Книга: В стране фараонов

29. ЗАПАДНЫЕ ФИВЫ. ДОЛИНА ЗНАТИ

29. ЗАПАДНЫЕ ФИВЫ. ДОЛИНА ЗНАТИ

Мир фиванских усыпальниц, называемых «частными», в противоположность «царским» гробницам неисчерпаем. Они неповторимы, как и мастабы Старого царства, – и самая маленькая, в которой помещается одновременно не более трех посетителей, и самая просторная, размером с небольшой храм.

Сцены в гробницах посвящены религиозным обрядам, повседневной жизни, будням и праздникам высшего фиванского общества. На стенах жилищ вечности запечатлены спокойные, красивые люди. Тексты наставляют «следовать сердцу своему во все время жизни» до самого дня перехода в загробный мир.

Эпизоды ритуала перехода изображены в различных гробницах, словно на отдельных страницах книги. Мумия должна пересечь Нил, чтобы достичь западного берега, где сначала она будет подвергнута суду живых, а затем суду богов. Умерший утверждает, что не убивал и не крал, что был справедлив и щедр. Он просит «сердце своей матери» не свидетельствовать против него перед владыкой загробного царства Осирисом. Если в жизни умерший следовал законам Маат, то его признают «правогласным» и он избежит самого страшного наказания – «второй смерти», пожирания страшным чудовищем. Над мумией производился обряд отверзания уст и очей, тело «оживало» и отправлялось в путешествие. Душа-птица ба улетала из тела к солнцу, чтобы питаться его светом.

Мы видим двор, где раньше росли деревья, вход, окруженный стелами, широкий зал с опорами и нишу, в которой находилась статуя умершего и его супруги. Так выглядит традиционный план фиванской усыпальницы, хотя известны и многочисленные его вариации.

Не все обнаруженные гробницы вельмож открыты для посещения. Надеюсь, что в будущем исследователи получат доступ к большинству шедевров фиванского некрополя[58].

Наиболее обширным из «частных» некрополей является Шейх Абд-эль-Курна, расположенный в холмах за Рамессеумом. Он разделен на три сектора: малый участок, большой участок и деревня.

На малом участке находится небольшая, но очень знаменитая гробница Нахта (№ 52). Изображения в ней хорошо сохранились. Нахт был писцом и жрецом Амона. Мы видим, как он наблюдает за сельскими работами, чтобы убедиться, что пахота, сев, жатва, сбор плодов и уборка льна совершаются согласно обычаям, заведенным испокон веков. Обычно Нахта сопровождает супруга. Он охотится и рыбачит на болотах, где в густых зарослях папируса скрывается множество дичи. Вместе с членами семьи принимает участие в праздничном пире, участники которого стали знамениты благодаря замечательной и прекрасно сохранившейся росписи: слепой арфист, поющий о счастье на склоне лет, три молодые полуобнаженные музыкантши, кошка, которая, спрятавшись под стулом хозяина, грызет рыбу.


Мин (№ 109) занимал высокую должность – он был вхож в царский дворец и собирал налоги при фараоне Аменхотепе II. Он изображен стоящим на коленях перед фараоном. Аменхотеп II обучает его стрелять из лука – в этом деле он был непревзойденным мастером.

В гробнице Чаи (№ 23) мы присутствуем при награждении умершего золотыми ожерельями и проникаем в палаты казны, которой заведовал владелец этой усыпальницы. Гробница Джесеркарасенеба (№ 38), хранителя сокровищницы Амона, знаменита удивительным изображением пира с музыкантами и певцами, а также изображением богини Рененутет, покровительницы жатвы, в образе змеи. Гробница Уаха (№ 22) украшена яркими картинами праздников. Сцены из усыпальницы Аменмеса (№ 42), высокопоставленного военачальника, напоминают, что мир царил в Фивах только благодаря армии фараона, которая изгнала врагов из страны. Здесь можно увидеть захват сирийской крепости и вручение фараону дани посланцами завоеванных стран.

На большом участке – два великолепных памятника: гробницы Менны (№ 69) и Рехмиры (№ 100). Менна был распорядителем земельных угодий, контролировал границы наделов и устанавливал межи, которые часто смещались в результате половодья. Гробница состоит из зала и поминальной часовни. В левом крыле зала изображено, как подчиненные Менны взвешивают зерно и делают расчеты для точного размежевания. Нарушителей наказывают. Все взвешено, проверено и учтено. Некоторые изображения содержат бытовые зарисовки: мы видим, например, земледельца, который спит под деревом, Весьма трогательно изображение матери, несущей ребенка на плече и укрывающей его в тени, пока она работаете поле. Менна получает приношения и наблюдает, как его пышно одетые дочери играют на систре. Правая часть зала посвящена изображениям праздничного пира Менны.

На стенах поминальной часовни изображены сцены охоты и рыбной ловли. Здесь же находится изображение ритуального паломничества Менны в Абидос.

Рехмира был важной особой, визирем Тутмоса III и Аменхотепа II. На высоких стенах его просторной гробницы сохранилось множество прекрасных сцен, иллюстрирующих повседневную жизнь вельможи в эпоху Нового царства. В вестибюле, помимо сельскохозяйственных работ, охоты и рыбной ловли, изображено, как визирь со своими подчиненными принимает просителей. В надписях на стенах перечислены обязанности визиря, который является жрецом богини Маат и хранителем законов справедливости. Поминальная часовня посвящена двум важным сферам деятельности Рехмиры – обеспечению функционирования храма Амона и счастливой жизни «правогласных», которые были оправданы на загробном суде. В этой гробнице изображены ремесленники за работой: скульпторы, каменщики, столяры, ювелиры, кожевенники, кирпичники… Рехмира отправляется с докладом в царскую резиденцию, получает в награду золотое ожерелье и празднует с родственниками.

Хоремхеб (№ 78) набирал воинов в армию фараона. Здесь изображено, как он вербует пеших воинов и всадников. В усыпальнице Кенамона (№ 93), крупного чиновника Аменхотепа II, сохранилось изображение сокровищницы фараона, где можно увидеть немало предметов вооружения – щитов, колчанов, мечей и секир.

Сеннефер (№ 96), градоначальник южных Фив и смотритель садов Амона при Аменхотепе II, занимает просторное жилище вечности, прозванное «виноградной гробницей», поскольку роспись плафона изображает потолок беседки, увитой виноградной лозой. Сеннефер и его супруга Мерит сидят под навесом перед пиршественным столом.

Единственная гробница XII династии, усыпальница Антефокера (№ 60), визиря и градоначальника Фив, украшена изображениями паломничества в Абидос, танцев и охоты в пустыне.

В деревне расположены две удивительные гробницы, высеченные в скале: гробница Хаэмхета, называемого также Маху (№ 57), и усыпальница Рамосе (№ 55). Хаэмхет был распорядителем хлебных амбаров Верхнего и Нижнего Египта в период правления Аменхотепа III. От него зависело заготовление необходимых запасов пищи на случай плохого урожая. Он проверял поступление зерна в закрома и следил за уровнем сельскохозяйственного производства по всей стране. Изображенный в виде ответственного чиновника, он является к фараону с докладом, а пастухи приводят тучные стада. В награду за верную службу Аменхотеп III вручает Хаэмхету золотое ожерелье. Эта гробница содержит также редкие и интересные сцены – обряды поклонения солнцу, фрагменты осирических ритуалов, изображения полей загробного мира, паломничества в Абидос, принесения в жертву гусей.

Рамосе был визирем в переломную эпоху, когда Аменхотеп IV решил принять имя Эхнатон. Одна часть изображений в его усыпальнице (№ 55) выполнена в классическом стиле, а другая – в амарнском, для которого характерны удлиненные черепа, некоторая деформация тел, гибкие, плавные движения. Гробница Рамосе была задумана как подобие маленького храма с двумя рядами колонн, часовней и погребальной камерой, в которую можно попасть по коридору из первого зала.

Три стены зала украшены рельефами с изображениями Рамосе в окружении семьи, а также ритуальных обрядов: омовения, воскурения благовоний, процессий слуг, несущих приношения. На южной стене сохранилась единственная цветная роспись этой усыпальницы – традиционная погребальная процессия с плакальщицами, воздевающими руки к небу и рвущими на себе волосы. Рельефы западной стены остались незавершенными, здесь сохранились лишь наброски древних художников. На этой стене должна была располагаться одна из главных сцен – награждение Рамосе Эхнатоном и его супругой Нефертити. Царь и царица показаны в «окне явлений» под лучами диска Атона-солнца.

В гробнице Усерхета I (№ 56), царского писца Аменхотепа II, можно вновь увидеть искусно выполненные сцены приношений, полевых работ и охоты в пустыне. Есть в этой усыпальнице и редкое изображение цирюльника за работой.

Гробница Неджемгера (№ 138) известна изображением роскошного сада, разбитого возле Рамессеума. Здесь можно увидеть систему орошения, которая принесла изобилие египетским полям и садам. Садовник заупокойного храма Рамсеса II изображен рядом с богиней-деревом, которая предлагает ему пищу.

Некрополь Асасиф находится между холмами Шейх Абд-эль-Курна и Дра Абу эль-Негга. Сановники XXV и XXVI династий выбрали это место для своих огромных гробниц с большими коридорами и гипостильными залами.


Древнеегипетские архитекторы создали здесь настоящие подземные дворцы – усыпальницу Монтуэмхата (№ 34), пророка Амона и правителя Фив при фараоне Тахарке. Гробница включает в себя огромный коридор с большим количеством часовен. Гробница жреца Падиаменопе самая большая во всем фиванском некрополе (№ 33). На ее стенах сохранились тексты из «Книги мертвых» и «Книги пещер».

В гробнице Пабаса (№ 279) есть знаменитые сцены из быта пчеловодов.

Просторная гробница Херуэфа (№ 192), которая датируется концом правления Аменхотепа III, предлагает великолепное изображение триады, образованной фараоном, царицей Туйей и богиней Хатхор, присутствующими при совершении ритуалов, в которых особую роль играл священный танец. Мы видим, как фараон устанавливает столб джед, символ стабильности, – столб с изображением открытых глаз, символ воскресшего Осириса.

К югу от Асасифа находится невысокий холм некрополя Эль-Хоха.

Сцены, изображающие различные виды ремесел, украшают стены гробниц Небамона и Ипуки (№ 181), двух скульпторов, которые продолжают свое братское общение в загробной жизни. Они владели искусством скульптуры и живописи, были мастерами столярного и гончарного дела. В усыпальнице второго пророка Амона, Пуимра (№ 39), эти картины дополнены изображением изготовления повозок, обработки металла и твердых пород камня. В гробнице Неферренпета (№ 178), помимо изображений ювелиров за работой, можно увидеть трогательную сцену: в загробном мире две птицы с человеческими лицами пьют воду из пруда в саду. По-видимому, они символизируют души усопшего и его супруги.


В расположенных поблизости некрополях Курнет-Мураи и Дра Абу эль-Негга также есть множество удивительных гробниц.

Некрополь Дра Абу эль-Негга – самый северный из шести некрополей частных лиц. Здесь расположены гробницы крупных вельмож, современников фараонов XVIII династии – Хатшепсут или Тутмоса III, – Монтухерхепшефа (№ 20), Небамона (№ 24) и др. Из числа приближенных фараонов XIX династии здесь были погребены Бакенхонсу (№ 35) – первый жрец Амона-Ра при Рамсесе II, визирь Рамсеса II Ха и царский сын Куша Сетау (№ 289). В этом некрополе известна только одна гробница более позднего времени, принадлежащая начальнику царских писцов Бекенмуту (№ 160).

Некрополь Курнет Мураи, отделенный ущельем от некрополя Шейх Абд-эль-Курна, расположен на самом южном холме фиванского города мертвых. Сейчас здесь находится селение феллахов. Наиболее интересным погребением этого некрополя является гробница современника Эхнатона и Тутанхамона, царского сына Куша Хеви (№ 40) с прекрасными росписями, повествующими о его деятельности в далекой южной провинции Египта.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.362. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз