Книга: Суздаль. История. Легенды. Предания

Борьба с Новгородом

Борьба с Новгородом

Во времена седой древности, когда славяне еще только стали принимать финские племена, главным в Ростово-Суздальской земле был Новгород. Сначала город был мирно расположен к этому краю, к тому же большей частью населенному его колонистами. Но впоследствии, когда Русь соединилась под властью Киева и сам Новгород должен был подчиниться великому столу, Ростово-Суздальская земля сделалась особым княжеским уделом и отпала от древней связи с Новгородом. Однако тот не забыл старины и постоянно стремился подчинить себе прежнее свое достояние.

Нет нужды говорить о том, что постепенно отношения между ними становились враждебными, хотя сначала это выражалось лишь внешне — родовыми распрями князей. Но со временем начинается вражда между самими землями, и Ростов и Суздаль стали отвечать Новгороду такой же неприязнью, так что, по историческим сведениям, суздальцы и новгородцы враждовать между собой начали давно. На этой почве часто разгорались столкновения, так как те и другие только и искали случая, чтобы померяться силами.

Следует также отметить, что с суздальскими князьями богатый Новгород сталкивало еще одно особое обстоятельство: через Суздальскую землю к ним шел хлеб, и стоило только суздальским князьям не пропустить его, как город был обречен на голод. К тому же суздальский князь и по-другому мог навредить новгородцам — помешать им собирать дань с восточных земель и прервать торговлю с ними, так как путь опять же проходил через земли Суздальского княжества.

Новгород в то время разделился на партии, каждая из которых хотела возвести на великокняжеский престол своего кандидата. Город этот давно уже привлекал к себе внимание Андрея Боголюбского, который к тому времени считал себя старейшим князем. Не желая домогаться господства в Южной Руси, обессиленной грабительством и междоусобицами, князь хотел утвердиться в стране северной, поэтому всю свою политику направил на подчинение Новгорода, находившегося тогда в расцвете славы, богатства и благоденствия. Он послал сказать горожанам: "Да будет вам ведомо, что я хочу искать Новгорода добром или лихом, чтобы вы мне целовали крест иметь меня своим князем, а мне вам добра хотеть".

В Новгороде начались волнения: решительно отказать князю было нельзя, но и выполнять его волю — принимать угодных ему князей — новгородцам казалось обидным. Ведь еще князь Ярослав Мудрый, желая изъявить новгородцам благодарность за их усердие в его борьбе со Святополком, даровал им свободу самим избирать себе князя.

В 1160 году в Новгороде княжил Святослав Ростиславич, но после долгих споров приверженцы Андрея Боголюбского одержали верх. Новгородцы изгнали Святослава и просили Андрея Боголюбского, чтобы он дал им князя. Но желая окончательно сломить их своеволие, князь решил давать им не тех князей, которых они хотели, а тех, каких он сам пожелает. Сначала предложил он им брата своего, так как знал, что новгородцы воспротивятся. И действительно, те не захотели принять Мстислава, потому что он ранее уже княжил у них и был изгнан. Тогда Андрей Боголюбский дал новгородцам своего племянника Мстислава Ростиславича, причем "на всей своей воле" (то есть на своих условиях).

Однако меньше чем через год он помирился с киевским князем Ростиславом (отцом Святослава) и по уговору с ним посадил в Новгороде вопреки воле горожан князя Святослава. Тот правил довольно долго, но чем-то прогневил новгородцев, и те изгнали его — без ведома Андрея Боголюбского и против его воли. Началась новая распря, в которую вмешался новый князь киевский — Мстислав Изяславич, вставший на сторону новгородцев. Он дал им в князья своего сына Романа, что сильно оскорбило Андрея Боголюбского и привело его к столкновению с князьями Южной Руси. Равнодушный до тех пор к киевскому княжению, он предъявил теперь свои права на Киев. Собрав огромное войско, состоявшее из дружин одиннадцати князей, он в 1169 году отравил его на Киев под командованием своего старшего сына Изяслава и боярина Бориса Жидиславича.

После недолгой осады рати Андрея Боголюбского взяли Киев, и "мать городам русским" стала зависеть от князя суздальского. Киевский князь бежал из города, и победители по законам того времени стали грабить горожан. Три дня продолжалось разорение, "и бысть в Киеве стенания и туга, и скорбь неутешная, и слезы непрестанные, сия же вся содеяшася грех наших ради".

Князь Андрей Боголюбский не принимал участия в походе и не выехал сюда даже после торжественного взятия на "копья и щит" древней великокняжеской столицы. К тому времени он уже так полюбил землю Суздальскую, что остался равнодушен к былой славе Киева и добровольно уступил его брату Глебу. Пренебрежение Киевом было поворотным событием русской истории, показавшим, что центр русской государственной жизни переместился на Север.

Ослабив Киев, князь Андрей Боголюбский решил сломить и сопротивление Новгорода, где вопреки его воле продолжал княжить Роман Мстиславич. Первые неприятельские действия между Суздалем и Новгородом начались в северной части Новгородской области. Острова на Белом море, как и берега самого моря, а также многолюдные и богатейшие селения на Северной Двине, откуда шла богатая дань рыбой и мехами, издавна принадлежали Новгороду. Большая часть новгородцев, кто имели в Двинской земле колонии и торговали с камскими болгарами, не хотели ссориться с Андреем Боголюбским. Он в любое время мог запретить ввоз хлеба из Суздальской земли, а также прекратить их торговлю с болгарами, что принесло бы им громадные убытки.

В 1169 году князь отправил в северные новгородские области рать в 7000 человек со строгим наказом — не давать дани Новгороду и преградить им путь в Задвинский край. Новгородцы со своей стороны тоже собрали дружину в 500 воинов (по 100 человек от пяти концов) и отправили ее за Двину для сбора дани. Враждующие войска сошлись на Белоозере, где суздальцы были разбиты и бежали в свои края, потеряв убитыми и ранеными 1300 человек[8]. После битвы вождь новгородцев Даньслав Лазутинич собрал одну дань с двинцев, а другую — с "суздальских смердех" (живших там суздальцев).

Узнав о поражении, Андрей Боголюбский не мог простить новгородцам свое поражение и победу их малочисленной дружины. И зимой 1170 года та же огромная рать, что была под Киевом и состоявшая из суздальцев, смолян, рязанцев, муромцев, половчан и др., отправилась под Новгород, чтобы укротить его своеволие. Не имея возможности сам участвовать в походе, Андрей Боголюбский поручил начальство над войском своему сыну Мстиславу — в надежде на его счастье и мужество.

Оставляя за собой на протяжении трехсот верст только пепел и трупы, огромная суздальская дружина явилась под стены Новгорода. Горожане ужаснулись, увидев свою беду неминучую: шел на них тот же грозный Мстислав, который еще так недавно опустошил Киев, та же отборная рать, в которой одних князей было только 72. Уже в трех церквах города плакала икона Пресвятой Богородицы, предвещая всем великое горе, а вместе с тем сердца горожан были воспламенены рассказами о разграбленных святынях и опустошениях.

Вся Русь с любопытством и замиранием сердца смотрела тогда на этот поход, и многие считали Новгород погибшим. А иностранные купцы даже боялись продолжать с новгородцами торговлю, и потому не было не только подвоза товаров, но даже необходимых продуктов (хлеба и кормов для скота) они не поставляли. Однако горожане все равно поклялись умереть за Святую Софию и свою вольность; они обнесли город новым тыном, все, кто мог носить оружие, вооружились, а старики, женщины и дети день и ночь молились в растворенных храмах Новгородского детинца. Чтобы избежать кровопролития, они несколько раз посылали к суздальцам для переговоров о мире, но те гордо отвечали, что пощады не будет и Новгород должен беспрекословно сложить перед суздальским князем свое древнее право и волю.

В ту пору города обычно брали "измором" — длительной осадой, но на этот раз суздальцы понадеялись на силу своего войска и решились на приступ. Три дня они готовились к нему, а на четвертый день началось сражение. Новгородцы защищались мужественно, но сил у суздальцев было больше, и стали они одолевать жителей Господина Великого Новгорода.

В то время архиепископом Новгородским был святой Илия, еще прежде святительства своего удостоившийся чудесной помощи Пресвятой Богородицы, когда он возводил монастырь в честь Ее Пречистого Успения. Теперь же, в тяжелые для города испытания, архиепископ явил еще большее усердие, твердо уповая на Царицу Небесную.

Уже два дня продолжалась осада Новгорода, и все это время святитель Илия не переставал молить Господа о спасении. В третью ночь, когда он стоял на молитве перед образом Спасителя и со слезами взывал к Небесной Владычице, услышал он голос: "Иди на Ильину улицу, в церковь Спаса, возьми там икону Пресвятой Богородицы, вознеси ее на стену, и Богородица спасет город".

От неизъяснимой радости архиепископ провел всю ту ночь без сна, а утром созвал священный собор, поведал о чудесном голосе и послал протодьякона с клиром перенести указанную ему икону в соборную церковь Святой Софии. Весть об этом быстро разнеслась среди народа новгородского, вдохнув в него надежду и новое мужество.

Между тем пришедшие в церковь Спаса, совершив перед иконой Пресвятой Богородицы благоговейное поклонение, хотели взять ее, но при всех своих усилиях не могли сдвинуть с места. Об этом сообщили архиепископу, и тогда святой Илия сам пришел в церковь Спаса. Упав перед образом Царицы Небесной, он умолял Ее об избавлении города от врагов и прощении грехов всем живущим в нем: "Премилостивая Госпожа Дево Богородице! Ты упование и заступница граду нашему, стена и покров, и прибежище всем христианам! На Тебя надеемся и мы грешные; молись, Госпожа, Сыну Твоему и Богу нашему за град наш. Не предай нас врагам за грехи наши, но услышь плач и воздыхание людей Твоих и пощади нас, как в древности Сын Твой пощадил ниневитян покаяния ради".

По окончании молитвы архиепископа Илии все стали петь молебен, и во время пения икона вдруг сама собой заколебалась на месте. Увидев такое чудо, все в едином порыве воскликнули: "Господи, помилуй!", а святой Илия, приняв на руки образ Пресвятой Богородицы, с умилением облобызал его и в сопровождении народа с молебным пением вознес его на городскую стену и поставил там.

Суздальцы в это время с новой яростью устремились на осажденных, и военную дерзость свою простерли на святую икону. С их стороны тучами летели на молящихся стрелы, и одна из них попала в икону. В тот же миг Пресвятая Богородица обратила лик Свой, по которому текли слезы, к городу. Увидев это, архиепископ Илия стал отирать их своей фелонью, говоря при этом: "Царица Небесная, Ты являешь нам знамение, что со слезами молишься Сыну Твоему и Богу нашему об избавлении града". И весь народ, видя это чудо, стал снова слезно взывать: "Господи, помилуй!".

В это же мгновение средь бела дня вдруг наступила тьма, и внезапный и необъяснимый страх овладел суздальской ратью: войско пришло в беспорядок, и в общем смятении воины начали убивать друг друга. Воспользовавшись этим, новгородцы открыли ворота, вышли из города и быстро победили неприятеля: многих избили, а пленных, как сказано в летописи, взяли столько, что "десяток суздальцев отдавали за гривну". При отступлении в суздальском войске много погибло также и от голода.

Несмотря на чудесную победу, новгородцы прекрасно понимали, что они спасены только от наказания, а вовсе не от избавления от власти Андрея Боголюбского. К тому же отношения между суздальцами и новгородцами изменились уже на следующий год. В городе случился неурожай, а весь хлеб, как говорилось выше, шел через Суздальскую землю, и это обстоятельство заставило новгородцев покориться. Они прогнали князя Романа Мстиславича, еще год назад храбро защищавшего их город, и на его место приняли князя от руки Андрея Боголюбского — какого он захочет. Им стал Рюрик Ростиславич — брат умершего князя Святослава, из-за которого и вспыхнула война между суздальцами и новгородцами.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.083. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз