскими покоями крытой галереей. К сожалению, этот интересный комплекс был до неузнаваемости переделан, а во время Великой Отечественной войны сгорел, и поэтому о его архитектуре трудно судить. Корпуса, протянувшиеся вдоль северо-западной оборонительной стены, очень скромны по архитектуре и незатейливы по планировке, но удачно дополняют общий ансамбль монастырских зданий.


112. Чин освящения прапора. Миниатюра «Служебника». 1665 (Москва, Исторический музей)


113, 114. Оклад Евангелия Михаила Лежайского. 1670 (Чернигов, Исторический музей)


Интересным памятником архитектуры является восстановленная в 1959–1961 гг. и расположенная на восток от Спасо- Преображенского собора двухэтажная каменная бурса (ил. 109); она была построена в 1657–1667 гг. Функциональное назначение как учебного заведения определило ее простую и целесообразную планировку, совершенно одинаковую как в первом, так и во втором этаже. Корпус длиной около 40 м когда-то был разделен несколькими поперечными стенами на четыре большие классные комнаты и две поменьше, двери которых выходили на открытую аркаду-галерею. Огромные арочные проемы галереи создавали на главном западном фасаде своеобразный выразительный ритм; с ними контрастировали белые плоскости стен с незатейливым декором, состоящим из ширинок. Такие дома с аркадами-галереями были очень типичны для украинского деревянного зодчества того времени. Нынешний вид бурса получила после реставрации в 1960-х гг.


115. Притча о сутягах. Гравюра «Анфологиона». 1678

В 1670–1699 гг. были возведены каменные оборонительные стены монастыря длиной немногим менее километра, с надвратной и угловыми башнями (ил. 101). С окончанием строительства стен, башен, ворот и рвов монастырь превратился в солидную крепость.

Как уже говорилось, в XVII в. аскетические идеалы искусства XIV–XV вв. сменяются гораздо более жизнерадостным восприятием действительности. В оборонительном зодчестве смягчаются черты суровости, архитектурные массы компонуются непринужденнее и живописнее, а декор становится богаче и разнообразнее. Ярким памятником этой эпохи являются стены и башни Спасо-Преображенского монастыря. В связи с новыми запросами перед зодчими уже стояла задача создания не только мощной оборонительной башни, но и парадного въезда. Этим объясняется разнообразие деталей и живописная композиция ограждающих стен и башен.

Прямо против главных ворот в глубине просторного двора монастыря стоит массив Спасо-Преображенского собора (ил. 106), построенный в стиле классицизма. Он, может быть, слишком грузен и немасштабен для данного ансамбля и его природного окружения, но тем не менее он впечатляет монументальностью и своей сдержанной архитектурой. Возведенный по проекту Дж. Кваренги храм в плане представляет собой квадрат с одной апсидой. С трех сторон, кроме восточной, он имеет неглубокие притворы, украшенные огромными портиками, угловые анты которых — квадратные в сечении, а внутренние колонны — круглые. Между ними устроена большая арка с двухколонным портиком меньшего масштаба и входным порталом. Этот арочный мотив с двухколонным портиком повторен и в интерьере на всех четырех сторонах подкупольного пространства (ил. 107). Благодаря этому в интерьере, как и в массах экстерьера, доминирует центральный купол. Во внешней архитектуре здания применен тосканский ордер, а в интерьере — ионический. Сферический купол украшен росписью в технике гризайль, имитирующей кессоны с розетками. Над угловыми помещениями храма поставлены четыре купола на восьмигранных барабанах. Интерьер собора отличается размахом, мощью и величием внутреннего пространства.

Осмотр укреплений монастыря лучше всего начать с надвратной башни-колокольни (ил. 104), которая своими формами и крупным массивом господствует над остальными, выделяясь замысловатой композицией объемов и декоративным убранством. В плане она представляет собой сложную композицию.

Двухэтажное основание башни-колокольни, прямоугольное в плане, ориентировано длинной стороной перпендикулярно оси проезда. Над ней возвышается как бы врезанный в нижний массив восьмигранный объем яруса для звонов с восемью арочными проемами. В плане ярус для звонов имеет вид вытянутого восьмигранника, длинная сторона которого параллельна оси проезда. Завершается он барочным куполом с фонариком и главкой, увенчанной высоким шпилем. Нижний двухэтажный объем башни-колокольни со стороны двора имеет три членения по горизонтали. Первое — мощный шаг трех арочных проемов. Над ними проходит пояс из тринадцати небольших ниш, из которых средняя несколько выше и шире других, так как в ней была фреска с изображением Вседержителя, а в двенадцати остальных — апостолов. С обоих концов этот фриз фланкирован солярными знаками-розетками, выложенными из кирпича. Третье членение состоит из девяти небольших арок, покоящихся на массивных восьмигранных столбиках. Восьмерик яруса звонов на гранях украшен знаками трезубца; верх восьмерика украшен изящной строчкой поребрика и карнизом.


116. Здание бывш. земства на площади Ленина. XIX в.


117. Торговые ряды на улице 50-летия Октября. XIX в.


118. Триумфальная арка на улице Карла Маркса. 1786–1787


119. Дом на улице 50-летия Октября. XIX в.

Особенность композиции башни-колокольни состоит в том, что восьмигранный объем верха со стороны двора отодвинут в глубь здания, а со стороны въезда, наоборот, он выступает наподобие граненой апсиды. Арка со стороны въезда, фланкируемая тоненькими колонками, имеет неширокий наличник- тягу и украшена треугольной порезкой, подобно «одвиркам» — дверным косякам в украинском деревянном зодчестве. Над проездом расположены три большие ниши, когда-то украшенные живописью, причем средняя значительно выше боковых; она дана в обрамлении простого наличника и колонок, декорированных лепным орнаментом, состоящим из виноградной лозы, а боковые — фигурных столбиков. В сущности, эта грань башни почти точно повторяет композицию центральной части иконостаса: въезд — царские врата, ниши над ним — второй ярус с изображением «Моления», с той только разницей, что в данном случае в середине вместо Христа на троне было написано «Преображение», так как монастырь был посвящен этому празднику. Такая декоративная обработка парадного въезда сообщала ему особую внушительность. Но зодчему показалось и этого мало. Чтобы придать въезду еще большую торжественность, он отодвинул надвратную башню вглубь от линии оборонительных стен и впереди нее на углах поставил две круглые башни. Такое решение было необходимо также и в оборонных целях.

Главный и дворовый фасады надвратной башни различаются не только тем, что их архитектурные массы имеют своеобразную композицию, но и тем, что украшены они различным декором. Со стороны въезда она еще сохраняет некоторые признаки оборонительного сооружения, а со двора имеет вполне мирный вид.


120. Дом на улице Карла Маркса. Начало XX в.


121. Памятник воинам-землякам, павшим в годы Великой Отечественной войны на площади Богдана Хмельницкого. 1975

Однако хотя угловые башни главного въезда и имеют бойницы и машикули, они менее внушительны, чем надвратная, и, скорее, похожи на часовни. Неширокие пилястры, членящие эти башни, придают им нарядность и стройность. Над пилястрами проходит аркатурный фриз. В простенках между пилястрами размещены прямоугольные ниши либо с арочными завершениями, либо с треугольными фронтончиками. В прямоугольные ниши когда-то были вставлены терракотовые рельефы с изображением Богоматери Знамение (ил. 103). Ныне один из них находится в Новгород-Северском отделении Черниговского исторического музея. Рельеф сделан с большим мастерством. Лицо Марии и многочисленные складки ее одежд тщательно моделированы; рисунок полуфигуры Богоматери очень хорош. Теплый желто-розовый цвет и фактура естественной, обожженной неполивной глины придавали этим рельефам особую прелесть, хорошо связывали их с белыми стенами.

Угловые башни композиционно увязаны с надвратной башней-колокольней: они соединены с ней стенами, завершающимися также фризом из машикулей, ниже которых проходит ярус ниш с живописью, изображающей фигуры святых.

Видимо, в связи с большим строительством в монастыре Баранович объединил мастеров керамической скульптуры в артель. Без сомнения, их работой являются и рельефы Успенской церкви Елецкого монастыря и коллегиума в Чернигове и рельефы башни-колокольни Спасо-Преображенского монастыря, ибо все они стилистически очень близки.

В связи с месторасположением монастыря на высоком холме, круто обрывающемся в сторону Десны, и с тем, что к нему легко можно подойти лишь с юго-запада, со стороны города, неодинакова архитектура не только его башен, но и ограждающих стен. Стена, обращенная к городу, декорирована богаче (ил. 102). Она решена на сопоставлении вертикалей пилястр и горизонтальных линий. В этой игре линий преобладает горизонталь зубцов-мерлонов, арочек и карниза над ними. Их ритм, идущий от угловых внешних башен, как бы зозет последовать за собой, к башням главного входа. На надвратной башне, как на самом главном художественном акценте, мастер сосредоточивает все свое внимание.

После осмотра монастыря и его стен следует выйти на обрывы берегов и полюбоваться «зачарованной» Десной. Среди серо-зеленых лугов, уходящих к темно-синим лесам на горизонте, свободно вьется то светлой то темной муаровой лентой красавица река.

Картинное и привольное место выбрано для монастырского ансамбля! В сторону Десны открываются беспредельные дали, а в другую, через глубокий овраг, — город, поднимающийся уступами по высоким холмам с белым силуэтом Успенского храма на вершине.

Прогулка по берегу реки оставляет незабываемое впечатление. По мере того как монастырская гора удаляется, все ближе становится громадный храм древнего городища. У его подножия, на выступе, вскоре покажется уже знакомый силуэт Николаевской деревянной церкви. Но чтобы охватить взором всю панораму города, необходимо пройти еще дальше, за поворот реки. Отсюда отроги холмов идут гряда за грядой. На первом плане — холм, покрытый густыми садами, за ручьем — второй, чуть ниже, с Николаевской церковью. Над ним поднимается самая большая гора, увенчанная мощным силуэтом Успенского собора. Далее вырисовывается синий силуэт монастырской горы на фоне последнего холма, тающего в сиреневой дымке.

Если случится заночевать в Новгороде-Северском, то утром можно выйти на восточную оконечность древнего городища и еще раз взглянуть на долину Десны и на монастырскую гору. В густом утреннем воздухе тонут в глубокой долине сады и домики, крыши которых кое-где блестят от росы. За причудливым кружевом ветвей переднего плана поднимается призрачной кулисой голубой силуэт монастырских построек на фоне безбрежных лугов и золотистого утреннего неба.

В Новгороде-Северском сразу же после оккупации его фашистами был создан партизанский отряд под командованием Г. Артозеева. За свои подвиги в годы войны этот храбрый человек был удостоен звания Героя Советского Союза. В 1943 г. Новгород-Северский стал ареной тяжелых боев.

В 1943 г., после разгрома фашистских войск на Курской дуге, началось одно из значительных в годы войны наступлений Советской Армии. На Северской земле проходила одна из крупнейших наступательных операций — Чернигово-Припятская, осуществленная войсками 13-й, 61-й и 16-й воздушных армий под общим командованием генерала армии К. К. Рокоссовского.


122. Церковь Иоанна Богослова в селе Пироговка. XVIII в.

После упорных боев войска Центрального фронта 16 сентября 1943 г. освободили город. В братской могиле городского парка покоится прах воинов, отдавших свои жизни в боях на берегах Десны.

Во время оккупации на территории бывшего Спасо-Преображенского монастыря был создан концлагерь. Там было замучено более 10 тыс. человек. Одна из братских могил находится под стенами монастыря у главного входа, где похоронено 2275 человек, другая — в урочище Покровщина по дороге на Г ремяч.

В 1971 г. на площади Богдана Хмельницкого был сооружен монумент в память 2800 новгород-северцев, отдавших свои жизни в боях за Родину (ил. 121).


123. Гамалеевский монастырь. План:

1 — собор Рождества богородицы; 2 — церковь Харлампия; 3 — надвратная колокольня; 4 — кельи; 5 — башни

Основная застройка города относится к концу XIX-началу XX в. Хотя дома этого времени и не являются первоклассными произведениями, тем не менее своим скромным обликом они служат дополнением к общей картине, являясь фоном, прекрасно оттеняющим памятники архитектуры. Особенно прелестны небольшие тихие улочки и переулки с домами в зелени садов, расположенные по береговым склонам красавицы Десны.

Развитие города в послевоенное время вызвало необходимость упорядочить планировку и застройку города, зонирование территории. В 1958 г. группой архитекторов во главе с Н. Панчук был разработан генеральный план города и развернулось новое строительство жилых домов, а также сооружение общественных зданий.

Оглавление книги


Генерация: 0.058. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз